О военно-техническом сотрудничестве России с Ираном

Поставки российских истребителей Су-35 Ирану, как ожидается, начнутся через три месяца, сообщил иранскому новостному агентству Tasnim член Комитета по национальной безопасности и внешней политике иранского парламента Ш.Хейдари. Парламентарий уточнил, что поставки первых машин ожидаются в начале следующего года по иранскому календарю (начинается 21 марта 2023 года). Кроме того, как подчеркнул Ш.Хейдари, Тегеран заказал у России ряд других типов военной техники, в том числе системы противовоздушной обороны (ПВО), ракетные комплексы и вертолеты, поставки которых также начнутся в ближайшее время. Следует отметить, что это первое подтверждение официальным лицом закупки Ираном Су-35.

В связи с первым подтверждением официальным лицом закупки Ираном Су-35, рассмотрим эволюцию сотрудничества двух стран в сфере торговли оружием. Активное военно-техническое сотрудничество (ВТС) Москвы и Тегерана началось в 1990 году. В 1990 году СССР поставил в Иран вооружения и военной техники (ВиВТ) по различным источникам на сумму от 733 млн до 890 млн долл.

В сфере бронетехники контакты России и Ирана развивались по следующим направлениям. Россия поставила в Иран около 120 БМП-2 в период с 1993 по 1997 гг. (всего же в период с 1993 по 2005 гг. в Иран было поставлено около 500 БМП-2), а также 800 ПТУР 9М111 для БМП-2 в 1993 году.

В 1993-1996 гг. было поставлено 122 ОБТ Т-72М1. Из них 100 ОБТ были поставлены в 1993 году, 20 – в 1994 и 2 – в 1996 гг. Реализовано соглашение по лицензионному производству в Иране ОБТ Т-72. Последние по времени поставки бронетехники датируются 1998 годом. Иран официально сообщил, что импортировал из России в 1998 году 4 танка Т-72, 3 БМП-2, две артиллерийские системы и две ракетные пусковые установки или ракеты. В 1991 году в Иран были поставлены ЗРК С-200ВЭ и партия ЗУР для него.

Наиболее крупные поставки были реализованы в области авиационной техники и военно-морской техники. В 1990 г. в Иран было поставлено 14 самолетов МиГ-29. Пик поставок авиатехники пришелся на 1991 год, когда было поставлено 12 Су-24 и 20 МиГ-29/МиГ-29УБ. Еще 6 МиГ-29/МиГ29УБ были поставлены в 1993-1994 гг. В 1990-1991 гг. для вооружения МиГ-29 были поставлены авиационные ракеты Р-27Р (350 ед.) и Р-60 (576 ед.). Еще 94 ракеты Р-27Р для МиГ-29 были поставлены в 1994 году.

Россия поставила Ирану 3 ДЭПЛ проекта 877ЭКМ на общую сумму 750 млн долл. Согласно Регистру ООН, первая ДЭПЛ была поставлена в 1992, вторая в 1993 и третья в 1996 году.

Объем торговли ВиВТ России с Ираном оценивался в первой половине 1990-х гг. в среднем в 500 млн долл. в год. Однако 30 июня 1995 года под давлением США был подписан меморандум Гор-Черномырдин, в соответствии с которым Москва обязалась не заключать новых контрактов на поставки обычных вооружений в Иран, а исполнение уже заключенных контрактов завершить к концу 1999 года. До подписания этого  меморандума обязательства России перед Ираном базировались на четырех межправительственных соглашениях, подписанных в 1989, 1990 и 1991 годах. По ним Москва должна была поставить Тегерану самолеты МиГ-29, Су-24МК, ДЭПЛ проекта 877ЭКМ (включая сооружение объектов берегового базирования для них), комплексы ПВО С-200ВЭ, а также наладить лицензионное производство танков Т-72 и боевых машин пехоты БМП-2.

