Американо-турецкая публикация о сирийском урегулировании. Часть 7

По состоянию на январь 2023 года одним из центральных пунктов ближневосточной повестки дня для Турции является возможность нового «захода» на сирийское урегулирование.

При этом ряд американских и турецких аналитиков продолжают говорить о том, что необходим пересмотр двусторонних отношений на сирийском треке, поскольку продолжение существующего Астанинского формата, а, тем более, возобновление прямой коммуникации между Анкарой и Дамаском, всерьез укрепит позиции России на Ближнем Востоке. И также укрепит и ось Россия – Турция, что вызывает в Вашингтоне серьезную обеспокоенность. Однако, как показывает практика, недостаточную для того, чтобы США пошли на сворачивание своего стратегического партнёрства с СНС в Сирии. Что же до Сирии, то и официальный Дамаск, очевидно, не торопится «нормализоваться» с Анкарой.

В этой связи продолжаем анализ турецкой реакции на эти события, озвученной, в частности, 19 января в издании Daily Sabah известным турецким журналистов Мелихом Алтыноком. Заголовок статьи – «Сирийский Асад не должен застревать в прошлом».

Часть 6 нашей публикации доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=94352.

Цитируем:

«Короче говоря, присутствие турецких вооруженных сил (ВС ТР) в Сирии является бременем для Турции. Анкара не зарабатывает ни копейки на Сирии, куда постоянно тратит деньги.

На данный момент мы можем сказать, что Турция — единственная страна, которая выигрывает от территориальной целостности Сирии. Президент Эрдоган также часто повторяет это. Однако тот факт, что Дамаск ведет себя так, будто не торопится в переговорах, означает, что США выигрывают время, чтобы воспользоваться «добычей» в Сирии.

Говоря об утверждении о том, что 14 января армия США перебросила 53 автоцистерны с нефтью из сирийской провинции Хасеке на свои базы в Ираке, официальный представитель МИД Китая Ван Вэньбинь открыто называет произошедшее «мародерством».

Отмечая, что официальные данные режима Асада свидетельствуют о том, что более 80% нефти, добытой в Сирии в первой половине 2022 года, было вывезено из страны контрабандным путем оккупационными силами США, Ван предупреждает: «Этот бандитизм усугубляет энергетический и гуманитарный кризис в Сирии. США нарушают право сирийского народа на жизнь. Сирийский народ попытается пережить черную зиму с небольшим количеством нефти и продовольствия».

Судя по всему, Асад, застрявший в своей столице, с трудом понимает, что происходит. В противном случае он бы понял, что играет на руку США, которые категорически против диалога третьих стран с Дамаском, тормозя переговоры с Турцией, которая борется с РПК/СНС, осуществляющими «нефтяное разграбление»».

Итак, как мы видим, турецким автором поднимается уже другая проблема. Она заключается в вопросе о том, а готов ли официальный Дамаск «оставить прошлое» и переключиться на построение отношений с Анкарой. Насколько Дамаск гибок в своей внешней политике? – Впрочем, по большому счету у Б.Асада и выхода нет: ему надо нормализовать отношения с соседями, даже если они обещали десятилетие назад устроить в Дамаске «пятничный намаз».

А с Турцией у Сирии – самая протяженная граница, более 900 километров. Соседство, которое нельзя игнорировать. Однако, повторимся, проблема возникла и теперь совместными усилиями, в первую очередь российскими, Башара Асада будут пытаться усадить за переговорный стол. В то время, как у турецкого руководства – ограниченный временной ресурс: либо провести очередную трансграничную операцию, либо сесть за переговорный стол с официальным Дамаском. Впрочем, эти два мероприятия вполне могут оказаться и совмещенными.

В том случае, если турецкой власти не удастся вписаться в этот тайминг, она переключится на другие выигрышные аспекты своей внешней политики, для предстоящих выборов 14 мая с. г. (строго говоря, это решение ещё должно пройти Меджлис – И.С.), а вопрос возобновления контактов с официальным Дамаском уйдет на второй план на неопределенный период времени – как минимум, до осени этого года, когда уже будет сформировано новое правительство (кто бы в выборах не одержал бы победу – И.С.).

В разрезе турецких попыток создать себе альтернативу по Сирии и склонить США к сотрудничеству, 20 января известное (можно сказать «пророссийское») турецкое издание Aydınlık опубликовало статью под заголовком «Повернулись спиной к Сирии, пригласили США». Статья посвящена недавно завершившемуся визиту министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу в США.

Под заголовком значится:

«Замечания министра иностранных дел Мевлюта Чавушоглу во время его встречи с Энтони Блинкеном о том, что США должны назначить специального представителя в Сирии и придать большее значение политическому процессу, вызвали критику. Подчеркнув, что главную ответственность за разрушения и слезы в Сирии несут США, эксперты констатировали, что у Турции нет политики, которую можно было бы проводить совместно с США в Сирии. Вот отзывы специалистов…».

