О противодействии США усилению российского влияния в Судане и ЦАР на фоне успешной деятельности ЧВК «Вагнер» в этих странах

Как указывают французские источники, пограничный регион, расположенный на границе Судана, Центральноафриканской Республики и Чада, в последние недели был центром интенсивных маневров. На карту поставлен контроль над золотыми рудниками Вакага и расширение влияния росcийской ЧВК «Вагнер» в регионе в целом  на фоне соперничества на высоком уровне в Хартуме. Дважды в этом месяце директор Центрального разведывательного управления (ЦРУ) Уильям Бернс рассматривал возможность остановки в Хартуме, но в последнюю минуту передумал, сначала 12 января на обратном пути из Ливии (об этом визите поговорим отдельно — авт.),  а затем 24 после встречи с президентом АРЕ Абдель Фаттахом ас-Сиси. Тем временем глава военной разведки Судана Мухаммед Али Ахмед Субир отправился в Вашингтон. Генерал-майор Субир, очень лояльный сторонник в Суданских вооруженных силах (СВС) де-факто суданского лидера Абдель Фаттаха аль-Бурхана, встретился там с высокопоставленными представителями администрации Джо Байдена, как в Государственном департаменте, так и в ЦРУ. Эта последовательность событий свидетельствует об изменении позиции Вашингтона по отношению к Судану. Политические свободы больше не стоят на повестке дня США, их вытеснил неотложный приоритет скорейшего восстановления стабильности (даже если это означает легитимизацию власти аль-Бурхана) и противодействия растущему региональному влиянию Москвы. Причем эта борьба за Судан  с Россией началась не вчера, еще четыре месяца назад Вашингтон очень жестко высказался в адрес военных властей Судана по вопросу возможных перспектив открытия в Порт-Судане военно-морской базы  России, что потенциально дает Москве плацдарм вдоль стратегического водного пути во время обострения напряженности с Западом из-за конфликта на Украине. Судан подписал соглашение, позволяющее России построить базу, способную принимать атомные корабли, во времена правления президента Омара Хасана аль-Башира, который был отстранен от власти в 2019 году. Россия намерена арендовать этот объект на 25 лет и может продлить ее еще на 10 лет, что предоставит ей доступ к водам Красного моря и к узкому месту международной торговли — Баб-эль-Мандебскому проливу. Мировые державы давно мечтают о базах на Красном море для демонстрации мощи и защиты торговых интересов. В Джибути, к югу от Судана, находятся военные базы Китая, Франции, Италии и Японии. В 2016 году Китай открыл свой первый зарубежный военный форпост в Джибути. Регион также является игровой площадкой для стран Персидского залива. Саудовская Аравия и Египет уже имеют доступ к Красному морю со своих берегов, но Турция, Катар и ОАЭ также конкурируют за влияние в регионе. И тема добычи золота также присутствовала тогда в этой озабоченности США. Предупреждение Вашингтона о России прозвучало на фоне разоблачений масштабных усилий Москвы по добыче золота в этой африканской стране. Официальные лица США говорят, что это может поддержать военную мощь России, поскольку она сталкивается с падением цен на нефть и западными санкциями. До сих пор присутствие  России в Судане обеспечивала ЧВК «Вагнер», которая по данным газеты New York Times, руководила операциями по контрабанде золота в Судане. При этом хотя даже западным экспертам до конца неясно, сможет ли Кремль осуществить свои планы в отношении военно-морской базы на Красном море (мы уже говорили, что этот проект практически неосуществим в силу многих причин, а суданское руководство в данном случае используют эту тему для выбивания из Запада бОльшего количества помощи — авт.), но  США тогда  заморозили экономическую помощь Судану