Наземная ПВО арабских государств Персидского залива

Сегодня в недрах стран, расположенных вдоль побережья Персидского залива, находятся крупнейшие запасы углеводородов. Шесть членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) – Бахрейн, Катар, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты, Оман и Саудовская Аравия  – в настоящее время обеспечивают около 20% мировой добычи нефти. Если к этой величине добавить продукцию из Ирана и Ирака, совокупный объем составит  около 30%. Природные богатства региона могут превратить их обладателей в объекты агрессии, что наглядно показало вторжение Ирака в Кувейт в августе 1990 года.

Опыт последних по времени военных конфликтов свидетельствует, что значительное поражение противнику наносится воздушными средствами нападения. Причем, они стали значительно разнообразнее, и к стандартной для войн прошлого столетия пилотируемой авиации прибавились баллистические ракеты (БР) и беспилотные летательные аппараты (БПЛА). Для противодействия угрозам воздушных атак на свои города, объекты критически важной инфраструктуры, а также срыва воздушных операций противника в поддержку враждебных сухопутных сил, страны региона вкладывают значительные средства в национальную противовоздушную оборону.

С целью создания многоуровневой системы ПВО, способной справиться с угрозами на малых, средних и больших высотах, в неё включают воздушную и наземную компоненты. Первая подразумевает использование перехватчиков или многоцелевых истребителей (а в перспективе и БПЛА). Вторая состоит из многоэлементных стационарных (объектовых) и мобильных, а также обслуживаемых 1-2 операторами переносных зенитно-ракетных комплексов (ЗРК/ПЗРК).

Следует отметить, что информация о наличие соответствующих систем в регионе достаточно противоречива. Если находящееся на вооружении региональных армий и иных силовых структур современные средства наземной ПВО, особенно поставляемые из США и Европы, легко документируются, то ситуация с более ранними и морально устаревшими образцами, которые могут уже не эксплуатироваться, но оставаться на хранении и быть потенциально доступным для использования, значительно усложняет точность оценок. Тем не менее можно утверждать, что основу ПВО ССАГПЗ составляют ЗРК американского производства «Пэтриот», THAAD и «Усовершенствованный Хок», которые дополняются продукцией европейского, российского и в ближайшей перспективе израильского происхождения.

Саудовская Аравия

Королевство Саудовская Аравия (КСА) стало первым в регионе пользователем ЗРК «Пэтриот» (MIM-104 PATRIOT), заказав его в 1990 году.  На тот момент это был пятый экспортный заказ производителя системы компании Raytheon. Он включал 48 пусковых установок (ПУ) M901, 6 пунктов управления огнем (КП батареи) AN/MSQ-104, 6 многофункциональных РЛС с фазированной антенной решеткой (ФАР) AN/MPQ-53 и 384 зенитных управляемых ракеты (ЗУР) в версии PAC-2. Дальнейшие поставки продолжились по контракту на сумму 1,03 млрд долл. США, заключенному в декабре 1992 года. По договору, подписанному в июне 2011 года, комплексы PAC-2 Саудовской Аравии модернизировали до стандарта Config-3, что сделало их совместимыми с ракетой версии PAC-3. Чуть позднее, в сентябре 2014 года королевство запросило партию из 202 ЗУР РАС-3, 36 комплектов модифицированных ПУ и 6 специализированных компьютеров управления огнем.

Столкнувшись в Йемене с БПЛА и ракетными атаками со стороны поддерживаемых Ираном повстанцев-хоуситов, в 2021 году Саудовская Аравия запросила поставку дополнительных ракет «Пэтриот». Агентство по сотрудничеству в области обороны и безопасности США  (US Defense Security Cooperation Agency) в августе 2022 года объявило о запланированной продаже  КСА вспомогательного оборудования и партии из 300 зенитных ракет «Пэтриот» в варианте MIM-104E Guidance Enhanced Missile-Tactical Ballistic Missile (GEM-T, или усовершенствованная тактическая БР с улучшенным наведением), предназначенных для перехвата баллистических целей. Согласно заявлению DSCA новые ракеты «Пэтриот» предназначены «для защиты границ королевства от настойчивых трансграничных беспилотных воздушных систем хоуситов и атак БР на гражданские объекты и критически важную инфраструктуры Саудовской Аравии».

