О боевиках из Центральной Азии на территории Афганистана и Сирии

Захват власти в Афганистане радикальным исламистским движением «Талибан» (запрещено в РФ) в августе 2021 года поверг государства Центральной Азии в состояние неопределенности. Все страны, граничащие с управляемым талибами Афганистаном, разделяют обеспокоенность по поводу распространения экстремизма в регионе, большинство из них поддерживает намерения руководства движения обеспечить стабильность в Афганистане. Примечательно, что открыто  против этого высказывался только один лидер – президент Таджикистана Эмомали Рахмон. Стремясь к признанию со стороны международного сообщества, «Талибан» неоднократно заявлял, что его режим не позволит какой-либо террористической организации использовать территорию Афганистана для совершения нападений на другие государства. Однако эти утверждения опровергают факты, например, разоблачение того, что ликвидированный главарь «Аль-Каиды» (запрещена в РФ) Айман аз-Завахири проживал в Кабуле. Также об обратном говорит активная вербовка террористической группировкой «ИГ-Хорасан» (запрещена в РФ) боевиков из государств Центральной Азии и попытки вооруженных нападений на их территории.

Министр внутренних дел Таджикистана Рамазон Рахимов заявил в октябре 2022 года, что талибы выдали афганские паспорта более чем 3000 членам террористических группировок, в том числе выходцам из Центральной Азии. Глава МВД оценил ситуацию в северо-восточных афганских провинциях, имеющих общие границы с Таджикистаном, особенно в Бадахшане, Тахаре и Балхе, как «сложную и напряженную». Он отметил, что в обозримой перспективе ситуация может еще больше ухудшиться, поскольку «Аль-Каида», «Исламское государство» (ИГ, запрещено в РФ) и другие террористические группировки продолжают управлять примерно 40 тренировочными лагерями и базами с большим количеством легкого и тяжелого вооружения, военной техники и даже беспилотников, полученные в качестве трофеев от поверженных правительственных сил предыдущего афганского режима. Он также сообщил, что в совокупности в рядах группировок, связанных с «Аль-Каидой», «Талибаном» и ИГ в Афганистане, насчитывается около 5000 боевиков из бывших советских республик. В настоящее время известно, что на территории Афганистана действуют четыре военизированных формирования из Центральной Азии, а именно: «Союз исламского джихада» (СИД), афганское крыло «Катибат Имам Аль-Бухари» (КИБ), «Джамаат Ансарулла» и «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ). Все вышеперечисленные группировки признаны террористическими, их деятельность запрещена на территории РФ. Поскольку в 2020 году талибы запретили находящимся под их контролем иностранным экстремистским организациям вести пропаганду и вербовку онлайн, распространение исламистской пропаганды такими группировками в сети интернет значительно сократилось. Наиболее актуальная информациях об этих формированиях в основном поступает из официальных отчетов ООН. Согласно докладам организации, смена режима в Афганистане предоставила террористическим организациям из Центральной Азии большую свободу передвижения внутри Афганистана, а несколько ключевых фигур из числа их руководства недавно открыто появились в Кабуле. СИД возглавляет Илимбек Маматов, гражданин Кыргызстана, также известный как Хамидулла, а заместитель командира группы Амсаттор Атабаев из Таджикистана действует в основном в северных афганских провинциях Бадахшан, Баглан и Кундуз. Сообщается, что СИД обладает самой высокой боеготовностью среди центральноазиатских группировок, воюющих в Афганистане. Местное крыло КИБ, возглавляемое гражданином Таджикистана Дилшодом Дехановым, также известным как Джумабой, действует в основном в провинции Бадгис. Сообщается, что группировка усилила свои боевые возможности, завербовав местных афганцев. В сентябре 2022 года Маматов и Деханов по разным поводам посетили Кабул, пытаясь получить у талибов одобрение своей деятельности и помощи в объединении центральноазиатских группировок под своим руководством. Официальные лица «Талибана» отклонили просьбу, вместо этого настаивая на том, чтобы сделать формирования частью недавно созданной армии Исламского Эмирата. Хотя точные причины и предлог предлагаемого объединения остаются не до конца ясными, главари обеих группировок соревновались за консолидацию контроля над некоторыми военизированными формированиями в Центральной Азии. Предложение руководства талибов также может указывать на его готовность увеличить численность своих вооруженных сил. Таджикская группировка «Джамаат Ансарулла», возглавляемая Саджодом (сыном Амриддина Табарова, он же «Домулло Амриддин», печально известного основателя группировки, ликвидированного в 2016 году в Афганистане), сохраняет тесные связи с талибами и «Аль-Каидой». Организация также известна в Афганистане как «таджикские талибы», так как объединяет в своих рядах около 300 боевиков, преимущественно граждан Таджикистана и афганских этнических таджиков. С сентября 2021 г. «Джамаат Ансарулла» помогала талибам в управлении некоторыми районами Бадахшана и Кундуза, а также в охране участков общей границы Афганистана с Таджикистаном.

