О роли племенного фактора в военно-политических конфликтах в Йемене. Часть 2

После вынужденной отставки президента аль-Эрьяни власть вновь берет в свои руки армия. Новым руководителем Йемена становится подполковник Ибрагим аль-Хамди, возглавивший «исправительное движение». Однако со временем он стал проводить политику по ограничению трайбализма и влияния шейхов. Отставка аль-Эрьяни стала результатом соглашения между аль-Хамди и племенной аристократией. Она сопровождалась отставкой председателя Совета Шуры шейха Абдаллы аль-Ахмара. Однако аль-Хамди, придя к власти не только не восстановил А.аль-Ахмара в должности, но и объявил о роспуске Совета Шуры. В результате шейх Абу Лахум охарактеризовал его как враждебного племенам президента. 11 сентября 1977 г. президент аль-Хамди погиб вместе со своим братом в результате теракта. Его организаторы не были выявлены, но полагают, что это были влиятельные шейхи племен.

Приход к власти в ЙАР в 1978 г. нового президента Али Абдаллы Салеха привел к стабилизации отношений между властью и племенами. При этом политика А.А.Салеха была двойственной. С одной стороны, он увеличивал роль и значение шейхов. С другой, с помощью сложной системы взаимоотношений и подкупа пытался подчинить их интересам государства. Большинство шейхов стали членами правящей партии Всеобщий народный конгресс (ВНК). В обмен на привилегии они были обязаны агитировать соплеменников на выборах за представителей правящей партии. В обязанности шейхов стали входить помимо сбора налогов на вверенной им территории предоставление населению базовых услуг и разрешение конфликтов. Контроль над ними был усилен при помощи спецслужб. Произошла инверсия: если ранее шейхи были представителями племен, защищавшими их интересы перед государством, то теперь они стали «смотрящими» за племенами со стороны государства.

Южный Йемен

Что касается Южного Йемена, то влияние племенного фактора здесь намного слабее, чем на севере страны. Впрочем, это не касается Шабвы и Хадрамаута, где племенной фактор продолжает играть значительную роль. Ослаблению трайбализма в Южном Йемене способствовали два фактора.

Во-первых, британская колонизация Адена в 1839 г.

Во-вторых, правление в этой стране в 1967-1990 гг. Йеменской социалистической партии (ЙСП), последовательно боровшейся с племенной аристократией.

На первом этапе британского колониального господства европейское гражданское управление было установлено только в Адене. Остальная территория представляла собой конгломерат мелких султанатов и эмиратов на племенной основе. Все они были вассалами британской короны. Они были обязаны способствовать британским экономическим интересам, не совершать преступления против европейцев и по возможности не вступать в вооруженные конфликты друг с другом. Во всем остальном они пользовались широкой автономией. Наиболее значительными были султанат Фадли в Абъяне, султанат Абдали в Адене и Лахдже, эмираты Верхний и Нижний Яфи, султанаты Верхний и Нижний Аль-Авалик в Шабве и племя Аль-Сабиха в Лахдже. Все они были вовлечены в межплеменные конфликты. Например, султанат Аль-Фадли боролся против Аль-Авалик, а племена Яфи воевали в северных районах Южного Йемена против зейдитского имамата.

В 1937 г. британцы перешли от мягкого господства к более решительным действиям. Султанаты были трансформированы в прямые протектораты британской короны. Их обязали подчиняться «советам» британских властей в Адене. Такое положение дел привело к недовольству, закончившемуся в 1950-е гг. вооруженной борьбой против колониального господства, а в 1967 г.  провозглашением Народно-Демократической Республики Йемен (НДРЙ). Левые социалисты, пришедшие к власти, были непримиримо настроены по отношению к трайбализму. Они считали его «феодальным и реакционным пережитком». Вместо того, чтобы делать уступки племенным силам в надежде интегрировать племена и султанаты в новое государство, они стали разрушать племенную структуру. По словам йеменского исследователя Эльхама Манайя, «Трайбализм был сурово осужден и стал синонимом феодализма. В результате сельские старосты (акили), которые часто были не богаче своих бедных земляков,  стали преследоваться как феодалы». Лояльность по отношению к ЙСП заменила прежнюю племенную лояльность, гражданам было запрещено использовать племенные приставки в фамилиях. Аграрная реформа 1970 года, отобравшая собственность султанов и эмиров, окончательно подорвала их позиции и вынудила многих из них эмигрировать в КСА. Мини-гражданская война в Йемене в 1986 г. была обусловлена расколом не по племенному, а скорее по региональному признаку. За президента Али Насера Мухаммеда воевали его земляки из Адена и Абъяна, а за Али Салема аль-Бейда – уроженцы Хадрамаута.