США в мае 2018 года одобрили возможную продажу Саудовской Аравии систем ПРО Lockheed Martin THAAD, противоракетного комплекса подвижного наземного базирования для высотного заатмосферного перехвата ракет средней дальности (Terminal High Altitude Area Defence). Комплекс предназначен для формирования зональной системы ПВО на театре военных действий.

Правительство Саудовской Аравии запросило 16 групп мобильных тактических станций управления огнем и связи THAAD, 7 РЛС AN/TPY-2 THAAD, 44 пусковые установки THAAD и 360 ракет THAAD, а также вспомогательное оборудование и подготовку расчетов. Контракт, заключенный с Lockheed Martin в марте 2022 года на сумму 1,42 млрд долл. США, предусматривал поставку Саудовской Аравии дополнительных ракеты-перехватчиков.

До поступления на вооружение ВС КСА современных систем ПВО/ПРО, с 1980-х годов Саудовская Аравия являлась основным пользователем системы средней дальности «Усовершенствованный Хок» (MIM-23B I-HAWK) от Raytheon. Эксплуатируемые ВВС КСА развернутые силы насчитывают 16 батарей и в общей сложности 126 ПУ. Вопреки тому, что имеют место утверждения о полном устаревании системы и её несоответствии современным боевым действиям, ЗРК «Хок» все еще используют 17 государств. Кроме того, Испания приняла решение поставить Украине улучшенные системы «Хок» фазы III, а США заявили о программе модернизации ракет, предназначенных для экспортируемых испанских комплексов.

Как известно, ЗРК «Хок» поступил в войска в 1959 году, после чего прошел серию мероприятий по модернизации. Сначала, в рамках улучшения системы (HAWK Improvement Program, HIP), начиная с 1966 года, появился «Усовершенствованный Хок» (Improved Hawk, I-HAWK), а затем с августа 1979 года, доработки продолжились уже в рамках плана улучшения продукции армии США (Product Improvement Plan, PIP).

В ходе фазы I PIP в комплекте «Усовершенствованный Хок» прошла замена РЛС обнаружения цели AN/MPQ-48 (Continuous Wave Acquisition Radar, CWAR) на улучшенную модель CWAR AN/MPQ-55 и модернизация импульсной РЛС обнаружения AN/MPQ-50 (Pulse Acquisition Radar, PAR), обеспечившая способность цифровой индикации движущейся цели (Moving Target Indicator, MTI). Принятая на вооружение в период с 1983 по 1986 год, версия ЗРК фазы II получила высокомощный радар подсветки цели (High Power Illuminating Radar, HPIR) AN/MPQ-57, который заменил часть ламповой электроники РЛС AN/MPQ-46 на современное твердотельное оборудование. Помимо того, была добавлена ​​оптическая вспомогательная система слежения (Tracking Adjunct System, TAS), предназначенная для работы в жестких условиях электронного противодействия.

Развернутый с 1989 года, ЗРК версии фаза III претерпел более обширные изменения: замену РЛС AN/MPQ-55 на AN/MPQ-62 CWAR и улучшенную двухканальную РЛС подсветки цели AN/MPQ-61 HPIR, включающую систему LASHE (Low-Altitude Simultaneous Hawk Engagement, или «Маловысотное одновременное поражение») – режим, обеспечивающий одновременное поражение одним ЗРК нескольких маловысотных воздушных целей. Первоначально Саудовской Аравии поставлялись системы, соответствовавшие стандарту фазы II, но в 1995 году королевство разместило заказ на сумму 118 млн долл. США на комплекты, которые позволили бы модернизировать ЗРК фазы II до стандарта фазы III.

В качестве средства ПВО ближнего действия ВС КСА использует ЗРК «Кроталь» (Crotale) французской компании Thomson-CSF (в настоящее время Thales). Считается, что КСА имеет на вооружении около 40 батарей. В саудовской армии комплекс получил обозначение «Шахин» (Shahine). Изделие специально разработано под заказчика. Комплекс  установлен на гусеничное шасси и используется для защиты мобильных сил. Он существует в двух версиях: оригинальный «Шахин 1», заказанный в 1975 году, и улучшенный «Шахин 2», приобретенный примерно 10 годами позже. В начале 1990-х годов системы «Шахин 1» претерпели модернизацию до стандарта «Шахин 2».  Эр-Рияд в 2001 году заключил с Thales контракт на 129 млн долл. США на модернизацию своих систем «Шахин», поставленных в 1985 году, а также на предоставление логистических и вспомогательных услуг. Одновременно, начались переговоры о модернизации ЗРК «Шахин 2».