Россия не успела реализовать в полном объеме уже подписанные контракты с Ираном до указанной в меморандуме даты – 31 декабря 1999 года. В результате Россия недополучила 2 млрд долл. Помимо этого, Россия была вынуждена отказаться от поставок Ирану запчастей к ВиВТ, которые она согласно российско-иранским договоренностям должна была поставлять до 2011 года.

Иран неоднократно давал понять России о желании восстановить двустороннее ВТС. В частности, в 1998 г. Тегеран официально проинформировал Москву о желании закупить в России 8 дивизионов ЗРС С-300ПМУ1, 1000 ПЗРК «Игла», 25 военно-транспортных вертолетов Ми-17-1В, восемь штурмовиков Су-25, а также зенитные ракетные системы С-300ВМ, радиолокационные станции «Гамма-ДЕ», «Каста-2Е2» и другое военное оборудование на сумму около 2 млрд долл. Однако действовавшее тогда российско-американское соглашение не позволило Москве подписать контракты на продажу этих вооружений.

Второй период активного ВТС России и Ирана

В ноябре 2000 года Москва официально уведомила американскую администрацию об отказе с 1 декабря 2000 года от данных в 1995 году обязательств не поставлять в Иран обычные вооружения. В 2001-2002 гг. начались поставки боеприпасов и запчастей к самолетам МиГ-29 и Су-24МК, находящихся на вооружении ВВС Ирана.

Улан-Удэнский авиазавод (УУАЗ) с 2000 по 2003 гг. поставил в Иран 27 вертолетов Ми-171 в гражданском варианте (5 Ми-171 в 2000 г., 21 в 2001-2002 гг. и 1 в 2003 г.). В 2001 году Иран подписал с «Рособоронэкспортом» новый контракт на приобретение в 2002-2004 гг. 36 вертолетов Ми-171Ш.

В ходе официального визита в Москву министра обороны Ирана в октябре 2001 года Россия и Иран подписали межправительственное соглашение о военно-техническом сотрудничестве, которое юридически определило рамки дальнейшего взаимодействия в этой сфере.

«Курганмашзавод» в феврале 2003 года получил заказ на поставку партии боевых машин пехоты, который был выполнен в 2004 г. По имеющимся данным, речь шла о поставках примерно 300 БМП-2 в Иран на сумму около 60 млн долл.

Данный заказ на БМП-2 не исчерпывал потребности Ирана в этом виде бронетехники. Ранее шла речь о возможной закупке до 1000 БМП-2, поэтому со стороны Ирана мог последовать дополнительный заказ на эти машины, тем более, что в процессе эксплуатации отечественного БМП «Борак» возникли серьезные технические проблемы.

УУАЗ в 2003 году поставил в Иран 3 новых штурмовика Су-25УБК. Первоначально речь шла о поставке 12 машин, но контракт был подписан только на 3 самолета. В продолжение этой тематики в 2005 году был заключен еще один контракт на поставку 3 самолетов Су-25УБТ.

В 2004 году УУАЗ завершил поставку в Иран 36 вертолетов Ми-171Ш по контракту, подписанному в 2001 году.

В начале 2005 года КВЗ поставил в Иран 3 вертолета Ми-17 для санитарной службы.

КБП выполнило небольшой по объему контракт с Ираном на поставку управляемых артиллерийских снарядов (УАС) «Краснополь-М».

Россия и Иран в декабре 2005 года подписали контракт на поставку российских ВиВТ на общую сумму более 1,4 млрд долл. Речь шла о закупке 29 ЗРК «Тор-М1» на сумму 700 млн долл. Кроме того, была достигнута договоренность о модернизации авиационной техники, находящейся на вооружении иранских ВВС. По неофициальным данным авиационная часть контракта предусматривала ремонт и модернизацию 24 Су-24 (стоимость – около 300 млн долл.). Россия также планировала поставить для ВМС Ирана патрульные катера.

Россия полностью завершила в конце декабря 2006 года поставку 29 зенитных ракетных комплексов «Тор-М1» в Иран. ЗРК «Тор-М1» развернуты для прикрытия от средств воздушного нападения важнейших государственных и военных объектов, в первую очередь ядерных в Исфахане, Бушере, Тегеране и на востоке страны.