В июле 2022 года появились сообщения о том, что один из главарей «Джамаат Ансарулла» Мохаммед Шарипов, также известный как Мехди Арсалан, отделился от группировки, чтобы создать новое формирование под названием «Техрик-е-Талибан Таджикистан» (ТТТ). Однако после этого заявления в деятельности боевиков мало что изменилось. Похоже, группировка продолжает действовать вместе с талибами на севере Афганистана, и логика ее переименования остается неясной.

«ИГ-Хорасан» в Центральной Азии

Активизация террористической группировки «ИГ-Хорасан» (запрещена в РФ) в Центральной Азии происходила преимущественно за счет пропаганды, направленной против региональных правительств. Хотя реальные возможности «ИГ-Хорасан» остаются спорными, ее интерес к Центральной Азии по-прежнему силен. Об этом свидетельствуют неудачные попытки ракетного обстрела территорий Узбекистана и Таджикистана боевиками группировки. Сообщения о первом случае появились 19 апреля, когда в СМИ «ИГ-Хорасан» появилась информация, что ее боевики нанесли удар по военному лагерю в южном узбекском городе Термез. Власти Узбекистана опровергли это заявление, хотя в регионе были замечены крупные дислокации узбекских военных. Позже талибы подтвердили, не предоставив доказательств, что члены «ИГ-Хорасан» выпустили ракеты с территории Афганистана в направлении Узбекистана, но они не достигли узбекской границы, а преступники были схвачены. Сообщалось, что 7 мая 2022 из афганской провинции Тахар было выпущено еще несколько ракет по соседнему району Пяндж в Таджикистане. «ИГ-Хорасан» взяла на себя ответственность за инцидент, который таджикские власти отвергли как «пули, [которые]  случайно попали на территорию страны» после перестрелки между талибами и боевиками «ИГ-Хорасан» возле общей границы. Позже, 7 июля, пять неразорвавшихся ракет были выпущены с территории Афганистана в направлении Термеза, в результате чего никто не пострадал, но были повреждены четыре дома и футбольный стадион. Вскоре после этого талибы объявили, что в Кундузе были ликвидированы трое и арестованы четверо боевиков «ИГ-Хорасан», которых подозревали в проведении ракетных обстрелов. Хотя эти атаки не принесли группировке существенных успехов, они привлекли внимание к ее деятельности и подорвали доверие соседей к правительству движения «Талибан» (запрещено в РФ). «ИГ-Хорасан» также активизировала производство и распространение пропаганды на узбекском, таджикском и кыргызском языках через свои медиафонды, такие как «Аль-Азаим» и «Хуросон овози». Тем не менее, шумиха не привела к реальному росту террористической угрозы, ввиду чего некоторые аналитики выдвинули предположение, что террористическая группировка может находиться в состоянии упадка. Примечательно, что, несмотря на все внимание, направленное на Центральную Азию, «ИГ-Хорасан» до сих пор не поразила в регионе ни одной цели, кроме неудавшихся трансграничных ракетных обстрелов и сообщения о попытке обстрела посольства Туркменистана в Кабуле в конце августа 2021 г. Однако нападение боевиков группировки на российское посольство в Кабуле в сентябре 2022 года, к сожалению, продемонстрировало ее способность поражать желаемые цели. Недавние разоблачения того, что стрелок в заявленном «ИГ-Хорасан» нападении на храм в Ширазе (Иран) был гражданином Таджикистана, также указали на мобильность боевиков «ИГ-Хорасан» в регионе Центральной Азии. Однако это вызывает дополнительные вопросы относительно того, почему группировка до сих пор не реализовала свою стратегию в регионе.