Основными ПЗРК, находящимися в настоящее время на вооружении саудовской армии, являются несколько вариантов семейства Raytheon FIM-92 «Стингер» (Stinger). Помимо переносного варианта, они также используются на бронемашинах машинах M1097 «Эвенджер» (Avenger). Сообщается, что на вооружении Национальной гвардии Саудовской Аравии находятся 5 ЗРК вертикального пуска VL MICA от европейского концерна MBDA, а также 68 многоцелевых боевых машин (Multi Purpose Combat Vehicle, MPCV) с установленными ЗРК «Мистраль 2» того же производителя. ЗРК «Мистраль 2» предназначен для прикрытия сухопутных сил от воздушного противника, действующего на малых и предельно малых высотах. Зона поражения: по дальности/по высоте – 500-6000/5-3000 м.

Объединенные Арабские Эмираты

По утверждениям военных экспертов, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) — федерация семи эмиратов, состоящая из Абу-Даби (столица), Аджмана, Дубая, Фуджейры, Рас-эль-Хаймы, Шарджи и Умм-аль-Кувейна, — стали первым членом ССАГПЗ, который развернул уровневые ЗРК, способные обеспечить возможности противоракетной обороны. Абу-Даби в настоящее время использует комбинацию ЗРК «Пэтриот» с ЗУР GEM-T и PAC-3. Сообщается, что для защиты крупных населенных пунктов и критически важных объектов инфраструктуры развернуто в общей сложности девять батарей.

ОАЭ оказались также первым иностранным покупателем системы THAAD, разместившим заказ в 2011 году. Считается, что на начало 2023 года они имеют 2 действующие батареи THAAD, одна из которых предназначена для защиты города Абу-Даби, а другая – района Аль-Рувайс.

Первое боевой применение системы относится к январю 2022 года, когда она перехватила несколько угроз, направленных в сторону агломерации Абу-Даби, включая авиабазу Аль-Дафра. В следующем месяце было сообщено о втором успешном перехвате. В августе 2022 года источники объявили о предполагаемой продаже ОАЭ еще 2 станций управления пуском THAAD, 2 станций тактических операций THAAD, 96 ракет THAAD и соответствующего вспомогательного оборудования на сумму 2,245 млрд долл. США.

Об очередном расширении возможностей ПВО ОАЭ в январе 2022 года объявили СМИ Южной Кореи. Речь шла о подписании контракта между южнокорейскими компаниями LIG Nex1, Han wha Systems и Hanwha Defense и эмиратским холдингом Tawazun Technology and Innovation (TTI). Контракт на сумму 3,37 млрд долл. США подразумевает поставку ОАЭ южнокорейских ЗРК средней дальности Cheongung II с ЗУР KM-SAM Block II. Предположительно, поставка включает 12 батарей ЗРК Cheongung II и модифицированную версию многофункциональной РЛС (MFR) Hanwha Systems. Разработка ЗРК началась в 2012 году с целью создания системы, способной противостоять БР. Характеристики ЗРК Cheongung II не приводятся, но известно, что комплекс является дальнейшим развитием модели Cheongung I, ракета которой КM-SAM Block I при массе 400 кг имеет дальность стрельбы до 40 км и досягаемость по высоте до 15 км.

В отношении систем ПВО малой и меньшей дальности сообщается, что в ОАЭ находятся 5 батарей ЗРК «Усовершенствованный Хок», представляющих собой смесь систем фазы II и фазы III, в общей сложности 30 ПУ. Они дополняются шведскими ПЗРК Bofors RBS 70, закупленными Дубаем в 1979 году, и двухзарядными ПУ ATLAS (Affût Terrestre Léger Anti-Saturation) от Mistral Matra BAe Dynamics (ныне MBDA). Ранее на вооружении ВС ОАЭ также находились ПЗРК «Рапира» от Matra BAe Dynamics, но эти системы компания выкупила по соглашению, достигнутому в 1989 году.

