О влиянии нового пакистанского законопроекта о богохульстве на проживающие в стране религиозные меньшинства. Часть 2

Закон о богохульстве и эскалация насилия

Дела о богохульстве также тесно связаны с внесудебным насилием. Нападения толпы и попытки линчевания предполагаемых богохульников стали в Пакистане довольно распространенным явлением. Например, студент университета в Мардане Машал Хан был линчеван сокурсниками по обвинениям в богохульстве. Приянта Кумара, гражданин Шри-Ланки и управляющий фабрикой в Сиалкоте, был не только забит до смерти, но его тело было осквернено и сожжено работниками, обвинившими его в богохульстве. Тахир Хан, предполагаемый богохульник, был застрелен в зале суда обвинителем во время заседания. Сообщается, что другим обвиняемым отказывают в адекватной юридической помощи из-за внешнего давления. Адвокатам обвиняемых угрожали и заставляли отказываться от ведения дел. Рашид Рехман, адвокат Джунаида Хафиза, преподавателя университета, обвиненного в богохульстве, был убит в своем офисе в 2014 году после того, как ему дважды угрожали. Запугивают не только адвокатов, но и судей. Так, судья Парвез Али Шах, который признал Мумтаза Кадри виновным в убийстве губернатора Пенджаба Салмана Тасира, был вынужден бежать из страны после того, как ему угрожали расправой. Другой судья, Ариф Бхатти, оправдавший двух христиан, обвиненных в богохульстве, был убит в своей камере. Отсутствие свободного судебного разбирательства наряду с угрозой жизни нарушает Международный пакт ООН о гражданских и политических правах, который Пакистан ратифицировал в 2010 году.

Скрытые мотивы и личная месть

Помимо систематического преследовании меньшинств, закон о богохульстве также широко используется для сведения личных счетов. В случае с Римшей Масих, умственно отсталой 14-летней христианской девочкой, обвиненной в богохульстве, судья отклонил обвинения, заявив, что обвинение было «орудием для скрытых мотивов». В знаменательном судебном решении против Мумтаза Кадри в 2015 году бывший главный судья Пакистана заявил: «Большинство дел о богохульстве основаны на ложных обвинениях, связанных с имущественными проблемами или другими личными или семейными претензиями, а не на реальных случаях богохульства, и они неизбежно приводят к провоцированию насилия против всего общества». В другом деле о богохульстве, рассмотренном в Верховном суде в сентябре 2022 года, судьи обратили внимание на то, как «часто ложные обвинения выдвигаются для сведения личных счетов, а дела также регистрируются в злонамеренных целях или по скрытым мотивам». То, что ложные обвинения не влекут за собой никаких последствий, способствует вопиющему злоупотреблению пакистанским законом о богохульстве. В 2018 году Специальный комитет Сената по правам человека рекомендовал подвергать лжеобвинителей такому же наказанию, как и лиц, осужденных за богохульство. Однако один из членов комитета, принадлежащий к религиозно-политической партии «Джамиат-Улема-е-Ислам», выступил против инициативы. У Сената есть время до 17 апреля чтобы предложить поправки, одобрить или отклонить законопроект, прежде чем он будет представлен президенту Пакистана. Как только Сенат и президент подпишут его, изменения станут частью уголовного кодекса, что по вышеизложенным причинам нанесет непоправимый ущерб внутриполитической обстановке в стране. Бывший губернатор Пенджаба Салман Тасир и министр Шахбаз Бхатти были хладнокровно убиты за то, что осмелились бросить вызов законам о богохульстве и назвали их «черными законами», указав на их бесчеловечность. Такие инциденты подчеркивают важность отмены нового законопроекта до того, как он приобретен новый статус. Как только это произойдет, вероятность его оспаривания снизится в десятки раз. В данный момент все внимание обращено на прогрессивных членов пакистанского Сената, которые теоретически могут повлиять на то, чтобы Сенат и президент не поддались давлению экстремистов и не допустили, чтобы в стране с новой силой разгорелась межконфессиональная рознь. Тем не менее, нынешнее законодательство и нетерпимые взгляды являются отражением многолетних усилий пакистанской политической элиты по исламизации страны, в первую очередь ради поддержки избирателей. Исламская Республика Пакистан уже сильно исламизирована, и вместо того, чтобы обратить вспять опасную тенденцию, законодатели страны участвуют в гонке за дальнейшее продвижение ультрарелигиозной идеологии. Возможно, основные политические партии страны осознают, что им не нужно обеспечивать хорошее управление, чтобы привлечь избирателей. Вместо этого, одобрение и поддержка фанатичного законодательства в парламенте может выполнить за них работу по обеспечению достаточной численности электората. Растущая культура нетерпимости и фанатизма, которую пропагандируют пакистанские законодатели, стремительно становится угрозой для других политиков в государстве, а тенденция к представлению противоречивых религиозных законопроектов будет иметь серьезные последствия для безопасности и внутренней стабильности Пакистана. Усиливающаяся радикализация пакистанского общества заметна повсюду, в том числе на самом высоком государственном уровне. В случае принятия закона о богохульстве Пакистану не только грозит очередная волна внутриполитической нестабильности, но и еще большая радикализация общества, что может привести к новым вспышкам насилия и агрессивному навязыванию населению ультрарелигиозной идеологии.

52.2MB | MySQL:103 | 0,623sec