Группировки и отдельные лица, связанные с ХТШ

Экстремистские группировки из Центральной Азии, такие как «Катибат ат-Таухид валь Джихад» (КТД) и центральное ядро «Катибат Имам Аль-Бухари» (КИБ), продолжают действовать на территории Сирии в основном в северо-западной провинции Идлиб. Как и в предыдущие годы, КТД и КИБ являются частью исламистского альянса под руководством террористической организации «Хайат Тахрир аш-Шам» (ХТШ, запрещена в РФ), которая в свое время откололась от «Аль-Каиды» (запрещена в РФ). Считается, что в последнее время КТД во главе с Ильмурадом Хикматовым (он же Абдул Азиз) и его заместителем Ахлиддином Навкотием относительно ослабла из-за разногласий, вспыхнувших между Хикматовым и ее бывшим лидером, ключевым идеологом Абу Салохом после перехода последнего в «Джабхат Ансар ад-Дин» в июне 2020 г. Министерство обороны России сообщило 11 сентября 2022 года, что силы ВКС уничтожили Абу Салоха, настоящее имя которого Сираджуддин Мухтаров, вместе с несколькими высокопоставленными членами ХТШ в результате авиаудара на территории Сирии. Его ликвидация стала серьезным потрясением  для КТД, которая обвиняется Госдепом США в причастности к теракту в метро в Санкт-Петербурге в 2017 году и к нападению на посольство Китая в Бишкеке в 2016 году. Будущая тактика группы остается неясной, даже с появлением Навкотия в качестве ее главного идеолога. В настоящее время в нескольких публичных аккаунтах на YouTube размещены пропагандистские ролики с участием Навкотия, число подписчиков его каналов варьируется от нескольких десятков до сотен, а у приписываемой ему странице в Instagram (соцсеть запрещена в РФ) почти 4500 подписчиков. Его недавние высказывания сосредоточены на важности и законности ведения вооруженного джихада в Сирии. КИБ возглавляет Рамазан Нурманов, гражданин Таджикистана, чей отец, как сообщается, был исламистским боевиком в Афганистане и Сирии. В 2016 году группировка присягнула на верность движению «Талибан», чему, возможно, поспособствовал боевой опыт ее ключевых лидеров. В настоящее время КИБ насчитывает 110 боевиков, которые действуют в основном в северо-западной  сирийской провинции Латакия. Видео и фотографии, опубликованные КИБ и КТД в сети интернет, демонстрируют, что обе группировки играли активную роль в операциях под руководством ХТШ против правительственных вооруженных сил и конкурирующих террористических группировок в Идлибе и Латакии, а в последнее время против поддерживаемой Турцией Сирийской национальной армии (СНА) в Африне в октябре 2022 года. Помимо этих двух группировок есть несколько известных личностей,  которые связаны с ХТШ. Среди них – Фаррух Файзиматов, таджикский боевик из Идлиба, известный под военным псевдонимом Фарук аш-Шами и предположительно связанный с виновником нападения на школьного учителя Сэмюэля Пати в Париже в октябре 2020 года. Представляя себя «независимым блогером-репортером», Файзиматов в 2022 году продолжал распространять видеоматериалы в онлайн-пространстве, включая различные блоги, YouTube и Твиттер (соцсеть запрещена в РФ). Однако, в отличие от прошлых материалов, в новых постах Файзиматова не фигурируют такие слова, как «джихад», а также сцены боевых действий или учений. Например, в Твиттере, где у него более 10 000 подписчиков, блогер заявил, что его публикации предназначены «только для информационных целей» и «не пропагандируют насилие или деятельность террористических организаций». После того как в 2021 году министерство финансов США внесло его в черный список за связи с ХТШ, Файзиматов занял более осторожную позицию в онлайн-сфере, явно пытаясь представить себя в более позитивном свете.