на 700 млн долларов. Всемирный банк также приостановил оказание финансовой  помощи Судану, как и Международный валютный фонд, который приостановил свою программу списания долга страны почти на 50 млрд долларов до восстановления гражданского правительства. Но как мы сейчас видим эти предупреждения пока никакого внятного результата не принесла. Причина, этого по оценке французских источников, в том, что главный соперник аль-Бурхана,  «номер два» в руководстве страны генерал Мухаммед Хамдан Дагало, он же Хемити, имеет тесные связи с российской вЧВК «Вагнер». Его сфера контроля теперь распространяется на соседнюю Центральноафриканскую Республику, где также действует ЧВК «Вагнер» при поддержке его Сил быстрой поддержки (СБП). Это ответвление боевиков «Джанджавид», которые устроили террор в Дарфуре в 2000-х годах, было усилено спорным рамочным соглашением, которое военные Судана и некоторые из его политиков подписали в прошлом месяце, поскольку текст закрепил независимость СБП от суданской армии. В начале декабря 2022 г. Хемити объявил, что он закрыл границу Судана с ЦАР, якобы для предотвращения распространения столкновений между правительственными силами ЦАР и повстанческими группировками на территорию Судана. На самом деле с Банги было достигнуто неофициальное соглашение, позволяющее СБП вмешаться в три северные префектуры ЦАР, а именно Вакага, Верхнее Котто и Бамингуи-Бангоран. Северо-восток ЦАР является очагом споров о контроле над его золотыми рудниками, маршрутами миграции скота и контрабандой. Условия соглашения были составлены с министром животноводства ЦАР Хасаном Бубой, которому президент Фостен-Арканж Туадера поручил нейтрализовать враждебные вооруженные группировки. Буба, бывший лидер повстанцев, который присоединился к правительству в 2020 году, в конце прошлого месяца нанес официальный визит в Бирао в префектуре Вакага, когда он также совершил поездку в пограничный город Ам-Дафок, чтобы встретиться с офицерами СБП, дислоцированными на его окраине. Официально СБП размещены только на суданской стороне границы. Тем не менее, несколько источников в регионе подтвердили, что некоторые из их отрядов — возможно, до 500 человек – вошли  на глубину 30 км на территорию ЦАР, чтобы поддержать ЧВК «Вагнер» и правительственную армию. Этим вторжением СБП позволяют Туадере противостоять двум враждебным ему вооруженным группировкам, бойцы которых регулярно пересекают границу: Народному фронту  за возрождение Центральной Африки (FPRC) Нуреддина Адама и Объединению за мир в Центральной Африке (UPC) Али Дарасса . Эти два лидера в настоящее время находятся на местах: Дарасс курсирует между Южным Суданом и ЦАР, в то время как Адам был замечен около 20 января в городе Сиккикеде на севере ЦАР. Он пытается объединить и организовать свои силы, чтобы сохранить  позиции в Гордиле, Тирунгулу и Сам-Уандже. Тем временем Хемити пожаловался нескольким собеседникам на растущую активность другого деятеля «Джанджавид» (который, тем не менее, является его соперником), Мусы Хилала. Эта операция может гарантировать СБП доступ к нескольким золотым рудникам. Для их союзников из ЧВК «Вагнер» привлекательность северной части ЦАР, используемой в качестве тыловой базы для чадских арабских повстанческих групп, имеет не только финансовое, но и геополитическое значение. Как полагают французские источники если «русские будут процветать там, регион может послужить перевалочным пунктом для дестабилизации политического перехода в Чаде, лидер которого Махамат Идрисс Деби опасается растущего влияния Хемити в его стране». Несколько источников упомянули о чадской повстанческой группе, дислоцированной всего в нескольких километрах от Ум-Духуна в Дарфуре с согласия СБП.