Далее издание приводит комментарии специалистов на демонстрацию официальной Анкары попытки передоговориться с администрацией Дж.Байдена по Сирии.

Проф. д. н. Хасан Унал, цитируем:

«Для того, чтобы нормализовать отношения с Сирией, Турции неправильно пытаться участвовать в политическом процессе. В Сирии нет необходимости в политическом решении и процессе. Сирия — национальная, унитарная, конституционная страна и такой должна оставаться.

Это означает, что говорить о политическом процессе в Сирии — означает желание изменить национальную унитарную структуру. Больше всего от этого страдает Турция.

Альтернатива национальной унитарной структуре — это государственное устройство, в состав которого входят автономные области. Тогда косвенно мы обеспечим создание марионеточной государственной структуры РПК/СНС. Мы рискуем своими жизнями, мы ведем вооруженную борьбу, мы несем потери, но мы проводим политику, которая косвенно служит целям РПК.

В выражении «политический процесс» есть и другое выражение: примирить оппозицию с режимом. Это тоже очень неправильно. Что это значит для Турции? Если бы к нам пришли американцы и сказали: «Давайте вас примирим с курдами (поскольку они не могут сказать РПК. Вам нужен политический процесс. Необходимо изменить вашу вашу конституционную структуру», что мы бы сделали?

Также нашим чиновникам следует отказаться от слова «режим». Эти выражения «режим» и «политический процесс» — ядовиты».

На самом деле, эпитет «режим» употребляется турецкими официальными лицами по отношению к Дамаску с 2011 года, с начала гражданской войны в Сирии. Сейчас постепенно происходит разговор в сторону нормализации отношений. Что проявляется и в смене риторики и в постепенном «вымывании» слова «режим» к официальному Дамаску. Так что, смена риторики наблюдается уже сейчас. Что же до «политического процесса», то здесь турецкое руководство продолжает активные попытки по интеграции во власть «умеренной оппозиции», впрочем, очевидно, не рассматривая это в качестве попытки сменить унитарный статус сирийского государства.

Продолжаем цитирование Хасана Унала:

«Нам нужно сосредоточиться на двух вопросах в процессе нормализации отношений с Сирией. Одним из них является возвращение лиц, ищущих убежища, по своим первоначальным адресам, что может произойти только при сотрудничестве с сирийским правительством. Во-вторых, это обновление и повторное внедрение Аданского соглашения. В этом процессе необходимо полное сотрудничество с Россией. На самом деле, в подписании Аданского соглашения и с Россией есть большая польза. Когда мы вынесем это соглашение на повестку дня, сирийская сторона, естественно, захочет, чтобы все они, в том числе некоторые сирийские группировки, которые мы кормим, были записаны в этом тексте как террористическая организация. Так что мы их примем. В конце концов, это организации, нацеленные на территориальную целостность Сирии».

Напоминаем, что Аданское соглашение между правительствами Турции и Сирии было подписано в 1998 году и нацелено на совместную борьбу с террористическими группировками. Подписано это соглашение было на фоне роста террористической активности Рабочей партии Курдистана и после того как Абдулле Оджалану было разрешено пребывание в САР. Аданское соглашение было подписано при посреднической роли США и Египта. Результатом соглашения стало то, что лидер РПК Абдулла Оджалан в октябре 1998 году был вынужден покинуть Сирию. Вопрос Аданского соглашения, после забвения периода гражданской войны в Сирию, вновь попал в повестку дня в 2019 году с подачи президента РФ Владимира Путина.

Так что, упоминание турецким автором Аданского соглашения является вполне логичным. Более того, это соглашение, будучи обновленным (в плане включения РФ в число подписантов, а также с точки зрения сутевой, отражающей реалии 2023 года – И.С.) создало бы правовую базу для того, чтобы стороны предпринимали бы совместные действия против РПК / СНС.

Продолжаем цитирование турецкого эксперта:

«Сирийское государство может спросить: брат мой, когда сирийская территория, находящаяся под твоим контролем, будет передана под суверенитет Сирии? Дайте нам эти гарантии.

Здесь Турция может подписать соглашение, может быть, будут установлены даты. Для установления доверительных отношений сирийская администрация может проводить назначения в подконтрольные нам регионы. Другими словами, она может назначать административных представителей, таких как губернатор округа. Она отправит врачей в больницу, учителей в школу и будет платить им. Она отправит подразделения безопасности и разведки для сотрудничества с подразделениями безопасности Турции. Она (сирийская администрация – И.С.) получит под свой контроль пограничные переходы, назначит таможенников, будет ставить печать сирийского государства. Вот тогда сирийское государство скажет: Турция в этом вопросе – искренняя. Тогда и ты скажешь: да я – искренний, а ты признай Турецкую Республику Северного Кипра. Вот как этот процесс должен быть спланирован».

