О политической ситуации в Тунисе на фоне падения доверия к президенту К.Саиду и усиления репрессий против его противников

Во втором туре парламентских выборов в Тунисе в прошлом месяце явка избирателей была зафиксирована на историческом минимуме в 11%, что побудило многих комментаторов утверждать, что президент Кайс Саид потерял свою легитимность. Отметим, что прошедшие выборы были своего рода референдумом о политических «реформах» Саида. Предыдущий такой  референдум по новой конституции прошлым летом тоже показал для президента неутешительные результаты: явка на нем составила 30,5%. Легитимность Саида изначально была поставлена под сомнение, когда он приостановил работу парламента, отправил в отставку премьер-министра и назначил себя генеральным прокурором. Несмотря на то, что он использовал статью 80 Конституции Туниса для оправдания своего решения, он действовал в нарушение конституционных норм на протяжении всего этого процесса. Кроме того, Саид не смог достичь той самой цели, которую он назвал причиной этих «реформ», а именно – «передать власть «народу». На сегодня он сосредоточил в своих руках все ветви власти: исполнительную, законодательную и судебную. При этом очевидно, что Саид пользовался широкой поддержкой населения незадолго до переворота, который он фактически совершил. Тогда многие тунисцы потеряли доверие к политическим партиям своей страны, которые не смогли добиться успеха в переходный период после событий 2010-2011 годов, а опросы показывали, что у Сида была широкая поддержка. Но, как утверждают некоторые британские аналитики, в свете событий последних двух лет общественное настроение можно измерить только с помощью прозрачного голосования, чего не произошло. Основную причину такого неприятия действий президента Кайса Саида населением стоит искать в экономике. Он очевидно потерпел неудачу на экономическом фронте. Хотя он заявил, что его «реформы» были направлены на решение экономических проблем, угрожающих будущему страны, включая последствия пандемии коронавируса, которая вынудила протестующих выйти на улицы, ситуация на самом деле ухудшилась после узурпации им  власти. Согласно отчету Всемирного банка, опубликованному летом 2022 года, «при прогнозируемых темпах роста в 2,7% экономика [Туниса], по-видимому, находится на несколько более низком пути роста, чем ожидалось ранее». В докладе подчеркивается необходимость реформ для борьбы с ростом цен на сырьевые товары. В то же время государственный долг  Туниса вырос с 40,7% ВВП в 2010 году до 84,5% в 2021 году, в то время как дефицит торгового баланса увеличился на 61%за первые восемь месяцев 2022 года, достигнув 11,6% ВВП. Безработица колеблется около 15%. Экономический кризис вынудил правительство Туниса запросить кредит у Международного валютного фонда, и в октябре прошлого года они достигли предварительного соглашения на сумму 1,9 млрд долларов. Но в декабре МВФ отложил заседание правления по программе кредитования, «чтобы дать властям больше времени для ее завершения». Между тем, растущая инфляция является самым четким признаком экономического кризиса при правлении Саида. Годовой уровень инфляции в стране превысил 10 % — самый высокий показатель с 1984 года, поскольку тяжелый финансовый кризис привел к нехватке основных продуктов питания.

Вторая причина – неудовлетворительные меры по борьбе с коррупцией. Объявляя о своем фактически государственном перевороте, Саид утверждал, что это облегчит ему борьбу  с коррупцией, но почти два года спустя ему не удалось привлечь к ответственности коррумпированных бизнесменов и политиков. Скорее, он, похоже, нацелился только на своих политических оппонентов, включая бывшего премьер-министра Али Лараеда из партии «Ан-Нахда», хотя провести здесь четкое различие довольно сложно.  На этой неделе Саид начал новые репрессии против активистов, бизнесменов и политиков, используя туманные обвинения в заговоре против государственной безопасности. Вот это более существенно, поскольку речь идет явно не о коррупции. Аресты включают до сих пор влиятельного бизнесмена Камеля Эльтаифа; Абдельхамида Джеласси, бывшего высокопоставленного лидера «Ан-Нахды»; политического активиста Хайама Турки; и двух судей, которые ранее были уволены Сайидом. Аресты вызвали волну критики и озабоченности со стороны ООН и правозащитных групп. Представитель Госдепартамента США Нед Прайс заявил 15 февраля, что Вашингтон «глубоко обеспокоен» проведенными арестами. Ахмед Неджиб Шебби, глава Фронта спасения, назвал аресты «насильственными и юридически необоснованными». Фронт спасения — крупнейший оппозиционный альянс против Саида, созданный в ответ на захват власти президентом 18 месяцев назад. Министр иностранных дел Набиль Аммар заявил 14 февраля, что аресты были связаны с национальной безопасностью страны, и отверг обвинения в том, что они были политическими. Саид также выступил в защиту арестов, заявив, что задержанные были «террористами, которые должны быть привлечены к юридической ответственности». Он обвинил «предателей» в том, что они несут ответственность за рост цен и нехватку продовольствия и хотят разжечь социальный кризис. Одной из заявленных Саидом причин единоличного правления было достижение «стабильности». Он даже использовал термин «гражданская война» во время переговоров с госсекретарем США Энтони Блинкеном в декабре прошлого года, отметив, что Тунис «был на грани гражданской войны по всей стране, поэтому у меня не было другой альтернативы, кроме как спасти тунисский народ от совершения каких-либо неприятных действий». Без сомнения, страна столкнулась со значительной нестабильностью после событий «арабской весны», но это ожидаемая цена за любой переходный период от диктатуры к демократии. Саиду на сегодня однозначно не удалось объединить страну, и вместо этого он усилил разногласия, демонизируя политические партии и вступая в конфликт с могущественным Всеобщим профсоюзом Туниса, который обвинил его в разжигании «войны» с организованными профсоюзами. Влиятельный профсоюз Туниса и оппозиция осудили 15 февраля последнюю по времени волну арестов в стране, направленных против видных противников президента Кайса Саида. Всеобщий профсоюз Туниса (UGTT) заявил, что в ходе «произвольных задержаний», которые, по его словам, проводило правительство, чтобы «заглушить голоса», были допущены нарушения закона: «Мы осуждаем произвольные задержания… и отвергаем использование правовой системы для сведения политических счетов и издевательств над оппонентами», — говорится в заявлении UGTT.  Мощный профсоюз UGTT, насчитывающий более миллиона членов, изначально не хотел публично выступать против Саида после его действий по захвату власти в 2021 году. Однако в последние месяцы он присоединился к критике президента, заявив, что отвергает его автократический подход. Нуреддин Табуби, глава профсоюза UGTT, заявил о своей поддержке протестов против президента. Ранее он сказал, что профсоюз готовится к «национальной битве за спасение Туниса». В своем заявлении 15 февраля профсоюз призвал своих членов подготовиться «к защите права тунисцев, отказываясь от права на забастовку, а также общественных и индивидуальных свобод всеми законными формами борьбы».

52.28MB | MySQL:103 | 0,462sec