Племенной фактор в Йемене после объединения

В сентябре 1990 г. состоялось объединение ЙАР и НДРЙ в единое государство. Со стороны южнойеменских социалистов этот шаг был вызван острым социально-экономическим кризисом, вызванным прекращением экономической помощи со стороны СССР. При этом социалисты рассчитывали стать в новом государстве второй по значению, если не первой политической силой. Этого не произошло. Шейхи племен, прежде всего, Абдалла аль-Ахмар получили разрешение на создание в рамках новой многопартийной системы своей политической партии. Ею стала исламистская партия «Ислах», куда перешли многие племенные лидеры, входившие ранее в ВНК. Она объединила племенную знать, сторонников «Братьев-мусульман» и салафитов. При этом лидеры ВНК рассматривали её не как конкурента в борьбе за власть, а как инструмент в борьбе против социалистов. По итогам парламентских выборов социалисты заняли всего третье место, уступив ВНК и «Ислах». Одновременно по стране прокатилась волна убийств активистов ЙСП. Разочарованные социалисты попытались вернуться к проекту НДРЙ. Результатом стала гражданская война 1994 г. и поражение ЙСП.

В ходе гражданской войны президент Али Абдалла Салех широко использовал поддержку северных племен. Племенное ополчение оказало существенную помощь армии в подавлении восстания на юге страны. Оно получило с армейских складов оружие, которое затем так и не вернулось в вооруженные силы. Если ранее на вооружении у племен было легкое стрелковое оружие, то теперь появились танки, БТР и ракетные установки. Президент-победитель обязан был и материально отблагодарить своих союзников. В ходе приватизации государственных земель и недвижимости в Южном Йемене согласно указу 1995 г. большая часть досталась шейхам северных племен. Если на первом этапе президентства Салех занимал равноудаленную позицию по отношению ко всем племенам, то теперь при назначении на важные посты предпочтение стало оказываться его соплеменникам из федерации Хашид. Шейх Абдалла бен Хусейн аль-Ахмар стал новым спикером парламента ЙАР.

Возвращение к племенной системе стало происходить и на юге Йемена. Институт шейхов и акилей появился даже в тех местах, где о нем уже давно забыли. Например, в Адене. Согласно исследованию, проведенному в 2010 г. йеменским социологом Аделем аль-Шарабджи, 17 из 22 губернаторов провинций имели сильные племенные связи. Был создано Управление фондами племенных дел, выплачивавшее ежемесячные пособия шейхам без всяких законных оснований. Шейхи приобрели полномочия на своих территориях следить за исполнением законов и оказывать помощь беднякам, составляя списки нуждающихся. Всё это вело к злоупотреблениям. Например, Абдалла аль-Ахмар и племенной шейх из провинции Аль-Бейда Ясир аль-Авади обвинялись в организации частных тюрем, где содержались виновные в преступлениях и проступках. Другой известный племенной лидер Мухаммед Ахмед Мансур, видный деятель правящей партии ВНК и член Совета Шуры, имел частную тюрьму и собирал на своей территории незаконные налоги. Все это, по мнению Рим Мугайед, привело к тому, что «племя в Йемене всё больше приобретало черты государства, а государство стало быть похожим на племя».

Ещё одним негативным аспектом племенной системы в Йемене является её использование в политических целях внешними акторами, прежде всего Саудовской Аравией. На первом этапе гражданской войны в Северном Йемене 1962-1970 гг. КСА оказала помощь монархистам, представленными шиитами-зейдитами (сейчас это звучит как нонсенс). Однако после 1970 г. саудиты стали интегрировать шейхов-республиканцев, часто используя систему подкупа. Шейх Абдалла бен Хусейн аль-Ахмар открыто писал в своих мемуарах о том, что его племя Хашид стало инструментом саудовского влияния в Йемене. Защита саудовских интересов выражалась в племенном давлении на неугодных Эр-Рияду президентов, таких как Абдуррахман аль-Эрьяни и Ибрагим аль-Хамди. В 1978 г. шейхи племен убедили КСА одобрить кандидатуру Али Абдаллы Салеха как нового президента после убийства его предшественника Ахмеда аль-Гашими. В 1982 г. в Эр-Рияде был создан Специальный комитет по взаимодействию с племенами Йемена, направлявший значительные денежные субсидии шейхам под предлогом «помощи бедным племенам Йемена». До 2010 г. его возглавлял принц Султан бен Абдель Азиз. Очень часто эта финансовая помощь не доходила до рядовых йеменцев, но способствовала лишь обогащению шейхов. Рим Мугайед пишет: «Повышение Салехом власти локальных шейхов не привело к увеличению благосостояния племен в целом. Это видно на примере провинции Амран, домена сыновей шейха Абдаллы аль-Ахмара. Несмотря на то, что семья аль-Ахмаров, возглавляющая федерацию Хашид, является одной из богатейших в Йемене, Амран остается одной из самых бедных провинций».

52.24MB | MySQL:103 | 0,494sec