Именно  связь между Хемити и ЧВК «Вагнер» была в центре визита Субира в Вашингтон: вернув генерала аль-Бурхана в свои ряды, США надеются склонить баланс сил между лидером хунты и Хемити в пользу первого и тем самым снизить влияние ЧВК «Вагнер» в регионе. И тема эта была настолько деликатной, что Бернс решил перенести ее обсуждение на американскую площадку. Эта тема вообще сейчас в центре усилий разведсообщества США и связано это с: а) эффективностью ЧВК «Вагнер»  как на украинских фронтах, так и в целом в Африке; б) провалом американского плана создания некого противовеса российской ЧВК «Вагнер» в лице ЧВК «Моцарт», которую предполагалось обкатать на Украине с перспективой дальнейшего использования в той же Африке. Она сейчас прекратила свое существование прежде всего в силу отсутствия достойного финансирования: по ряду данных, с лета прошлого года ее бойцы не получали зарплату, что и привело в конечном счете к их уходу. Отсюда попытки Бернса воздействовать на ситуацию через соглашательскую политику с частью военного руководства Судана. В этой связи отметим, что в Вашингтоне сейчас пытаются нащупать пути минимизации влияния ЧВК «Вагнер». В этом контексте  обратим внимание на доклад Института международных исследований (США) на эту тему. В нем, в частности, констатируется, что на  январь 2023 года,  ЧВК «Вагнер» завербовала около 40 000 человек, и не только россиян. Сирийские наемники, скорее всего, были первой иностранной группой, интегрированной в формирования ЧВК «Вагнер» на Украине. В марте президент Сирии Башар Асад направил первую группу из не менее 300 боевиков для поддержки российского вторжения. Учитывая предыдущие совместные операции ЧВК «Вагнера» с сирийскими наемниками в ЦАР и Ливии и предполагаемые свидетельства сирийских наемников,  вполне вероятно, что по крайней мере некоторые из этих сил поддерживают операции ЧВК «Вагнера» на Украине. Больше всего западные правительства беспокоит предполагаемая вербовка ЧВК «Вагнер» бывших сотрудников сил специальных операций из Афганистана. У этих бывших спецназовцев, которые бежали в Иран после падения поддерживаемого Западом афганского правительства, есть несколько доступных путей, а ЧВК  «Вагнер» предлагает им выход. Бывший афганский генерал Абдул Роаф Арганивал общается с этими спецназовцами и говорит, что они боятся депортации в Афганистан больше, чем участия в боевых действий. Он говорит, что у них нет другого выбора, кроме как сражаться на стороне ЧВК «Вагнер». Эти силы, независимо от их размещения в подразделениях специального назначения или в составе ЧВК «Вагнер», будут соответствовать последней по составу, целям и набору персонала. Это  может значительно повысить боеспособность ЧВК «Вагнер», что резко контрастирует с сокращением численности завербованных заключенных. По мнению американских экспертов, структура сил ЧВК «Вагнер» явно меняется с течением времени. Первоначальные силы, отправленные на Украину, понесли потери, аналогичные потерям украинской и российской армий, однако у ЧВК «Вагнер» нет людских резервов традиционной армии. Вместо этого она теперь рассматривает ряд вариантов внешней мобилизации. Возможности ЧВК «Вагнера» на Украине и в других местах, особенно в Африке, изменятся с этим изменением структуры ее сил.  Оперативная эффективность ЧВК «Вагнер» также будет меняться в зависимости от ее нового состава сил как в Африке, так и на Украине. В то время как бывшие заключенные могут нанести ущерб ее репутации и эффективности, бывшие спецназовцы или наемники из других стран могут помочь группе добиться успехов на поле боя. Поведение ЧВК «Вагнер» на Украине будет способствовать доступности контрактов и заинтересованности новых партнеров в Африке.  Кроме того, ее успех или неудача на Украине будет иметь большое значение для определения доверия российского государства к ней. Успех ЧВК «Вагнер» на передовой сыграет ключевую роль в определении поддержки и доверия Кремля, и такой успех неразрывно связан с эволюционирующей структурой ее сил. Несмотря на некоторые  победы на Украине, ЧВК «Вагнер» является гораздо более эффективным инструментом принудительной дипломатии, чем ударной силой на передовой. Хотя эффективность ЧВК «Вагнер» в Африке можно и нужно оспаривать, особенно ее неудачи в Мозамбике и на Мадагаскаре, она гораздо более эффективна в захвате государства — монополизации государственных институтов для поощрения собственной коррупции — в Африке, чем в качестве передовой военной силы на Украине. В Африке и на Ближнем Востоке основными противниками ЧВК «Вагнер» могут казаться местные боевики, хотя на самом деле они борются за то, чтобы подорвать поддержку Запада и связи в государствах, где они действуют. Кроме того, ЧВК «Вагнер» получает существенную выгоду от своих действий в африканских странах благодаря выгодным контрактам на добычу полезных ископаемых. В этих случаях ЧВК «Вагнер» является недорогим, высокоэффективным политическим инструментом для российского государства.  Таким образом, скорость прекращения конфликта будет определять ее успех в будущем. Приверженность ЧВК «Вагнер» операциям на Украине, похоже, является не столько стратегическим шагом, сколько расчетливой попыткой ее владельца Е.Пригожина повысить свои позиции в личном окружении президента России В.Путина. Изначально ЧВК «Вагнер» на Украине была отстранена от участия в конфликте в качестве конкурента российским военным истеблишментом, который предпринял попытку и потерпел неудачу в создании собственной наемнической силы «Редут». Именно продолжительность конфликта на Украине, а не победа или поражение России, является ключевой переменной при определении будущих операций ЧВК «Вагнер» в Африке и других частях мира. Если война закончится быстро, независимо от победы или поражения, многие военные, скорее всего, перейдут  в ЧВК «Вагнер». Если Россия быстро победит, персоналом ЧВК «Вагнер» станут уволенные ветераны, заинтересованные в зарабатывании денег за границей. Если Россия быстро проиграет, эти российские военные и ультраправые, скорее всего, сплотятся вокруг ЧВК «Вагнер».  Если конфликт на Украине будет продолжаться в течение длительного времени, истощение сил ЧВК «Вагнер» и регулярной российской армии продолжится, что ограничит вербовку и будущие операции ЧВК «Вагнера». Такой длительный конфликт может также удержать ветеранов от «повторного зачисления» в ЧВК «Вагнер» для потенциальных боевых действий за границей. При наихудшем сценарии развития событий ЧВК «Вагнера» потеряет остатки своих хорошо обученных бойцов и будет полагаться на разбавленные силы, состоящие из необученных заключенных. В этом случае ее будущие развертывания будут сопряжены с трудностями, и успех будет маловероятным.

