Президент Туниса Зин аль-Абидин бен Али: политический портрет

На состоявшихся 25 октября с.г.  выборах  президентом Туниса  на очередной пятилетний срок был в пятый раз избран З.А. бен Али. Он существенно обошёл трёх других кандидатов, получив ок. 90% голосов избирателей.

Являющийся уже 22 года главой Тунисского государства З.А. бен Али родился 3 сентября 1936 г. в Хаммамет Сусе. Во время учёбы в лицее в Сусе он принимал участие в национально-освободительном движении, выполняя обязанности связного между подпольными организациями, и несколько раз арестовывался французами.

З.А. бен Али получил военное образование по нескольким специальностям – в Высшем военном училище Сен-Сир и артиллерийском училище в Шалон-сюр-Марн во Франции и в школе противовоздушной обороны в США, а также в американской Высшей школе разведки и безопасности  (что сыграло важную роль в его судьбе). С течением времени он приобрёл значительный опыт государственной, политической и дипломатической деятельности, занимая посты директора Департамента военной безопасности Минобороны, генерального директора Главного департамента национальной безопасности МВД, министра национальной безопасности, министра внутренних дел, военного атташе в Марокко, посла Туниса в Польше, заместителя генсекретаря, а затем генерального секретаря СДП и в октябре-ноябре 1987 г. премьер-министра. 7 ноября 1987 г. З.А. бен Али отстранил от власти 84-летнего пожизненного президента Х. Бургибу и стал президентом Туниса. Переворот, получивший название «жасминной революции», был осуществлён при формальном соблюдении законности  – на основании заключения врачей о неспособности престарелого Х. Бургибы выполнять свои обязанности и со ссылкой на ст. 57 Конституции, предусматривающую переход  в таком случае власти к премьер-министру.

В 1992 г. З.А. бен Али развёлся с Наимой Кефи (дочерью первого начальника Генштаба тунисской армии)  и женился на Лейле Тараблуси, с которой он познакомился в свою бытность министром внутренних дел. Хотя Лейла была  всего лишь парикмахером, она  принадлежала к одному из наиболее влиятельных тунисских кланов. Став «первой леди», Лейла быстро освоилась со своим новым положением, завоевала авторитет и начала, опираясь на поддержку  родственников, активно участвовать в общественной жизни. При этом она стремится не выглядеть тенью своего супруга,  считая необходимым время от времени демонстрировать, что способна играть самостоятельную роль.

З.А. бен Али зарекомендовал себя как государственный деятель,  объективно оценивающий текущую ситуацию и при этом обладающий стратегическим видением,  продуманно и настойчиво реализующий принятые решения. Характерной чертой его стиля является способность не просто приказывать, а разъяснять и убеждать. Но  когда  необходимо, он умеет проявлять   максимальную жёсткость. Как заявил 28 апреля 1986 г. Х. Бургиба, назначая З.А. бен Али министром внутренних дел, «у него крепкая хватка, и он сумеет удержать страну в руках».[1] Президент не является харизматическим лидером. Его авторитет зиждется не на зажигательных речах, вдохновляющих массы, а на делах, на способности умело руководить государством, успешно преодолевать возникающие трудности. Образ, создаваемый ему тунисскими средствами массовой информации,  это — образ человека, пекущегося о благе Туниса, постоянно занимающегося делами, держащего руку на пульсе страны.

В качестве главы государства З.А. бен Али обладает весьма широкими полномочиями, что позволяет ему оказывать решающее влияние на внутреннюю и внешнюю политику страны. В соответствии со ст. 41 Конституции он является «гарантом национальной независимости, территориальной целостности государства, уважения Конституции и законов, а также выполнения договоров. Он следит за бесперебойным функционированием конституционных государственных органов власти и обеспечивает непрерывность деятельности государственного механизма». Президент назначает премьер-министра, министров, государственных секретарей. Фактически он, а не глава кабинета, являющийся технократом-исполнителем, руководит работой Правительства. З.А. бен Али имеет право отклонять принятые Палатой депутатов законы и направлять их на новое рассмотрение. Наконец, в соответствии с Конституцией он занимает пост главнокомандующего вооружёнными силами.

За время пребывания З.А. бен Али у власти небольшая и к тому же не относящаяся к числу экспортёров нефти страна добилась впечатляющих успехов в  развитии народного хозяйства и в социальной сфере. Его «новая стратегия» была основана на социал-демократических принципах. Изложенная в выработанной к 1989 г.  программе она была нацелена на создании развитой, ориентированной на экспорт экономики, базирующейся на свободном предпринимательстве и способной адаптироваться к требованиям, предъявляемым ассоциацией Туниса с Европейским союзом. Свободное предпринимательство не означало, однако,  отказа от государственного регулирования и экономического стимулирования, от политики  поощрения инвестиций в ключевые отрасли народного хозяйства.