Помимо прочего, ОАЭ стали первым заказчиком российского зенитного ракетно-пушечного комплекса (ЗРПК) «Панцирь-С1Э», разработанного АО «Конструкторское бюро приборостроения». Заказ, заключенный  в мае 2000 года, включал 50 машин. Сообщается, что поставки небольшого количества начались в 2007 году, но выявленные технические проблемы отложили прибытие остальных до 2009–2013 годов. В качестве платформы заказчик выбрал немецкий грузовик MAN SX 45 с колесной формулой 8×8, что сделало эмиратские системы сразу узнаваемыми. Это было продемонстрировано в середине 2020 года, когда в Ливии силы Правительства национального согласия захватили «Панцирь» на базе MAN SX 45, который, как считается, относился к одной из партий, поставленных ОАЭ конкурирующей Ливийской национальной армии.

Эксперты отмечают противоречивость сообщений о запланированной модернизации «Панцирей» в ОАЭ, которые в 2019 году объявили о контракте на модернизацию на сумму 12 млн долл. США, но в 2021 году директор Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству России Дмитрий Шугаев заявил, что Россия и ОАЭ только обсуждают возможную модернизацию «Панцирь-С1». Зарубежные эксперты полагают, что последнее утверждение предусматривает обновление системы ОАЭ до нового стандарта «Панцирь-С1М», который вводит усовершенствованную РЛС сопровождения и новую высокоскоростную ракету 57Э6М-Э, увеличивающую максимальную дальность поражения до 30 км по сравнению с текущими 20 км.

Целостность картине состава ПВО ОАЭ придает решение о приобретении израильской системы ПВО малой дальности «Спайдер» (Spyder). Комплекс является совместной разработкой компаний Rafael Defense Systems и Israel Aircraft Industries. Первоначальный контракт оценивался в 460 млн долл. США. По данным израильских источников согласие оборонного ведомства страны на сделку с ОАЭ получено в сентябре 2022 года. Согласование окончательных деталей планировалось провести в кратчайшие сроки.

«Спайдер» представляет собой быстродействующий мобильный ЗРК, способный поражать самолеты, вертолеты, БПЛА и высокоточные боеприпасы. Он обеспечивает ПВО основных объектов инфраструктуры и подразделений сухопутных войск в районах сосредоточения и боевых действий. Комплекс использует ЗУР двух типов «Дерби» и «Питон 5». Первая имеет активную радиолокационную головку самонаведения (ГСН) и зону поражения до 35 км, по дальности, и от 20 м до 16 км, по высоте. Вторая оснащена ИК-ГСН, зона поражения по дальности и высоте до 20 км и от 20 м до 9 км, соответственно. Утверждается, что «Спайдер» обладает расширенными возможностями электронного противодействия и использует инструментарий электрооптического наведения.

Интерес ОАЭ к системе израильского производства начался вскоре после подписания «Авраамовых соглашений». По оценкам специалистов, ОАЭ нужна эффективная система, способная защитить их воинские формирования от вооруженных БПЛА, применяемых повстанцами-хоуситами в Йемене.

Катар

Очередная зарубежная продажа комплекса THAAD состоялась в 2014 году, когда Катар заказал 12 ПУ THAAD, 150 ракет THAAD, 2 блока управления огнем и связью THAAD, 2 РЛС AN/TPY-2 THAAD и одну РЛС раннего предупреждения. Кроме того, к концу того же года Катар готовился стать 13-м экспортным покупателем ЗРК «Пэтриот». Сообщалось, что первоначальный контракт включал 11 модернизированных огневых батарей «Пэтриот» в варианте Configuration-3 в составе: 11 РЛС AN/MPQ-65, 11 пунктов управления огнем, 30 антенно-мачтовых групп, 44 ПУ, 768 улучшенных ЗУР PAC-3 (PATRIOT Advanced Capability 3), 246 ЗУР «Пэтриот» MIM-104Э GEM-T, 10 тренировочных ракет РАС-3 и 2 тренировочные ракеты «Пэтриот» MIM-104Э GEM-T. Контракт, заключенный в 2015 году с компанией Raytheon, предусматривал закупку, поставку и установку оперативного центра ПВО/ПРО, а также его интеграцию с различными системами противовоздушной и противоракетной обороны.

По состоянию на конец 2018 года, в недавно сформированных силах ПВО Катара эксплуатировалась, по крайней мере, одна батарея «Пэтриот». Первоначально она обслуживалась с помощью американских специалистов, пока не стали доступны подготовленные национальные операторы.

