О влиянии ситуации вокруг портов на Красном море на политику и экономику Судана

Как указывают американские эксперты, конкурирующие группы в регионе Красного моря на востоке Судана все чаще используют закрытие портов в качестве политической тактики, поскольку усиливаются разногласия между ними по поводу декабрьского рамочного соглашения, направленного на продвижение Судана к демократическим выборам. За последние два года ряд портов в прибрежном регионе, включая Башаир 1 и 2, Хайдоб и северный и южный порты Порт-Судана, неоднократно закрывались и открывались по разным причинам. Сидячие забастовки вокруг Хайдоба продолжаются с августа прошлого года, что привело к полной остановке порта, который экспортирует домашний скот, включая верблюдов, в Китай и страны Персидского залива (Судан является крупнейшим экспортером мяса в страны ССАГПЗ; поголовье крупного рогатого скота в этой стране крупнейшее  в Африке и оценивается примерно в 52 млн голов).  90% внешней торговли Судана проходит через Порт-Судан на побережье Красного моря, что означает, что контроль над ним обеспечивает огромное влияние. Дирар Ахмед Дирар, вооруженный лидер, чья власть в Восточном Судане растет, пригрозил дальнейшим закрытием портов. Он заявил, что народ беджа, проживающий  в регионе, к которому он принадлежит, слишком долго маргинализировался Хартумом. Приостановка работы портов, сопровождающееся угрозой новых закрытий, привело к критическим потерям для суданской экономики, и без того находящейся в серьезном положении, и принесло безусловную пользу другим портам в регионе, особенно в Египте. Наблюдатели считают, что тактика использования судоходства, экспорта и импорта для оказания политического давления угрожает безопасности в центре Судана, а также наносит ущерб его экономике. Это происходит в то время, когда в самом Хартуме снова вышли в публичную сферу острые разногласия по поводу подписанного при международном посредничестве декабрьского соглашения между военными и гражданскими представителями коалиции «Силы за свободу и перемены» (FFC), целью которого является проложить путь к переходу к демократическим выборам через два года. В прошлое воскресенье FFC провела встречу с помощью международных посредников для обсуждения проблем в Восточном Судане. С другой стороны, комитеты сопротивления Судана, которые были в центре революции 2019 года, свергнувшей президента Омара аль-Башира, и возглавляли оппозицию военному перевороту 2021 года, выступают против сделки, которая, по их мнению, оставляет слишком много власти в руках военных. В Вооруженных силах Судана также идет жесткая борьба, а фактический лидер генерал Абдель Фаттах аль-Бурхан все больше расходится во взглядах на перспективы развития страны со своим заместителем, командующим Силами быстрой поддержки (СБП) Мухаммедом Хамданом Дагло, он же Хемити. Контроль над портами Судана на Красном море таким образом является важной частью будущего направления развития страны. Высший совет беджа неоднократно угрожал закрыть порты, чтобы противостоять реализации положений Мирного соглашения 2020 года в Джубе, которое позволило бывшим повстанцам из Дарфура, Южного Кордофана и штата Голубой Нил участвовать в переходном правительстве. Соглашение было отвергнуто лидерами племен в Восточном Судане, поскольку оно давало им слишком мало власти. Тем не менее, комитеты сопротивления и сторонники демократии обвинили племенных лидеров в поддержке бывшего режима Омара аль-Башира и в подготовке военного переворота во главе с Абдель Фаттахом аль-Бурханом в октябре 2021 года. Лидеры беджа недавно закрыли Порт-Судан примерно на два дня и пригрозили закрыть его на более долгий срок, чтобы противостоять декабрьскому рамочному соглашению. В заявлении лидеры беджа предупредили, что могут распространить закрытие на весь регион Восточного Судана, а не только на жизненно важное побережье Красного моря. Группа беджа заявила, что рамочное соглашение игнорирует их требования и требования Восточного Судана. «Мы продолжим нашу борьбу с этой маргинализацией», — заявил Высший совет беджа. При этом эксперты отмечают, за последние несколько лет закрытие портов на востоке Судана неоднократно прокладывало путь к серьезным политическим переменам в центре страны. Первое недавнее закрытие Порт-Судана произошло во время протестов против О.