Размышления о нормализации отношений между Ираном и Саудовской Аравией. Часть 1

10 марта с. г. на переговорах в Пекине была достигнута договоренность о восстановлении дипломатических отношений между Ираном и Саудовской Аравией и начале диалога о нормализации отношений между этими ближневосточными государствами. Документ подписали секретарь Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Ирана Али Шамхани и советник Совета национальной безопасности Саудовской Аравии Мосаед бен Мухаммедом аль-Айбан. Соглашение было достигнуто при китайском посредничестве. При этом значительную роль сыграл бывший министр иностранных дел КНР, а ныне член Политбюро ЦК КПК, отвечающий за внешнюю политику Ван И. Такой результат ирано-саудовского диалога стал сюрпризом для многих наблюдателей. На протяжении последних пятнадцати лет отношения между двумя государствами неуклонно ухудшались. Между ними шла борьба за влияние в регионе, выливавшаяся в прокси-войну в Сирии, Йемене и Ираке. Несомненно, что примирение крупнейших региональных держав будет иметь глубокие последствия для всего Ближнего Востока.

Ирано-саудовское соперничество имеет глубокие корни. Оно началось еще в 1970-е годы, когда оба государства были привилегированными союзниками США в регионе. Открытое же противостояние между этими государствами началось после Исламской революции 1979 года в Иране. Правительства КСА и Кувейта оказали значительную финансовую помощь (около 30 млрд долларов) режиму Саддама Хусейна во время ирано-иракской войны 1980-1988 годов. Причиной являлось опасение саудовской элиты в иранской экспансии на Аравийский полуостров. В Эр-Рияде считали что революционное руководство ИРИ попытается взять под контроль богатую нефтью саудовскую провинцию Шаркийя, населенную шиитами. Интеграционная организация Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) была создана в 1981 году во многом как противовес иранскому влиянию в регионе.

Отношения между ИРИ и КСА достигли нижней точки в 1987 году после инцидента во время хаджа. Саудовские силы безопасности жестоко подави ли протестные выступления иранских паломников (среди которых было немало шиитских агитаторов). В результате погибли 402 паломника, 275 из которых были иранскими гражданами. В знак протеста иранские активисты подвергли погрому посольство КСА в Тегеране и подожгли посольство Кувейта. При погроме посольства КСА погиб саудовский дипломат, пытавшийся выпрыгнуть из окна. Дипломатические отношения были заморожены, а король Фахд бен Абдель Азиз распорядился не выдавать виз иранским паломникам. Хадж из Ирана был возобновлен только в 1990 году, но количество иранцев, желающих посетить Мекку и Медину было резко ограничено.

Постепенная нормализация отношений между двумя странами началась только в 1991 году. Ей помогла иракская оккупация Кувейта. Министр иностранных дел ИРИ Али Акбар Велаяти приложил много усилий для того, чтобы доказать своим партнерам из Залива, что главной угрозой для них является баасистский Ирак, а не шиитский Иран. В декабре 1997 года наследный принц и фактический правитель королевства Абдалла бен Абдель Азиз посетил Иран с визитом. В 1999 году президент ИРИ Мохаммад Хатами посетил с официальным визитом Эр-Рияд. Он стал первым иранским президентом, посетившим королевство после Исламской революции. Хатами предложил аравийским монархиям создать новую систему безопасности в регионе Персидского залива. В 2001 году было подписано соглашение в сфере безопасности между Ираном и Саудовской Аравией.

Период разрядки в ирано-саудовских отношениях прервался после американской оккупации Ирака в 2003 году и свержения режима Саддама Хусейна. Усиление позиций проиранских политических партий и группировок в Ираке возродили в Эр-Рияде опасения по поводу иранской экспансии в регионе. В 2005 году к власти в ИРИ пришел новый президент Махмуд Ахмадинежад с более жесткими подходами в сфере внешней политики. Иран начал ускоренными темпами осуществлять ядерную программу. Это было воспринято в Эр-Рияде как угроза национальной безопасности КСА. В марте 2011 года Вооруженные силы КСА фактически оккупировали Бахрейн, подавив протестные выступления местных шиитов, что было крайне негативно воспринято в Иране. Вслед за этим процессы «арабской весны» привели к открытой конфронтации между КСА и ИРИ. Эти государства стали активно соперничать за влияние на Ближнем Востоке. Ареной борьбы между ними стала Сирия, где Эр-Рияд поддерживал вооруженные формирования, сражавшиеся против законного правительства Башара Асада. В свою очередь Иран с самого начала встал на сторону своего сирийского союзника и оказал ему значительную  помощь. В 2015 году КСА  и ОАЭ совершили вооруженное вторжение в Йемен. Противостоящие им хоуситы стали получать помощь от Ирана.