Среднегодовые темпы экономического роста не являются в Тунисе ошеломляюще высокими, составляя ок. 5% в год. Но эти темпы остаются стабильными в течение вот уже двух десятилетий и – главное – в четыре раза превышают  прирост населения.[2] Тунис обладает конкурентноспособной экономикой, занимая по этому показателю 30-е место в мире и находясь впереди Италии, Китая и России.[3] Только за период 2004-09 гг. доход на душу населения вырос с 3,5 тыс. тун. дин. (2,7 тыс. долл.) до 5 тыс. тун. дин. (3,9 тыс. долл.). В середине нынешнего десятилетия 80% тунисских семей являлись собственниками жилья, 21% владел автомобилями, 82% — холодильниками, 50% — мобильными телефонами.[4] Если в 1984 г. 14% населения жило ниже уровня бедности, то сейчас этот показатель снизился до 3,8%.[5] Важное значение имело сформирование многочисленного среднего класса, что привело к трансформации социальной структуры общества из пирамидальной, свойственной развивающимся странам, в ромбовидную, присущую развитым государствам. Существенно повысилась средняя продолжительность жизни, достигшая к настоящему времени 75 лет.

Одной из причин тунисского «экономического чуда» стало широкое вовлечение в производственную сферу женщин. В 2004 г. они составили 27% экономически активного населения по сравнению с 6% в 1966 и 22% в 1995  г.[6] Число женщин, являющихся владелицами или руководительницами предприятий, возросло с 1 тыс. в 1991 г. до 5 тыс. в 2001 г.[7]

Серьёзной проблемой продолжает вместе с тем оставаться безработица, уровень которой достигает 14%.[8]Особенно остро эта проблема стоит перед молодёжью. В первой половине нынешнего десятилетия выпускники высших учебных заведений и профессионально-технических училищ составляли 57% от общего числа безработных.[9] К 2008 г., несмотря на все принимаемые Правительством меры, их доля снизилась лишь до 50%. В политическом плане опасность такого положения заключается в том, что безработная молодёжь  восприимчива к идеям религиозного возрожденчества и в силу этого становится объектом пристального внимания со стороны исламистов.

Другую серьёзную проблему представляет раздел народного хозяйства на сферы влияния между несколькими влиятельными кланами, ведущую роль среди которых играет семейство Тараблуси.[10] Это ограничивает свободу конкуренции, осложняя  развитие экономики.

Потенциальную угрозу режиму создаёт и сохраняющаяся возможность возникновения экономического кризиса, причём по не зависящим от тунисцев причинам – из-за падения цен на фосфаты, вызванного рецессией мировой экономики свёртывания экспорта, роста стоимости импортируемого продовольствия, сокращения  туризма либо резких колебаний курсов иностранных валют и дестабилизации международных финансовых рынков.

Тем не менее, З.А. бен Али считает, что Тунис сможет успешно справиться с реальными или потенциальными проблемами и, как обычно, ставит задачи долгосрочного характера. Им выдвинут амбициозный план добиться за период 2007-16 гг. удвоения промышленного экспорта с 6,7 млрд евро до 14 млрд.[11] Обнародованная З.А. бен Али накануне президентских выборов программа предусматривает концентрацию усилий на внедрении инноваций и передовых научно-технических достижений, широкое применение энергосберегающих технологий, а в общественной сфере – на социальной защите молодёжи и женщин. Основное внимание предполагается уделять наращиванию производства в экспортно-ориентированных отраслях, таких как автомобильные и авиационные комплектующие, текстиль, обувь, кожаные изделия. «Наше стремление, — подчеркнул президент в ходе встречи с представителем «Оксфорд Бизнес Групп» М. Бенсон-Колли, — состоит в том, чтобы придать новый импульс экономическому развитию и в целях ускорения темпов реформ и дальнейшего укрепления конкурентноспособности, обеспечения дальнейшей интеграции страны в мировую экономику».[12]

Приход З.А. бен Али к власти положил начало политической либерализации. Был отменёно  пожизненное президентство, разрешено создание светских оппозиционных партий, выпущены на свободу генеральный секретарь ВТОТ Х. Ашур и председатель ДИН Р. Ганнуши. Однако выступления интегристов быстро положили конец тунисской «демократической весне». Набрав на парламентских выборах 1989 г. 14% голосов избирателей, они потребовали либерализации «Ан-Нахды» (как к тому времени стало называться Движение исламской направленности), а получив отказ, прибегли к насилию.[13] Режим ответил на это масштабными репрессиями, завершившимися разгромом исламистских группировок (как утверждал председатель «Ан-Нахды» Р. Ганнуши, было арестовано 50 тыс. человек).[14]