аль-Башира в 2019 году. Это вынудило его приостановить сделку, которую он подписал с филиппинской компанией по аренде части Порт-Судана. Закрытие продолжалось в течение двух недель в феврале 2019 года и сыграло значительную роль в восстании, которое свергло аль-Башира. Второе закрытие портов в сентябре 2021 года сыграло совершенно иную политическую роль, что в конечном итоге привело к военному перевороту, который последовал в октябре. Представители племен, возглавляемые лидером беджа Моухаммедом Аламином Тириком, которые выступали против соглашения в Джубе, закрыли порт, что привело к глубокому экономическому и политическому кризису, который сыграл на руку военным. Третье значительное закрытие порта было еще драматичнее. Лидеры племен во главе с Дираром, который близок к Тирику, закрыли Порт-Судан на несколько дней, чтобы отклонить рамочное соглашение от 5 декабря. Алавад Мухаммед, профсоюзный лидер Корпорации морских портов, национального портового оператора, уверен, что закрытие порта может быть использовано для требования улучшения условий для рабочих, но добавил, что племенные лидеры, старый исламистский режим и военные используют закрытие портов для шантажа демократических лидеров. Политизация вопроса лидерами племен служит «интересам военных и старого режима, используя важность порта для поставок товаров, топлива и экспорта», — считает он. Эта тактика также используется для урегулирования земельных споров с правительством и используется для оказания давления в других местах. Столкновения из-за земли между властями и местным сообществом вынудили народ камейлаб на Красном море закрыть судоходство в порту Хайдоб, который был построен компанией China Harbour Engineering и является частью Морского Шелкового пути Китая 21-го века. Охадж Тулаб, ведущий член сообщества камейлаб, который не получил компенсацию за создание порта на своей земле два года назад, заявил, что закрытие остановило экспорт суданского скота в Китай и страны Персидского залива. Тулаб подчеркнул, что порт Хайдоб закрыт с августа 2022 года из-за споров с China Harbour Engineering и суданской Корпорацией морских портов, которая управляет портом: «Корпорация морских портов пообещала жителям этого района, согласно соглашению, подписанному с ними в 2018 году, создание животноводческих складов, домов для граждан, медицинских центров и школ. Но этого не произошло». Мухаммед Альхасан Мухтар, глава порта Хайдоб, заявил, что порт зарабатывает на экспорте не менее 3-4 млн евро (3,2-4,3 млн долларов) в год, добавив, что доход сейчас теряется: «Ведутся переговоры с представителями камейлаб, чтобы разрешить кризис и убедить их прекратить сидячую забастовку. Если они позволят нам хорошо управлять портом, они выиграют больше, чем [от] этого длительного закрытия». Бывший чиновник Корпорации морских портов заявил, что Судан теряет 1 млн долларов в день из-за закрытия контейнерных терминалов в порту Порт-Судан, добавив, что эта цифра может составить 2 млн долларов, когда порты Суакин, Башаир, Осаиф и другие будут закрыты. Он также сообщил, что Судан «потеряет весь свой доход от экспорта, что шокирует всю экономику. Это приведет к другим последствиям, таким как нехватка топлива, пшеницы и других основных товаров и вызовет глубокие социальные волнения». Глава порт-суданского филиала международной судоходной компании заявил, что закрытие суданских портов повлияет на их репутацию в целом: «Мы заметили, что закрытие суданских портов привело к большому процветанию региональных портов в Египте, Саудовской Аравии и даже Эритрее и ОАЭ. Региональная и международная торговля не остановится из-за закрытия суданских портов». Хасан Али, влиятельный суданский импортер, подтвердил, что он и его коллеги-импортеры используют египетские порты Красного моря для доставки товаров в страну, в то время как порты Судана закрыты: «Мы использовали порты Нувейба и Хургада для импорта товаров, а затем переправляли их по суше в Судан».

52.53MB | MySQL:103 | 0,488sec