О единой программе турецкой оппозиции. Часть 8

30 января с. г. в Анкаре в торжественной обстановке прошла презентация единой оппозиционной программы в случае, если так называемый «шестисторонний стол» придет ко власти в результате президентских и парламентских выборов, намеченных на 14 мая (предварительно; подлежит согласованию Великим Национальным Собранием /Меджлисом/ Турции – И.С.).

Документ был представлен со сцены Анкарского конгресс-центра председателями партий, образующих оппозиционную шестерку.

Продолжаем анализировать документ. Часть 7 нашей публикации доступна по ссылке на сайте ИБВ: http://www.iimes.ru/?p=94962.

Напомним, что мы остановились на экономическом разделе оппозиционной программы страны.

Для полноты картины, перед тем как завершить наш анализ, рассмотрим ещё несколько разделов, которые представляются значимыми с точки зрения предстоящих в Турции выборов.

Сразу хотим отметить одно крайне важное, на наш взгляд, обстоятельство. Оно заключается в ответе на вопрос:

Насколько в условиях событий, произошедших в Турции опубликованная оппозицией программа имеет значение? Не произошло ли «обнуление» теоретических выкладок, приведенных в оппозиционной программе? Не будет ли оппозицией принята новая программа, которая будет существенно отличаться от программы оппозиции до 6 февраля?

Выразим свое мнение о том, что оппозиционная программа, представленная на суд общественности, — это: а) плод совместной работы шести партий, которая проводилась на протяжении нескольких месяцев, принятие чего-то принципиально нового займет приблизительно такой же срок, а, следовательно, сложно предвидеть появление нового документа, б) не совсем понятно, какие корректировки могут внести оппозиционные партии в результате землетрясения – скорее речь пойдет о ходе избирательного процесса и о той риторике, которую будет озвучивать оппозиция в адрес избирателей. Впрочем, и касательно последнего сложно предположить произнесение новых слов, кроме того, что опора на страшное землетрясение, которое, на взгляд оппозиции, должно послужить «ошеломляющим аргументом» пользу аргумента о несостоятельности действующего руководства страны.

Иными словами, тактика оппозиции может измениться, а стратегия – нет. На первый план выйдут аспекты, связанные с критикой действующей власти, по ликвидации последствий землетрясения. На взгляд оппозиции, в землетрясении, как в зеркале, должна отразиться неспособность действующей в Турции власти справиться с последствиями стихийного бедствия.

При этом, землетрясение, вряд ли, приведет оппозицию к генерации новых смыслов. Другой вопрос, что те смыслы, которые изложены в объединенной программе оппозиции, могут быть не только не прочитаны избирателями, но и не зачитаны самой оппозицией. Настолько всех сейчас занимает землетрясение и ликвидация его последствий.

Что, впрочем, не исключает необходимости завершить ознакомление с интеллектуальным продуктом турецкого оппозиционного альянса. Цитируем выборочно с учетом особенностей нашего угла зрения на Турцию.

В частности, нас интересует раздел «Промышленность и технологии, оборонно-промышленный комплекс»:

«

  • Мы сделаем промышленный сектор важным элементом экономики, основанным на производстве и эффективности, и увеличим долю обрабатывающей промышленности в национальном доходе.
  • Мы увеличим долю высокотехнологичной продукции в экспорте обрабатывающей промышленности до 10%, а средневысокой технологичности — до 40%.
  • Мы создадим общенациональные промышленные, технологические долины и долины кибербезопасности с современной инфраструктурой, социальными зонами, развитыми вокруг управления талантами, связи, экологически чистого производства, инноваций и цифровизации.
  • Мы обеспечим, чтобы 15% ценовое преимущество (мера протекционизма, когда местная продукция, которая дороже на 15% чем зарубежные аналоги будет все равно закупаться государством – прим.), применяемое при закупке отечественной продукции, также применялось в лизинговых тендерах посредством закупок услуг.
  • Мы подготовим «Пакет поддержки исследований и разработок в области зеленой трансформации», чтобы промышленные объекты, которые могут пострадать от зеленой трансформации, могли адаптироваться к этой трансформации.
  • Стимулы и поддержка: мы представим их с целостным подходом, который учитывает целостность производственной цепочки, экономию за счет масштаба, эффективность, цифровую и зеленую трансформацию, глобальную конкурентную среду, чистую добавленную стоимость, скачок и потенциал роста, внимание к регистрации, финансированию, институциональному потенциал, сокращение межрегионального неравенства в развитии и устойчивости.
  • Мы внедрим «Систему поощрения на основе проектов» объективно, справедливо и прозрачно.
  • Продвинув нашу оборонную промышленность гораздо дальше, мы уменьшим зависимость нашей страны от внешних факторов в области обороны, создадим экосистему, которая приведет к развитию передовых промышленных технологий, повысит мощь и сдерживание наших Вооруженных сил, а также разовьет экспорт (продукции) с высокой добавленной стоимостью.
  • Мы проложим путь частному сектору оборонной промышленности и обеспечим честную конкуренцию в этом секторе.
  • Мы будем управлять крупными проектами по закупкам таким образом, чтобы не мешать внешней политике страны, в соответствии с конкретной обстановкой и потребностями безопасности, не нарушая структуру сил и их планирование.
  • Отдельный и специальный бюджет будет выделен для реалистичной реализации и полной локализации программы национального истребителя, тренировочного самолета, танка «Алтай», фрегата TF 2000 Frigate, базовых станций и сетевой инфраструктуры 4G и 5G, военных спутников наблюдения и связи и подобных проектов, графики разработки которых постоянно сдвигается. Мы создадим необходимый экспертный персонал.
  • Мы завершим процесс поставки двигателей в танке «Алтай», параллельно с этим начнем отечественные моторные работы, продолжим 100% отечественные танковые работы с большой мобилизацией и добьемся успеха.
  • При активной поддержке частного сектора путем консолидации, стратегических приобретений, слияний, венчурных инвестиций и эффективного планирования мы превратим в глобальные компании Askeri Elektronik Sanayi A.Ş (ASELSAN), TUSAŞ Aerospace Industries Inc. (TAI), Machinery and Chemical Industry Corporation (MKEK), Roket Sanayii ve Ticaret A.Ş (Roketsan), TUSAŞ Motor Sanayii A.Ş (TEI) и Hava Elektronik Sanayii A.Ş. (HAVELSAN).
  • В рамках принципов национальных интересов и национальной безопасности мы не будем заниматься приватизацией военных заводов, которая ослабит критически важные возможности и услуги.
  • Мы отменим процедуры выделения Sakarya Tank Pallet Factory в рамках правового законодательства».

