О факторах, определяющих проведение нвоенной операции Израиля против Ирана на фоне изменения баланса сил на Ближнем Востоке в 2023 году

Заявление министра обороны США Ллойда Остина об очень высокой вероятности военной операции Израиля в Иране осталось практически незамеченным мировыми СМИ. Со своей стороны считаем, что напрасно, поскольку текущая военно-политическая ситуация требует учета данной составляющей при оценке перспектив развития событий в Ближневосточном регионе. Это обусловлено следующими факторами:

Во-первых, Л.Остин дал свой прогноз после встречи с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху, а значит, получил информацию из первых рук. Ведь сам Б.Нетаньяху недавно утверждал, что вернулся в правительство для того, чтобы не допустить превращения Ирана в ядерную державу. Зная решительный характер главы израильского правительства, это не звучало ради красного словца.

Во-вторых, глава Пентагона обозначил рамки предстоящего на Ближнем Востоке конфликта: «Мы сомневаемся в реальности наземной фазы, но, скорее всего, будут нанесены ракетно-бомбовые удары по объектам в Иране». Вновь говорить о том, что этот сценарий Л.Остин придумал, не приходится, поскольку ранее Израиль всегда заранее информировал Вашингтон о военных наработках. Но тогда у стороннего наблюдателя возникает закономерный вопрос: для чего американский министр проинформировал, в том числе иранское руководство, об израильских планах? Объективных объяснений «сливу» может быть только два. Например, можно предположить, что в Пентагоне действительно хотели бы остановить Б.Нетаньяху в его желании нанести удар по Ирану. Поскольку переубедить израильского премьера на переговорах не удалось, Л.Остин решил сорвать эффект внезапности от израильского нападения.

Однако более правдоподобным, напротив, выглядит желание Вашингтона подтолкнуть Израиль к удару по иранским ядерным объектам и критической инфраструктуре. В зоне поражения предположительно окажутся средства доставки ядерного оружия и системы противоракетной обороны. На встрече с Б.Нетаньяху глава Пентагона заявил: «США никогда не позволят Ирану стать обладателем ядерного оружия». С учетом информации МАГАТЭ о том, что Иран якобы достиг 84-процентного уровня обогащения урана, у Израиля есть более чем серьезный повод для немедленных действий. Ирану же, если верить американским и британским экспертам, осталось дообогатить уран всего на шесть процентов, после чего страна сможет приступить к созданию ядерной бомбы.

Так что слова Б.Нетаньяху о том, что разразится ужасная ядерная война, если мировое сообщество не помешает Ирану стать обладателем ядерного оружия, лишь подтверждают готовность Израиля действовать радикально. 8 марта 2023 года в интервью оппозиционному иранскому СМИ Iran International Б.Нетаньяху подчеркнул: «Европа и США наконец поняли, какую опасность Иран представляет для всего мира». Премьер Израиля утверждал, что ядерная программа Тегерана близка к красной линии, и он не согласен с главой МАГАТЭ, который назвал нападение на любой ядерный объект нарушением международного права. В переводе с военно-дипломатического лексикона это означает, что Б.Нетаньяху заручился негласной поддержкой со стороны ключевых европейских лидеров в отношении своих военных планов. О том, какие обещания за европейскую и американскую сдержанность в отношении операции против Тегерана дал сам Б.Нетаньяху, можно лишь догадываться. Нельзя исключать, что они были связаны с возможной военной помощью Украине со стороны Израиля (путем поставки систем борьбы с БПЛА и разрешения реэкспорта на Украину проданных зарубежным странам боеприпасов к наступательным вооружениям).

Есть основания утверждать, что в Израиле с ядерной программой Тегерана быстро и без последствий. В ситуации, когда работа Совета Безопасности ООН заблокирована украинским конфликтом, у израильского руководства оказались развязаны руки. К тому же Израилю приходится спешить. Соглашение между Саудовской Аравией и Ираном о нормализации отношений, а также существенное улучшение в политическом диалоге между Ираном и Объединенными Арабскими Эмиратами сокращают окно логистических возможностей для израильской операции. С учетом того, что в предполагаемом нападении на Иран будут задействованы ВВС, у них остается совсем немного путей для незаметного передвижения – через Иорданию и Ирак. Прежние маршруты, которые рассматривались экспертами несколько лет назад – через Саудовскую Аравию, Бахрейн или ОАЭ, более не выглядят безопасными с чисто военной точки зрения.

Еще один важный фактор, заставляющий правительство Нетаньяху торопить события, – внутренняя нестабильность в еврейском государстве. Митинговая активность в Израиле не спадает. Для сплочения нации израильским властям необходим традиционный внешний враг и победоносный конфликт. Израиль также вынужден принимать во внимание быстрое развитие обороноспособности Ирана. Месяц назад ВВС Ирана допустили местных журналистов на первую в стране подземную авиабазу, способную, как утверждают иранские власти, принимать и эксплуатировать все типы ударных истребителей и БПЛА.

В заключение отметим, что Тегеран сообщил, что действие оружейного эмбарго ООН, которое запрещало закупку обычных вооружений, истекло. Теперь у Ирана развязаны руки для военных закупок у союзников. Тогда как демонстративное игнорирование Биньямином Нетаньяху существовавших прежде каналов для диалога с Москвой может по итогу оказаться для Израиля фатальной ошибкой. Таким образом, в нынешней международной ситуации вместо незначительного локального столкновения Израиль своим нападением на Иран рискует спровоцировать разрушительный региональный конфликт.

52.35MB | MySQL:103 | 0,599sec