Тегерану были поставлены 12 новых буксируемых комплексов «Тор-М1Т» на автомобильном шасси (они были специально разработаны концерном ПВО «Алмаз-Антей» для Ирана) и 17 «Тор-М1» на гусеничном шасси ГМ-5955, предназначавшиеся ранее для греческого опциона, который не был реализован. В феврале 2007 года была завершена поставка в Иран 1,2 тыс. ракет 9М331 и ЗИП для этих комплексов.

Российские ЗРК «Тор-М1» показали в Иране высокую вероятность поражения воздушных целей. Во время огневых испытаний комплексов иранские расчеты, подготовленные в России, сбили все воздушные мишени, имитировавшие средства воздушного нападения.

По официально неподтвержденным данным, «Рособоронэкспорт» выступил посредником при продаже Ирану 200 танковых двигателей В-84МС (производства ОАО «Челябинский тракторный завод-Уралтрак») на сумму 200 млн долл. для установки на иранские основные боевые танки «Зульфикар» (созданы на базе лицензионных российских Т-72С).

В 2007 году был подписан контракт на поставку Ирану пяти дивизионов ЗРС С-300ПМУ-1 в составе 40 пусковых установок на сумму около 800 млн долл. В ходе переговоров с Ираном обсуждалась также возможность поставки радиолокационных станций «Небо», «Каста», «Гамма» и «Поляна». Иран высказал заинтересованность в приобретении танков Т-90С.

В середине декабря 2005 года в российских СМИ появились сообщения со ссылкой на источник в ФСВТС о том, что Россия достигла также договоренности о поставках в Иран ЗРС «Печора-2А».

В ходе выставки «Айдекс-2005» Иран подал заявку на приобретение артиллерийского орудия «Нона-К» калибра 120 мм.

Второй «уход» России с рынка вооружений Ирана

Президент России (на тот момент) Дмитрий Медведев 22 сентября 2010 года подписал указ о мерах по выполнению резолюции СБ ООН N1929 от 9 июня 2010 года.

Указом предусматривался запрет использования территории России для транзитного перемещения (в том числе воздушным транспортом) вооружений в Иран, вывоз вооружений непосредственно с территории РФ, а также передача вооружений вне пределов страны с использованием морских и воздушных судов под государственным флагом России.

Запрет касался практически видов обычных вооружений по классификации Регистра ООН – боевых танков, боевых бронированных машин, артиллерийских систем большого калибра, боевых самолетов, боевых вертолетов, военных кораблей, ракет и ракетных систем, а также запчастей и средств материального обеспечения к этой технике. Запрет распространялся, в том числе на ЗРС С-300ПМУ-1.

Указ президента РФ полностью соответствовал п.8 резолюция №1929, принятой 9 июня 2010 года Совбезом ООН, которая вводила запрет на продажу Исламской Республике Иран всех семи категорий вооружений по классификации Регистра ООН.

С подписанием Дмитрием Медведевым 22 сентября 2010 года указа о мерах по выполнению резолюции СБ ООН N 1929 от 9 июня 2010 года, Россия уже второй раз для себя «потеряла» рынок вооружений Ирана.

Потери России в результате сворачивания ВТС с Ираном

Потери России в результате сворачивания военно-технического сотрудничества с Ираном оцениваются в сумму от 11 до 12 млрд долл. Этот объем включает как поставки по уже подписанным контрактам (до введения эмбарго на поставку вооружений Тегерану), так и упущенную выгоду от сворачивания программ по перспективным проектам.

Следует отметить, что в 2001 году Иран приступил к реализации 25-летней программы перевооружения ВС страны, которая предусматривала в основном ориентацию на закупку ВВТ российского производства, общий объем финансирования которой оценивается в 25 млрд долл. Российские производители в период 2000-2025 гг. могли рассчитывать как минимум на половину этой суммы, то есть на 11-12 млрд долл.