Итак, что нового мы здесь видим, или не видим?

  1. Повышение доли технологичной продукции в турецком производстве – это то, что постоянно повторяет действующее руководство страны. И надо сказать, что оно подтверждает эти слова делами. Действительно за последние годы турецкая промышленность заметно окрепла.
  2. Технологические долины / технопарки уже созданы в каждой провинции Турции (всего 81 провинция), а то и не по одной на каждую провинцию. Сейчас в Турции наблюдается, без преувеличения, бум в плане регистрации компаний в технологических зонах. И дело не только в том, что это выгодно. Хотя в технопарках Турции предоставляются значительные льготы. Дело ещё и в том, что это «драйвит» турецкий бизнес – переходить к выпуску чего-то более сложного.
  3. 15% ценовое преимущество не только для продукции, а ещё и для услуг, смотрится как небольшая настройка действующего законодательства, которой не совсем место в программе политической партии. На самом деле, в этом проявляется отсутствие баланса в документе: либо очень общие фразы – либо очень большие частности, которые не заслуживают упоминания в программе оппозиционной партии.
  4. Свое мнение про «зеленую трансформацию» мы уже выражали: не в реальности проведения Россией СВО на Украине и радикального слома всех цепочек и балансов мирового ТЭК. Кроме того, «зеленая трансформация» — это всегда дорого и развивающиеся экономики не могут себе такого подхода позволить.
  5. Непонятно, куда уж «гораздо дальше» можно продвинуть турецкий ОПК, который и так развивается семимильными шагами, будучи чуть ли не важнейшим драйверов турецкой научно-технической мысли. ОПК уже сегодня — самая быстро развивающаяся отрасль турецкой экономики и она не нуждается в новом видении. Достаточно продолжать делать то, что и так уже делается.
  6. Достаточно интересно, что на взгляд оппозиции какие-то «крупные проекты» и «закупки» «мешают внешней политике страны». На самом деле, если какие-то проекты и «мешают» на взгляд оппозиции, то, полагаем, речь идет, прежде всего, о закупке С-400, которая серьезно осложнила отношения между Турцией и Западом, прежде всего, США. Иными словами, если эта догадка верна (нет оснований думать про что-то другое – И.С.), то получается, что оппозиция обещает не раздражать Запад своими действиями.
  7. Про национальные проекты ОПК, оппозиция обещает выделить специальный бюджет и вопрос заключается в том, разве действующая власть в Турции этого не делает? А если оппозиция предполагает найти новые, кратно большие средства на проекты, то откуда она возьмет эти средства или научный потенциал («экспертный потенциал» в Программе).
  8. Упомянутые ведущие компании турецкого ОПК и так уже являются заметными игроками в международном масштабе. Опять же неясно что большего можно сделать в этом направлении, если говорить не о тактике, а именно о стратегии. Стратегия действующего руководства страны является верной, хотя по тактике, разумеется, можно спорить.
  9. Опять же единственный кейс «приватизации», а точнее вхождения в долю Катара, упомянут оппозицией и встречен крайне болезненно. Это опять к вопросу о том, что оппозиция пытается вменить это партнёрство и соглашения в его рамках в вину действующему руководству. Однако, «мы будем расследовать деятельность руководства страны» — маловато для программы политической партии.

В целом можно заключить, что оппозиция не сказала ничего нового в плане промышленного развития страны при своей власти, как она его (развитие) видит. Все это является изрядным повторением того, что и так делается турецкой властью.

Следующий раздел – «Энергетика и горнодобывающая промышленность».