Итак, как можно заметить турецкий эксперт говорит о признании ТРСК со стороны САР. Говорит он это после того, как де-факто ТРСК была признана странами-участницами ОТГ, когда турецкой части острова дали статус наблюдателя в этой организации. Что подразумевает то, что ТРСК – признанное ОТГ государство. Теперь задачей турецкой дипломатии является расширение признания ТРСК со стороны других государств мира и на эту роль неплохо подходит и Сирия, с которой можно устроить взаимовыгодный размен.

Касательно участия США в процессе, комментарий Х.Унала выглядит следующим образом:

«Сейчас говорят, что Америка должна быть вовлечена в политический процесс. Если Америка будет вовлечена в политический процесс, она все равно распустит этот процесс. В этом случае, нормализации отношений между Турцией и Сирией никогда не произойдет. Америка придет и все испортит. В любом случае, это – её цель. Также говорится, что США должны назначить спецпредставителя по Сирии. Мне было очень грустно это слышать. Попытка подорвать весь процесс. Что делает спецпредставитель США? Разве Америка не виновата во всем, что с нами произошло?».

Переходим к комментарию следующего эксперта, доцента, д. н. Али Фуата Гёкче. Цитируем:

«Не осталось ни возможности, ни темы для проведения совместной политики с США Сирии. До сих пор, говорят, были запросы, чтобы в течение 90 дней отозвать (американские войска из Сирии – И.С.), но США за все это время не предприняли никаких шагов.

Я не ожидаю, что США отныне будут проводить протурецкую политику в Сирии. Потому что они проводят здесь свою политику через РПК / СНС и ИГ. Когда мы повнимательнее смотрим на те страны, которые США выбрали в качестве мишени, мы видим, что для Турции оказывается невозможным сотрудничать в этом регионе (с американцами – И.С.). Целевые страны, особенно после Холодной войны — Югославия, Россия, Иран, Сирия и Турция. Их (американцы – И.С.) начали дестабилизировать по порядку.

FETÖ (так называемая «террористическая организация Фетхуллаха Гюлена – И.С.) вмешалась в Турцию с попыткой государственного переворота, но потерпела неудачу. В настоящее время есть две страны, которые они (американцы – И.С.) не могут демонтировать или дестабилизировать: Турция и Иран. Они разрабатывают свою политику в отношении этих двух стран. Они будут продолжать эту политику до тех пор, пока не раздробят эти две страны. Они не хотят стабильной Турции».

Это может быть примерно так: если США хотят действовать вместе с Турцией, они обязательно захотят, чтобы Турция действовала на своей собственной орбите. Они захотят, чтобы Турция использовалась в качестве силы вмешательства в кризисных зонах. Против этого выступает и Турция, поэтому долгосрочная политика США и политика Турции в настоящее время расходятся. Поэтому я не ожидаю никакого сотрудничества в Сирии.

Но я думаю, что это — дипломатическая встреча (речь идет о поездке министра иностранных дел Турции в США – И.С.). Я думаю, что Иран и Россия также подтвердят, что результата от этой встречи не будет, что это всего лишь дипломатическая инициатива».

Следующий, кто высказался для турецкого издания, — отставной бригадный генерал Фахри Эренель. Цитируем турецкого военного:

«Мы сталкиваемся лицом к лицу с Америкой во многих регионах. Я считаю, что в турецко-американских отношениях, которые день ото дня превращаются в клубок проблем, предложен механизм прямого контакта.

Турция считает, что ее деятельность в разных регионах неправильно отражается на лицах, принимающих политические решения в США. Видно, что есть опасения, что решения, которые будут приниматься через этот механизм, особенно в политическом смысле, нанесут ущерб союзническим отношениям в техническом плане. Это, безусловно, позитивная мысль.

Потому что Байден несколько месяцев назад сказал «поддерживаю» F-16, сколько времени прошло, а решение до сих пор не принято. Это влияет на ПВО и живучесть Турции.

Такая же ситуация и на Кавказе. В настоящее время, США поддерживают Армению. Пашинян стал решать самостоятельно, он стал откладывать отношения с Азербайджаном.

Аналогичные события происходят и в вопросе Украины, в том, что США отстают в вопросах, связанных с миром, и в том, что они пытаются заставить Турцию ввести санкции, вооружают кипрско-греческую администрацию, в проблемах в Эгейском море и в Ливии. При этом считается, что было бы эффективнее, если бы эти вопросы решались через прямой механизм, свободный от политики.

Механизм, который будет создан с США, не приведет к свертыванию Астанинского процесса или возрождению Женевского процесса. Потому что приверженность Турции Астанинскому процессу очевидна. Я думаю, что предлагаемый механизм с США не будет иметь пересечения с Астаной, наоборот, может способствовать Астане. Конечно, Америка всегда говорит «да» таким механизмам, но мы видим, что такие механизмы вообще не работают. Ранее он был установлен в Сирии, но не работал. США эксплуатируют их, когда им это удобно. Вот почему предложение уместно, но я не думаю, что оно будет полностью отражено на поле (имеется в виду, что у предложения не будет практической реализации «на земле» — И.С.)».

52.25MB | MySQL:103 | 0,446sec