Единственной официально подтвержденной поставкой является передача Ирану в октябре 2011 года станции радиотехнической разведки 1Л222 «Автобаза». Как заявил тогда заместитель директора ФСВТС Константин Бирюлин, с иранской стороной «ведутся переговоры по дальнейшей поставке подобной техники». Как подчеркнул К.Бирюлин, «мы постоянно ведем переговоры с Ираном о закупке военной техники, которая не подпадает под санкции СБ ООН. Это оборонительные системы, в частности в данном случае речь идет о средствах радиоэлектронной борьбы».

Третье возвращение России на рынок вооружений Ирана

По состоянию на начало 2016 года урегулирование иранской «ядерной проблемы» дипломатическим путем привело к снятию большинства введенных ранее ограничений СБ ООН на торговлю с Тегераном. Тем не менее, ограничения в сфере ВТС остались. В частности, не были сняты ограничения на поставки Ирану обычных вооружений: танков, боевых бронированных машин, артиллерийских систем большого калибра (от 100 мм и выше), боевых самолетов и вертолетов, военных кораблей, ракет или ракетных систем. В соответствии с условиями сделки по ядерной программе Ирана поставка Тегерану этих вооружений может осуществляться только с предварительного разрешения Совбеза ООН. Эти ограничения действовали до 18 октября 2020 года.

С учетом того, что эмбарго СБ ООН на поставку Ирану вооружений, классифицируемых как «наступательные», действовало на период около 5 лет, наиболее перспективным направлением ВТС России и Ирана в этот промежуточный период стала тематика ПВО как чисто «оборонительная» система вооружения.

Первым реальным шагом к восстановлению отношений в сфере ВТС стало перезаключение контракта на поставку ЗРС С-300ПМУ-1 и отзыв иска Тегерана к России по невыполнению предыдущего контракта по системам ПВО. Таким образом, Россия избавила себя от возможных штрафных санкций, поскольку Иран 13 апреля 2011 года подал иск в третейский суд Женевы против «Рособоронэкспорта» на сумму 4 млрд долл. за отказ от поставок систем ПВО С-300ПМУ-1.

Сумма иска включала в себя стоимость контракта на поставку ЗРС С-300ПМУ-1, подготовку иранцами инфраструктуры для постановки комплексов на боевое дежурство и моральный ущерб.

Кроме того, Тегеран также включил в эту сумму неустойки по контрактам с РФ с 1995 года, когда вследствие сделки Гор-Черномырдин ВТС между РФ и Ираном было заморожено.

В 2016 году Россия завершила поставки по ранее аннулированному контракту на поставку Тегерану 5 дивизионов ЗРС С-300ПМУ-1 стоимостью более 800 млн долл. После завершения этого контракта стало возможным сотрудничество по другим системам ПВО большой дальности действия.

Вторым направлением сотрудничества с Ираном в промежуточный период стала тематика РЭБ. По имеющимся данным, в период с 2015 по 2018 гг. Ирану были поставлены 4 РЛС дальнего обнаружения (РЛС ПВО) «Резонанс-НЭ» (сумма заказа составила, оценочно, около 200 млн долл.).

В переходной период сотрудничество осуществлялось еще по ряду систем вооружения, которые классифицируются как чисто «оборонительные».

С урегулированием ситуации по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) по иранской ядерной программе и с учетом того, что СВПД взаимосвязан с резолюцией СБ ООН №2231, предусматривавшей снятие ограничений на поставку вооружений Ирану еще в октябре 2020 года, следует ожидать очередного, уже четвертого по счету, но уже «полноценного» (в отличие от третьего этапа) возвращения России на рынок вооружений Ирана.

В заключение отметим, что Тегеран намерен закупить крупную партию российских вооружений, включая 24 истребителя Су-35 и 2 батареи ЗРС С-400. Кроме того, обсуждается вопрос о выполнении Россией капремонта иранских МиГ-29 и Су-24К и переобучении иранских летчиков. В целом ведутся переговоры по поставке вооружений на сумму около 10 млрд долл.

52.59MB | MySQL:103 | 0,529sec