Что может сделать Запад в этот ключевой момент? По мнению американских экспертов, учитывая меняющийся характер ЧВК «Вагнера», западным государствам следует оценить свои инструменты борьбы с ней. Хотя общественное мнение на Западе  поддерживает дискуссию о том, чтобы причислить ЧВК «Вагнер» к иностранной террористической организации, существуют гораздо более продуктивные действия, которые ограничат ее будущие операции.

Во-первых, Соединенные Штаты и их союзники должны пересмотреть любые возможные способы предоставления гражданства или убежища бывшим военнослужащим сил специальных операций из Афганистана. Эти силы хорошо осведомлены о военных операциях Запада и могут стать благом для ЧВК «Вагнер».

Во-вторых, западные правительства должны сосредоточить ответные меры на явных случаях преступлений и дезинформации ЧВК «Вагнер». Эти правительства должны последовать примеру Франции после резни возле базы Госси в Мали, опровергнув дезинформацию ЧВК «Вагнер» и предоставив четкие доказательства в поддержку встречных претензий.

В-третьих, западным демократическим и медиа-организациям необходимо прекратить романтизировать наемников — продолжение этой тенденции будет способствовать российской пропаганде и дезинформации. Вместо этого ЧВК «Вагнер»  следует рассматривать такой, какой она есть, то есть эффективным инструментом российского государства.

В-четвертых, поскольку боевые действия на Украине продолжаются, западные правительства должны предоставить как можно больше разведданных, оружия и оборудования для борьбы с ЧВК «Вагнер». Ес силы  уязвимы для HIMARs и других артиллерийских ударов, а их будущие возможности ограничены истощением на Украине. Наконец, вывод сил ЧВК «Вагнер» через Африку для участия в боевых действиях на Украине представляет собой ключевую возможность для Соединенных Штатов, Франции и других западных партнеров. Это может стать поворотной точкой для восстановления отношений в области безопасности и поддержки продемократических движений в Африке, особенно в регионе Сахель, где в последнее время процветают перевороты, нестабильность и активность джихадистов. Администрация Дж.Байдена уже сигнализировала о своей заинтересованности в налаживании более тесных отношений с африканскими странами, рекомендуя Африканскому союзу получить постоянное место в G20. Французское правительство взяло на себя обязательство провести обновленную кампанию по борьбе с российской дезинформацией в Африке с помощью новой стратегии кибербезопасности. Дальнейшие позитивные шаги необходимы в этот критический момент в отношениях между Африкой и Западом.

52.61MB | MySQL:103 | 0,538sec