По линии прямых коммерческих закупок  Катар приобрел у производителя (консорциума корпорации Raytheon и норвежской группы Kongsberg) Национальную усовершенствованную ракетную систему «земля-воздух» NASAMS (National Advanced Surface to Air Missile System). Не многим позже, в ноябре 2018 года, DSCA США объявило об одобрении продажи 40  усовершенствованных ЗУР малой дальности класса «воздух-воздух» AIM-120C-7 (AMRAAM) для использования с системой, а также о поставке секретного программного обеспечения для РЛС AN/MPQ-64F1 Sentinel. Предполагаемая стоимость поставки оценивалась в 215 млн долл. США. Согласно открытым источникам, NASAMS относится к ЗРК малой дальности и в современной конфигурации NASAMS 2 способна поражать воздушные цели на дальности до 25 км и на высотах до 14-15 км.

Основным элементом ближнего действия в системе ПВО Катара является германо-французский ЗРК «Роланд 2» (Roland 2), заказанный в 1986 году. Сообщалось, что сделка включала   смесь стационарных и мобильных систем, установленных на шасси AMX-30 и MAN SX90 8×8. Их прибытие позволило Катару отказаться от своих систем «Рапира» и передать их Оману.

Основными ПЗРК, находящимися в настоящее время на вооружении Катара, являются французские «Мистрали» и американские «Стингнеры» FIM-92. Их дополняют китайские «Фейну 6» (FN-6). Китайская продукция представляет собой ПЗРК третьего поколения. Твердотопливная двухступенчатая ЗУР с тепловой ГСН обеспечивает поражение целей на высотах от 15 м до 3,5 км и на дальности до 5 км.

Кувейт

Кувейт внедрил систему «Пэтриот» в состав своей ПВО в 1993 году по контракту на сумму 327 млн долл. США. Тогда было закуплено 40 ПУ и 210 ракет в версии РАС-2. Позднее, в 2010 году агентство DSCA сообщило о возможной продаже стране еще 209 ЗУР «Пэтриот» MIM-104E GEM-T, после чего в 2012 году прошло объявление заказа на 4 РЛС «Пэтриот» с ФАР, 4 пункта управления огнем, 20 ПУ, 2 информационно-координационных центра и 60 улучшенных ЗУР в конфигурации PAC-3. Поставка очередной партии из 84 улучшенных ракет с расширенными возможностями PAC-3 MSE (PATRIOT Advanced Capability Missile Segment Enhancement) и  сопутствующее оборудование прошла в рамках пакета на сумму 800 млн долл. США, утвержденного правительством США в 2020 году.

В ВВС Кувейта также эксплуатируются 4 батареи ЗРК «Усовершенствованный Хок» (MIM-23 I-HAWK) компании Raytheon. До вторжения Ирака в 1990 году Кувейт имел 5 батарей, из которых 3 участвовали в боевых действиях и сбили 23 иракских самолета и вертолета. Сообщается, что четверка батарей, которые, как считается, все еще состоят на вооружении, соответствуют стандарту фазы III и насчитывают в общей сложности 24 ПУ.

Кувейт в 1998 году закупил 5 батарей ЗРК «Амун» (Amoun), а в середине 1990-х получил еще 5. Комплекс является египетской версией швейцарской системы ПВО «Скайдард – Спарроу» от компании Oerlikon-Contraves. В состав кувейтской батареи входят пункт управления огнём «Скайгард», 2 спаренные 35-мм буксируемые зенитные пушки GDF-003 и 2 ПУ с 4 ЗУР класса «земля-воздух» на каждой. Используются ракеты типов «Спарроу» AIM-7 или «Аспид» от MBDA. Комплекс позволяет обстреливать до трех целей одновременно. Зона поражения: по дальности от 1,5 до 6 км, по высоте от 15 до 6000 м.  В ходе войны в Персидском заливе 1991 года ЗРК «Амун» были захвачены Ираком, и частично возвращены Кувейту после её окончания.

Министр обороны Кувейта шейх Джабер аль-Мубарак ас-Сабах в июне 2001 года  заявил о планах приобретения 5 дополнительных систем «Амун». Более 10 лет назад европейский концерн MBDA запустил к трехлетнюю программу модернизации кувейтского запаса ракет «Аспид» до конфигурации «Аспид 2000» и соответствующей модернизации ЗРК «Амун» для использования обновленных боеприпасов.

