Перспективы региональной экспансии «Аль-Каиды на Индийском субконтиненте» после захвата власти в Афганистане талибами. Часть 3

Пакистан и формирование АКИС

Хотя террористическая организация «Аль-Каида на Индийском субконтиненте» (запрещена в РФ) утверждает, что представляет весь Индийский субконтинент, изначально она является плодом давней политики джихада в Пакистане. По оценке западных экспертов, основная цель АКИС заключалась в том, чтобы создать организационную основу для дальнейшего распространения джихада. Об этом свидетельствует состав первоначального руководства АКИС и ее верховного совета, члены которых были завербованы в Пакистане после событий 11 сентября 2001 года. Например, в список входят глава-основатель АКИС Асим Умар, его заместитель Ахмад Фарук, руководитель средств массовой информации и пропаганды АКИС Усама Ибрагим Гури, руководитель комитета организации в Афганистане Кари Имран Мансур. Ее учебными центрами руководит Имран Сиддики, он же Шейх Вали Улла. Главой шариатского комитета АКИС является муфтий Иштиак Азми, ее военачальник – Хаттаб Мансур, а его заместитель – Хаджи Мустафа, также известный как Касим Кияни. Глава отдела внешних связей АКИС – Рана Умайр Афзал, он же Мустафа Абдул Карим. Эти лица дезертировали из пакистанских экстремистских группировок после терактов 11 сентября, стали боевиками «Аль-Каиды» (запрещена в РФ) в Пакистане и впоследствии были назначены в Совет шуры АКИС.

Начиная с 2004 года «Аль-Каида» стала создавать ячейки боевиков в племенном поясе Вазиристана. Руководству организации удалось собрать более десятка полунезависимых групп, которые действовали отдельно, но оставались под центральным командованием «Аль-Каиды», и только в 2014 году аз-Завахири официально представил их как АКИС под руководством Асима Умара.

В рассекреченных документах Усамы бен Ладена говорится, что его высокое уважение к преданности и приверженности исламизму боевиков пакистанской «Аль-Каиды» было одной из причин, по которым он приказал центральному руководству группировки определить их в отдельное крыло. Одновременно здесь встает вопрос, почему покойный главарь «Аль-Каиды» так долго наделял пакистанские сети статусом неформальной структуры. Существуют три фактора, которые объясняют, почему официальное провозглашение АКИС официальным крылом «Аль-Каиды» произошло именно в 2014 году.

Первый фактор связан с приоритетами «Аль-Каиды» в Афганистане и Пакистане после событий 11 сентября. Тогда основной целью организации было создание мощных экстремистских фронтов для борьбы с силами США и их союзников. Это повлекло за собой поддержку талибов в обеих странах. В Афганистане движение ясно дало понять, что возглавить сопротивление должно именно оно и что другие террористические группировки должны признать власть движения «Талибан» (запрещено в РФ). Хотя «Аль-Каида» сыграла важную роль в немедленном создании мощного сопротивления США и их союзникам в Афганистане, группировка и так с самого начала заявляла о своей безоговорочной лояльности афганским талибам и избегала создания какого-либо отдельного подразделения в Афганистане, вместо этого сосредоточившись с данной целью на Пакистане.

Нестабильный политический ландшафт в Пакистане предоставил «Аль-Каиде» возможности для закрепления своего присутствия на территории страны. Пакистанские боевики, отколовшиеся от других военизированных формирований, предоставили «Аль-Каиде» убежище в Пакистане сразу после того, как ее руководство бежало из Афганистана в конце 2001 года.

Кроме того, местные антиправительственные формирования, возникшие из пуштунского племенного пояса Пакистана, предоставили «Аль-Каиде» возможность создать в Пакистане местную исламистскую группировку, аналогичную «Талибану» в Афганистане. Таким образом, антигосударственный пакистанский «Талибан», позже названный «Техрик-е-Талибан Пакистан» (ТТП, запрещено в РФ) в декабре 2007 г. стал оплотом «Аль-Каиды» в Пакистане.

Организация предоставила ТТП политическую, военную и экономическую помощь, позволив ей превратиться в самый масштабный антиправительственный экстремистский фронт Пакистана. При этом «Аль-Каида» регулярно занималась обучением и наставлением ее руководства. Примечательно то, что большинство пакистанских боевиков «Аль-Каиды» не присоединились к ТТП. Вместо этого выходцы из городских центров и боевики  непуштунского происхождения тяготели к другому связанному с «Аль-Каидой» формированию, известному как «Пенджабские талибы». Авторитетный пакистанский идеолог «Аль-Каиды» Убайд ур-Рехман Мурабит определил «пенджабских талибов» как антигосударственных пакистанских боевиков, в основном непуштунского происхождения, которые мигрировали из пакистанских городских центров, чтобы присоединиться к «Аль-Каиде» и ее союзным формированиям в Северном и Южном Вазиристане.

Когда подрывная деятельность ТТП достигла своего пика в 2009-2010 гг., некоторые меры, к которым прибегали ее боевики, такие как неизбирательные убийства, распри и вымогательство, разочаровали центральное руководство «Аль-Каиды», которое сочло подобные действия разрушительными для дела джихада в Пакистане и за его пределами. Таким образом, дистанция между группами росла и приносила с собой неуверенность в пакистанских рядах «Аль-Каиды». По этой причине ее боевики обратились к центральному руководству с просьбой предоставить им идентичность, чтобы обеспечить собственное выживание в конкурентной среде пакистанских исламистов.

Вторым фактором была стремительная ликвидация центрального руководства «Аль-Каиды» в ходе американской военной операции с использованием беспилотников. Действия ВС США нанесли серьезный ущерб организации. Однако настоящим источником влияния «Аль-Каиды» в регионе стали неформальные пакистанские сети, по сути управляемые ее боевиками. Опасаясь, что после смерти бен Ладена все центральное руководство организации будет устранено, местные боевики потребовали, чтобы им позволили создать ее отдельное крыло в Пакистане. Они считали такой шаг со стороны центрального руководства гарантией своего выживания.

В конце концов, аз-Завахири уступил и в 2013 году позволил пакистанцам создать региональную ветвь, которая простиралась в Южную Азию за пределы Пакистана.

Третьим фактором, способствовавшим формированию АКИС, стал раскол внутри «Аль-Каиды», вспыхнувший в 2013 году, когда ее иракское подразделение под руководством Абу Бакра аль-Багдади начало нарушать приказы аз-Завахири и в конечном итоге откололось в самостоятельную террористическую организацию. Одержание его группировкой территориальных побед в Ираке и экспансия в Сирию вдохновили ряд авторитетных боевиков, близких к оставшемуся руководству «Аль-Каиды» в афгано-пакистанском регионе, встать на сторону аль-Багдади и вступить в ряды группировки, которая вскоре станет известна как «Исламское государство» (запрещено в РФ). Перебежчики были разочарованы подходом «Аль-Каиды» к ведению глобального джихада и обвинили ее руководство в упадке влияния организации в регионе. Среди перебежчиков были такие авторитетные исламисты как Абдул Малик Тамими, занимавший влиятельное положение в руководстве «Аль-Каиды» и вдохновивший последующие крупномасштабные переходы ее боевиков на сторону «Исламского государства». Таким образом, представляется, что решение руководства «Аль-Каиды» объявить о создании отдельной региональной ветви в Афганистане и Пакистане означало желание остановить дальнейший переход ее боевиков на сторону «Исламского государства».

62.39MB | MySQL:101 | 0,760sec