О новых направлениях развития пакистано-российских отношений

Закрытие западных рынков заставляет российских чиновников искать альтернативные направления. Недавно делегации РФ посетили Пакистан и Туркмению, чтобы проанализировать новые возможности сбыта углеводородов, продукции тяжелой промышленности и сельхозпродукции. Между тем такие транзитные трассы, как газопровод на территории Афганистана, получают защиту от экстремистов со стороны правительства, сформированного движением «Талибан» (запрещено в РФ), которое продолжает официально считаться в РФ террористическим. До конца марта 2023 года Москва и Исламабад планируют согласовать вопрос поставок нефти и газа из РФ в Пакистан. Дополнительным толчком к налаживанию торговли с этим государством станет новое ограничение цен на российские нефтепродукты со стороны стран Запада. Сторонам предстоит достичь принципиальных договоренностей о технических деталях, но в целом РФ и Пакистан договорились расширять торговлю и инвестиции в инфраструктуру, укреплять сотрудничество в сферах связи и транспорта, высшего образования, промышленности, в финансово-банковском секторе, таможенном деле, сельском хозяйстве, науке и технике, информационных технологиях. Пакистан в лице федерального министра по экономическим вопросам Аяза Садика пригласил делегацию из РФ (в которой было около 100 человек) к участию в проектах федерального и провинциальных правительств Пакистана. В 2023 году между государствами должен быть выработан комплексный план сотрудничества. Россия намерена предоставить Пакистану ряд предложений по проектам в сфере электроэнергетики. Речь может идти об участии в модернизации и строительстве гидроэлектростанций и тепловых станций. Министр энергетики Пакистана Мусадик Малик считает, что Россия может обеспечить до 35% всего импорта нефти в страну, что соответствует примерно 3,4 млн т/год. Сообщалось, что оплата будет производиться в пакистанских рупиях. Обсуждаются также и «инновационные» способы ведения бизнеса, одним из которых может стать бартер, то есть прямой обмен товарами. Сейчас в повестке – «Пакистанский поток» и строящийся магистральный газопровод ТАПИ протяженностью 1735 км из Туркменистана в Афганистан, Пакистан и Индию. Первый должен связать инфраструктуру для приема сжиженного природного газа в портах на юге страны с электростанциями и промышленными потребителями на севере. Его протяженность составит более 1,1 тыс. км, а мощность – более 16 млрд куб. м. Проект должен был стартовать в 2016 году, но его многократно откладывали, в том числе и из-за западных санкций против России. Осенью 2022 года вице-премьер Александр Новак анонсировал начало строительства объекта в ближайшее время, но пока оно так и не стартовало. Добыча природного газа в Пакистане в 2021 году составила 32,7 млрд куб. м, а потребление – 44,8 млрд куб. м. Разница была покрыта за счет импорта в виде сжиженного природного газа (СПГ). С конца 2023 года вполне возможны поставки в страну СПГ от российских «Газпрома» и НОВАТЭКа. Газпровод ТАПИ стартует от туркменского месторождения «Галкыныш» сначала через афганские города Герат и Кандагар, а затем – через пакистанские Кветту и Мултан до города Фазилка на западе Индии. Строительство газопровода началось в конце 2015 года на территории Туркмении. Эксперты считают, что газопровод позволит Ашхабаду диверсифицировать газовый экспорт, а Кабулу даст средства для решения наиболее острых социальных проблем. Исламабад и Дели также смогут покрыть дефицит энергии. Продолжение маршрута через Афганистан (труба здесь должна лечь на протяжении 774 км) долгое время представлялось просто фантастикой на фоне конфликта в стране и присутствия войск США, но теперь получило надежду после заявления, сделанного правительством талибов. Оно пообещало создать специальные силы для обеспечения безопасности ТАПИ. Руководство движения заявило, что в стране обеспечена полная безопасность, и это дает больше возможностей для реализации проекта сейчас. В случае необходимости Исламский Эмират готов сформировать специальную силу для его защиты. Талибы неоднократно заявляли, что рассматривают восстановление страны и оживление ее экономической инфраструктуры как свою обязанность и считают, что безопасное политическое и экономическое процветание региона является общей ответственностью государств-участников проекта. Санкционное давление стран Запада заставляет Россию уделять меньше внимания рискам, которые пока сохраняются на маршруте. Активизируются проекты, которые находились в замороженном состоянии. Например, российские компании вновь подтвердили интерес к участию в проекте модернизации сталелитейного завода в Карачи на юге Пакистана. Межправительственный меморандум по этому проекту был подписан еще в 2013 году, была подготовлена концепция модернизации и увеличения производственных мощностей завода, но планы до сих пор не реализованы. Символично, что именно в 2013 году был основан Китайско-пакистанский экономический коридор, который в китайской прессе называют флагманским проектом инициативы «Один пояс, один путь». Следует учитывать, что для Пакистана стратегическим партнером является Китай. Китай не только снабжает Пакистан экономической и военной помощью, но почти всегда встает на сторону Пакистана в его острых спорах с Индией. Именно поэтому между Китаем и Пакистаном появилась сильная связь, которую эти страны называют «всепогодной дружбой». Для наращивания торгово-экономических отношений России и Пакистана необходимо решить вопросы с логистикой и проведением взаиморасчетов. Пакистан является менее привычной страной для российских предпринимателей, у которых уже сложились устойчивые торговые связи с Индией и Бангладеш. Тем не менее, в развитии транспортных маршрутов в Центральной и Южной Азии заинтересованы все страны региона. Россия в качестве источников газа для «Пакистанского потока» рассматривает также поставки газа через Центральную Азию, из РФ в Казахстан, Узбекистан, затем в Афганистан, в Пакистан, и строительство газопровода по укороченному маршруту Иран-Пакистан.

52.23MB | MySQL:103 | 0,544sec