Следующей системой ПВО, которая поступит на вооружение Кувейта, скорее всего, станет NASAMS. Агентство DSCA сообщило в октябре 2022 года об одобрении Государственным департаментом США продажи Кувейту 7 РЛС AN/MPQ-64FI Sentinel, 63 ЗУР AIM-120C-8, 63 ЗУР увеличенной дальности AMRAAM-ER, 63 ЗУР «Сайдвиндер» AIM-9X Block II и сопутствующее оборудование общей ориентировочной стоимостью 3 млрд долл. США.

До вторжения 1990 года Кувейт располагал 20 маловысотными ЗРК 9К33 «Оса» (по классификации НАТО SA-8 Gecko) российского производства, закупленными в конце 1980-х годов. После войны в Персидском заливе в 1991 году они были доставлены в Ирак в дополнение к национальным системам «Оса» и так и не были возвращены. Для организации локальной ПВО Кувейт имеет несколько типов ЗРК. В рамках контракта 1994 года на сумму 50 млна фунтов стерлингов поступили облегченные ПУ «Старбуст» (Starburst) британского производителя Short Brothers (теперь Thales Air Defence). Предположительно, поставка включала 48 ПУ (некоторые или все из них оснащены тепловизорами, предназначенными для обеспечения 24-часовой работы) и не менее 250 ракет. Однако, учитывая, что возраст этих ЗУР приближается к 30-летнему, их работоспособность вызывает сомнения. Кроме того, Кувейт эксплуатирует семейство ПЗРК «Стингер» FIM-92.

Бахрейн

О желании Бахрейна закупить российский ЗРК С-400 «Триумф» в октябре 2017 года объявил командующий королевской гвардией шейх Насер бен Хамад Аль Халифа на открытии оборонной выставки BIDEC. Однако, двумя годами позже Госдепартамент США одобрил поставку Бахрейну 60 ЗУР «Пэтриот» PAC-3 MSE, 36 ЗУР MIM-104E GEM-T и 9 ПУ M903. По мнению западных экспертов, после этого реализация соглашения по «Триумфу» останется неактуальной на последующие 5-7 лет.

До дебюта «Пэтриота» самой дальнобойной системой ПВО, эксплуатируемой в стране, считался ЗРК «Усовершенствованный Хок» (MIM-23B I-Hawk). Сообщается, что до сих пор остаются в эксплуатации 6 батарей, и все они соответствуют стандарту фаза III.

Помимо перечисленных вооружений в составе ПВО Бахрейна находятся 10 батарей «Кроталь». Арсеналы ПЗРК включают примерно 40 комплексов RBS 70 шведского производителя Saab Bofors Dynamics, закупленных в 1979 году, и американские ПЗРК «Стингер» FIM 92A. Якобы запланированная закупка ПЗРК 9К338 «Игла-С» (SA-24 Grinch) не подтверждена.

Оман

Самая дальнобойная система ПВО на вооружении ВС Султаната Омана — это ЗРК малой и средней дальности NASAMS. Предназначенный для поражения пилотируемых и беспилотных воздушных целей, огневая батарея комплекса обычно состоит из 3 ПУ, каждая из которых несет до 6 ракет. Изначально NASAMS разрабатывался для использования ЗУР AIM-120 AMRAAM, но возможно применение ракет класса «воздух-воздух» AIM-9X «Сайдвиндер» или других боеприпасов. Соглашение о поставке NASAMS в Султанат Оман было достигнуто на рубеже 2013-14 годов. Общая стоимость контракта составила 1,28 млрд долл. США. В дополнение к ним Сухопутные войска Омана имеют на вооружении 7 ПУ (2 батареи) французского ЗРК малой дальности «Кроталь» (Crotale NG).

В ноябре 2000 года Оман стал первой страной на Ближнем Востоке, оснащенной ЗРК малой дальности «Мистраль 2» европейского концерна MBDA. На вооружение поступила версия комплекса с ЗУР, оснащенной усовершенствованной пассивной инфракрасной ГСН, новым ускорителем, более высокой максимальной скоростью, большей маневренностью и увеличенной дальностью до 6 км. Султанат Оман выбрал вариант двухзарядной ПУ ALBI, смонтированной на легком бронированном автомобиле Panhard Vehicule Blinde Leger (VBL) 4×4. Оман также оказался первым заказчиком системы ALBI, ПУ которой оснащается тепловизором, что позволяет работать днем и ночью. Кроме того, закупка включала несколько установленных на VBL постов определения координат (Mistral Coordinate Post, MCP) производства MBDA. Каждый пост позволяет управлять огнем нескольких ПУ ALBI.