Цитируем:

«

  • Мы пересмотрим обязанности и ответственность Министерства энергетики и природных ресурсов (МЭПР) и положим конец вмешательству Агентства по регулированию и надзору за энергетическим рынком (EMRA).
  • Мы создадим «Портал потребителей энергии» для мониторинга интенсивных жалоб потребителей на рынках электроэнергии, природного газа и топлива из единого центра.
  • Мы не будем угнетать граждан, промышленников и торговцев высокими ценами, оказывая прямую финансовую поддержку из бюджета вместо стимулов и субсидий, которые нарушат баланс спроса и предложения в энергетике.
  • Мы прекратим постоянное летнее время.
  • Мы создадим комиссию для проверки договоров, заключенных с генерирующими и распределительными компаниями, и примем все необходимые меры в рамках закона, включая расторжение договора, в отношении компаний, нарушающих договоры и не выполняющих свои обязательства. обязательства с точки зрения инвестиций, качества обслуживания и аналогичные вопросы в контрактах.
  • Мы переработаем Механизм поддержки возобновляемых источников энергии (YEKDEM) в соответствии с меняющимися рыночными условиями и ценами.
  • Мы оценим все альтернативы ветроэнергетики, включая горизонтальные, вертикальные, наземные и морские (варианты размещения – прим.), и поддержим НИОКР и инвестиционную деятельность.
  • К 2025 году мы подготовим сеть станций зарядки электромобилей по всей Турции.
  • Чтобы снизить риск зависимости от определенных стран/компаний в импорте природного газа и снизить стоимость импорта природного газа, мы заключим соглашения с новыми странами-источниками и пересмотрим существующие соглашения о высоких ценах на природный газ.
  • Мы будем развивать «Турецкую ядерную экосистему» ​​путем создания Центра ядерных исследований и обучения на основе ядерных технологий нового поколения.
  • Мы рассмотрим текущий статус и детали контракта по проекту АЭС «Аккую», предоставленные права или взятые на себя обязательства вне соглашения.
  • Мы превратим Турцию в крупнейший энергетический торговый центр в бассейне Восточной Европы-Кавказа-Ближнего Востока-Северной Африки.
  • Мы завершим международные соглашения об исключительных экономических зонах и активизируем геологоразведочные работы, сохранив при этом наши права в Восточном Средиземноморье.
  • Мы ускорим определение минеральных ресурсов Турции и увеличим долю сектора в национальном доходе.
  • Мы примем новый Закон о горной промышленности вместо Закона о горной промышленности № 3213, в который бесчисленное количество раз вносились поправки и целостность которого была серьезно подорвана.
  • Мы отменяем Постановление Президента № 2018/8 о недвижимом имуществе государственных учреждений и организаций, создающее заторы в горнодобывающей отрасли.
  • Мы определим «Принципы ответственной добычи полезных ископаемых», отдавая приоритет охране труда и технике безопасности, а также осведомленности об окружающей среде».

Теперь, что касается энергетики:

  1. Агентство по регулированию и надзору за энергетическим рынком – это важнейший в рамках модели турецкого ТЭК элемент. Это – регулятор рынка по аналогии с BDDK для турецкого финансового рынка. Устранение этого элемента должно сопровождаться либо сменой модели существования турецкого энергетического рынка, которая реформировалась и складывалась на протяжении 20 лет, либо отрасль ждет хаос.
  2. Причина «угнетения» граждан «высокими ценами» на энергоносители заключается в том, что страна не является добывающей энергоносители. Турция – нетто-импортёр и отрицательным балансом по текущим операциям и по внешней торговле.
  3. Прекращение постоянного летнего времени и возврат к смене летнего и зимнего времени – это предложение перекликается с новаторскими подходами и в самой России. Так что, понятен масштаб предложения на нашем собственном опыте.
  4. «Комиссия проверки договоров» — это предложение, которое включается чуть ли не в каждом разделе программы турецкой оппозиции. Выглядит так, что ко власти в Турции пытается прийти не управленцы, а аудиторы.
  5. Развитие ветроэнергетики в стране и так развивается достаточно высокими темпами, но оно упирается только в одно – в нестабильность и непредсказуемость данного источника энергии, что требует строительства атомных, угольных и газовых электростанций.
  6. Риск зависимости от «определенных стран» в сфере природного газа прочитывается однозначно: речь идет о том, что оппозиция хочет пересмотреть условия соглашений на поставки энергоносителей в рамках проектов «Голубой поток» и «Турецкий поток» и настроена на то, чтобы снижать российскую долю на турецком рынке природного газа. Про аудит «Аккую» мы уже говорили ранее.
  7. Про права в Восточном Средиземном море, как можно понять, оппозиция поддерживает концепцию руководства страны «Синяя Родина». Каким образом, она собирается отстоять права Турции, пожалуй, этот вопрос нуждается в более детальном рассмотрении. Оппозиция собирается бросить вызов Западу и защищать свою исключительную экономическую зону с оружием в руках? – Вопрос явно не проработан.
52.6MB | MySQL:103 | 0,470sec