Хотя и КТД, и КИБ ограничили свою оперативную деятельность в Сирии, они активизировали пропаганду в интернете с целью онлайн-вербовки сторонников, в том числе из различных диаспор. В течение года в РФ и государствах Центральной Азии сообщалось об арестах подозреваемых членов или сторонников региональных экстремистских группировок. Например, в конце августа 2022 года Федеральная служба безопасности России (ФСБ) заявила, что задержала выходца из Центральной Азии, который, по их утверждениям, подвергся радикализации в Турции и отправлялся в Индию через Москву. Этот человек планировал совершить теракт от имени «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ) в ответ на предполагаемые подстрекательские комментарии, сделанные по индийскому телевидению Нупурой Шармой – бывшим представителем правящей партии Индии Бхаратия Джаната (БДП). В целом, за 2022 год не произошло серьезных изменений, касающихся уровня террористической угрозы в регионе. При этом большинство властей местных государств продолжили существующую политику. Трудовая миграция в РФ по-прежнему представляет существенную угрозу внутренней безопасности страны и региона, так как на нее приходится большая часть радикализированных лиц среднеазиатского происхождения. В первом полугодии Узбекистан репатриировал 59 граждан, задержанных за границей, в том числе в РФ, по подозрению в связях с боевиками. За тот же период спецслужбы страны заблокировали работу нескольких онлайн-ячеек (в частности, в Telegram), занимавшихся вербовкой и сбором средств, и связанных с такими организациями, как ИГ и КТД. Это привело к задержанию 250 подозреваемых экстремистов. В июле таджикские власти также объявили, что в первой половине 2022 года в стране было зарегистрировано 720 уголовных дел, связанных с террористической и экстремистской деятельностью, что немногим больше показателей за аналогичный период предыдущего года. События в Афганистане по-прежнему вызывают серьезную озабоченность у представителей сил безопасности региона, о чем говорилось ранее. Все государства Центральной Азии, за исключением Таджикистана, предпочли налаживать сотрудничество с движением «Талибан» (запрещено в РФ), исходя из того, что это дает наибольшую надежду на региональную стабильность. И даже в Таджикистане власти решили возобновить некоторую приграничную торговлю, заявив, что они рассмотрят возможность взаимодействия по некоторым вопросам. Тем не менее, местные власти столкнулись с рядом проблем, пытаясь наладить взаимодействие с Афганистаном: в частности, неоднократные удары «ИГ-Хорасан» (запрещена в РФ) по территории Узбекистана вызвали серьезные трения между Кабулом и Ташкентом. В регионе также беспокоятся о том, какой прецедент может быть создан, если талибы успешно построят Исламский Эмират на границах светской Центральной Азии, где преобладает мусульманское население. Местные наблюдатели указывают на растущий уровень публичного, открытого религиозного самовыражения наряду с усилением социальной напряженности. Внешние партнеры все чаще поднимают вопрос противодействия террористической угрозе в регионе, уделяя особое внимание проблеме Афганистана. В случае с Таджикистаном примечателен уровень полученной внешней поддержки со стороны конкурирующих держав. Страна получила и разместила у себя беспилотные летательные аппараты из Ирана, Китая и США, при этом на ее территории продолжает находиться российская военная база. В перспективе подобная модель взаимодействия способна привести к эскалации напряженности и обострению противодействия крупных держав. Помимо этого, таджикское правительство репатриировало 146 женщин и детей из лагерей в Сирии. Еще одну операцию по репатриации в октябре 2022 года начали власти Кыргызстана. В настоящее время не поступало сообщений о рецидивах среди вернувшихся выходцев из Центральной Азии. Наконец, трудно оценить практическое влияние решения Госдепартамента США о включении КТД в список запрещенных террористических организаций. Однако примечательно, что ведомство решило акцентировать ответственность группировки за теракт в Санкт-Петербурге в 2017 году и нападение на посольство Китая в Бишкеке в 2016 году. За событиями 2016 года могли стоять уйгурские боевики, связанные с Сирией, и возможно, что они также могли быть связаны с КТД. Решение США акцентировать внимание на ударах по Китаю и России было принято по мере того, как отношения между Вашингтоном, Пекином и Москвой становились все более напряженными. Вполне вероятно, то была попытка правительства США привлечь внимание противников к возможности сотрудничества в борьбе с терроризмом. Это также может быть желанием администрации Дж.Байдена компенсировать ущерб, нанесенный решением предыдущей администрации Д.Трампа исключить из списка террористических организаций Исламское движение Восточного Туркестана (ИДВТ).

Перспективы

В целом, в Центральной Азии по-прежнему наблюдается множество проявлений радикализации, угрожающей региональной безопасности, несмотря на отсутствие террористической активности в самих странах региона. Это может быть связано с высокоэффективным обеспечении безопасности на местах или угрозой, которая еще не материализовалась. Безусловно, события в Афганистане по-прежнему вызывают обеспокоенность по нескольким направлениям, а наблюдаемая в регионе нестабильность свидетельствует о наличии острых социально-экономических проблем, которыми могут воспользоваться экстремистские группировки, если власти не разработают более эффективные механизмы для решения насущных вопросов.

62.61MB | MySQL:101 | 0,558sec