В период с 1974 по 1977 год за первоначальным приобретением Оманом 28 ЗРК малой дальности «Рапира» от BAe Dynamics (MBDA) последовал заказ в 1980 году на 12 РЛС сопровождения цели DN181 Blindfire. Эти силы дополнили 12 ПУ и 6 РЛС слежения, полученных из Катара. В начале 1990-х годов оманские системы вернулись в Великобританию для модернизации до стандарта SAHAM, который эквивалентен экспортной конфигурации B1X. Модернизация включает улучшенную плоскую ФАН, автоматическое изменение кода «свой-чужой», добавляет улучшения в области радиоэлектронной борьбы и позволяет системе использовать ЗУР «Рапира» версии Mk 2A/2B.

Некоторые источники констатируют наличие в стране до 12 ЗРПК «Панцирь-С1Э» по состоянию на 2012 год. Примерно в то время, когда США сообщили о запросе Омана на 18 самоходных ПУ ЗРК малой дальности «Эвенджер» (Avenger) от компании  Boeing и 266 ПЗРК «Стингер» в модификации RMP Block 1 с ракетой, оснащенной более чувствительной ГСН. Информации о закрытии указанной заявки в пользу заказчика отсутствует.

Ирак

После войны 2003 года против Ирака в этой стране почти не осталось ПВО – только несколько РЛС контроля воздушного пространства и радаров управления воздушным движением, а также несколько устаревших зенитных орудий. Поэтому, подобно членам ССАГПЗ, Ираку пришлось инвестировать в новые системы наземной ПВО. Ключевые компоненты будущей интегрированной системы ПВО заложило обращение к США от 2013 года. Заявка включала оборудование, необходимое для оснащения 3 батарей «Хок» (HAWK XXI) в составе 6 пунктов управления огнем, 6 высокомощных РЛС подсветки целей, 2 мобильных оперативных батальонных центров (Battalion Operation Centers, BOC), 3 пульта ПВО BOC и 216 ЗУР MIM-23P «Хок». Одновременно, запрашивалось 40 ПУ ЗРК «Эвенджер» и 681 ПЗРК «Стингер» в варианте RMP Block I.

Согласно источникам, во время ирано-иракской войны в Иране удалось захватить достаточно большое количество ЗРК «Рапира». Они могли бы поступить на вооружение Ирака, но были сняты с производства около 20 лет назад. Поскольку в свое время Ирак сделал некоторые закупки российской техники ПВО, основным ПЗРК, используемым ВС страны в настоящее время, остается комплекс 9К338 «Игла-С» (SA-24 Grinch).

Контракт, подписанный в 2012 году, предусматривал поставку партии из 24 российских ЗРПК «Панцирь-С1Э» (SA-22 Greyhound). Полученная техника участвовала в иракском военном параде в 2015 году.

Как известно, посол Ирака в России в 2019 году заявил о твердой готовности руководства его страны приобрести российские ЗРК большой дальности С-400 «Триумф». Новость растиражировали местные, российские и зарубежные СМИ. В следующем 2020 году США разместили в Ираке свои ЗКР «Пэтриот» под предлогом защиты иракских баз, на которых размещены войска коалиции. Присутствие на территории Ирака американских войск, а также общая нестабильность в стране, по мнению экспертов, ставит под вопрос перспективы поставки российской техники ПВО в Ирак в обозримой перспективе.

Таким образом, можно констатировать, что наземная ПВО арабских государств Персидского залива характеризуется достаточно насыщенной номенклатурой систем. Среди наиболее дальнобойных в регионе преобладают американские ЗРК «Пэтриот» и THAAD. Комплексы малой и средней дальности значительно разнообразнее. Помимо систем производства США и ЕС на рынок проникли изделия из Израиля, Китая и Южной Кореи. Среди ЗРК российского (советского) происхождения эксплуатируются ЗРПК «Панцирь-С1» и ПЗРК «Оса» и «Игла». Закупкам российского ЗРК большой дальности С-400 «Триумф» активно препятствуют США.

Вместе с тем, боевые действия на Украине четко демонстрируют растущее значение воздушных средств нападения и позволяют сравнить реальные боевые возможности комплексов ПВО российского и западного производства. В связи с чем, можно предполагать увеличение интереса арабских заказчиков к системам, подтвердившим свои характеристики в зоне СВО.

52.67MB | MySQL:103 | 0,616sec