Катализатором нового обострения в двусторонних отношениях стала трагедия в Мекке во время хаджа, когда в результате халатности организаторов паломничества в давке 24 сентября 2015 года погибло 2136 человек. Из всех государств, чьи граждане участвовали в хадже, едва ли не самые большие потери понес Иран. В ходе «саудовской Ходынки» погибло 494 иранцев и 36 пропали без вести. Среди пропавших – многие иранские ученые и высокопоставленные чиновники. Среди них можно выделить бывшего посла ИРИ в Ливане Газанфара Рукнабади, отвечавшего за связи Ирана с «Хизбаллой» и, без сомнения, бывшего носителем секретной информации. После этого верховный лидер ИРИ Али Хаменеи обвинил власти Саудовской Аравии в «убийстве» паломников и заявил об их неспособности организовать хадж.

В феврале 2016 года властями КСА был приговорен к смерти и казнен известный шиитский проповедник шейх Нимр ан-Нимр. В Иране это известие было воспринято крайне негативно. Шиитские активисты разгромили посольство Саудовской Аравии в Тегеране и генеральное консульство в Мешхеде. После этого КСА разорвала с Ираном дипломатические отношения. Антииранская пропаганда в саудовских СМИ достигла невиданного размаха. Не отставали и иранские масс-медиа. В сентябре 2016 года наследный принц  КСА Мухаммед бен Сальман заявил о своей готовности «перенести борьбу на территорию Ирана» и профинансировал конференцию террористической организации «Моджахеддин-э Халк». В марте 2018 года Мухаммед бен Сальман назвал верховного лидера ИРИ Али Хаменеи «новым Гитлером» и заявил, что «если Иран приобретет ядерное оружие, то мы будем следующими».

Учитывая глубину накопившегося между государствами конфликтного потенциала, достичь соглашения было очень непросто. Какие же причины побудили двух заклятых врагов подписать перемирие и перейти к нормализации отношений? Прежде всего, значительные внутренние социально-экономические проблемы Ирана, побуждающие его руководство снизить внешнеполитическую активность. Осенью прошлого года в Иране развернулось массовое протестное движение, угрожавшее дестабилизацией обстановки в стране. Движение удалось приглушить, но оно свидетельствует о недовольстве значительной части иранского населения своим экономическим положением и действиями властей. Одновременно Иран стремится выйти из политической изоляции. Назначение на пост министра иностранных дел ИРИ в 2021 году профессионального арабиста Хосейна Амир Абдоллахиана было призвано улучшить отношения с Саудовской Аравией и другими аравийскими монархиями. На фоне фактического провала переговоров по ядерной проблеме и конфронтации с Израилем это является актуальной задачей.

Что касается Саудовской Аравии, то стремление договориться с Ираном вызвано желанием обеспечить безопасность королевства. Руководство КСА хочет достойно выйти из им же самим развязанной войны в Йемене. Этот конфликт затянулся и угрожает ударами хоуситов по критической инфраструктуре КСА. В качестве примеров можно привести атаку на объекты саудовского ТЭК в Хурейсе и Абкейке в сентябре 2019 года и на НПЗ в окрестностях Эр-Рияда в марте 2021 года. При этом американские системы ПВО в 2019 г. не смогли помочь  в отражении ударов. Существует версия о том что объекты в Хурейсе и Акейке были поражены не из Йемена, а из Ирака иранскими прокси-группами. Руководство КСА стремится сейчас больше не к региональной экспансии, а к модернизации экономики и реализации мегапроектов, таких как город Неом. Поэтому ему нужна мирная передышка.

52.21MB | MySQL:103 | 0,502sec