К настоящему времени в Тунисе сложилась система «фасадной демократии». В стране насчитывается семь легальных оппозиционных партий.[15] За государственный счёт финансируется 50% деятельности партий (включая оппозиционные) и 50% их расходов на издание газет. Президентские выборы проводятся на альтернативной основе. За оппозицией зарезервировано минимальное представительство в Палате депутатов в количестве 20% мест, выделяемых ей, даже если она набрала меньше двадцати процентов  голосов. Реально же на выборах президента всегда с огромным отрывом от соперников побеждает З.А. бен Али, причём не только за счёт широко используемого административного ресурса, но и благодаря авторитету, которым он действительно пользуется у тунисцев. Через правящее Демократическое конституционное объединение (которое на  последних   выборах получило в парламенте 161 место из 214) З.А. бен Али, являющийся  председателем партии, уверенно контролирует ситуацию в Палате депутатов. Тунисские средства массовой информации находятся под жёстким контролем властей. В стране имеются политические заключённые.

Если исходить из европейских стандартов демократии, то Тунис соответствует им далеко не полностью. Вместе с тем следует учитывать, что он является страной не европейской, а арабской, к которой невозможно автоматически применять западные стандарты. Нельзя упускать из виду, что гражданское общество там только формируется, что среди тунисцев широко распространены патерналистские настроения и они рассматривают главу государства как «отца нации». В этих условиях форсированная политическая либерализация, введение  реальной многопартийности и свободы печати были бы чреваты погружением страны в хаос. Что касается политзаключённых, то подавляющее большинство из них- 500 человек – являются исламистами, выступающими за создание  теократического государства (в котором  о демократии и речи идти не будет).[16]

При этом дело с либерализацией и правами человека в Тунисе обстоит не хуже – а зачастую и лучше, — чем в большинстве  арабских государств. С учётом этого остаётся непонятной активность на тунисском направлении европейских правозащитников, в частности Международной амнистии и «Хьюмен Райтс Вотч». Хотя в центре их внимания находится ситуация вокруг светских оппозиционных организаций, прежде всего Тунисской лиги прав человека, объективно их попытки «раскачать лодку» играют на руку прежде всего интегристам.

И всё же будущее Туниса во многом будет зависеть от того, как будет обстоять дело с демократизацией. Пока с требованиями ускорения либерализации выступает лишь не столь уж значительная часть буржуазии, средних слоёв,  интеллигенции, в то время как большинство населения страны существующая ситуация вполне устраивает. Вместе с тем можно предполагать, что по мере дальнейшего развития экономики начнёт более остро вырисовываться необходимость преодоления господства кланов и обеспечения свободы экономической конкуренции, чего невозможно добиться без  свободной политической конкуренции. В этой ситуации перед З.А. бен Али  встанет задача пройти по «лезвию бритвы», не затягивая с назревшими реформами, но и избегая их непродуманного форсирования.

Одним из важнейших достижений главы государства стало сведение к минимуму исламистской угрозы. Добиться этого удалось благодаря ставке не только на репрессии, а на применение наряду с ними комплексных мер  социально-экономического, политического, идеологического характера. Значительное внимание уделяется искоренению порождающих интегризм причин – сокращению числа лиц, живущих в бедности и нищете, росту благосостояния среднего класса, развитию служивших оплотом исламистов отсталых районов юга.[17] Введение многопартийности способствовало направлению деятельности недовольных режимом в легальное русло, порождая у них иллюзию возможности прихода к власти политическим путём. Принципиально важное значение имел допуск «наверх» — пусть даже на вторые роли – политической и экономической элиты юга, ранее симпатизировавшей интегристам. Были приняты законы о политических партиях (запрещающий их создание на религиозной основе) и о деполитизации мечетей.[18] Осуществлена деисламизация образования, поскольку, как полагают в Тунисе, «именно школа порождает фундаментализм и способствует его распространению».[19] В конечном счёте, удалось вытеснить религию из политики, сведя её роль к фактору, обеспечивающему сохранение национально-культурной самобытности тунисцев.

Тем не менее, полностью ликвидировать интегристскую угрозу не удалось. За границей действуют базирующаяся на Лондон «Ан-Нахда», предпринимавшая попытки забросить в страну своих боевиков Тунисская сражающаяся группа, возможно располагающая ячейками в Тунисе Партия исламского освобождения.[20] В конце декабря 2006- начале января 2007 г. тунисскими спецслужбами была обезврежена террористическая группировка Солдаты Асада ибн Фурата, взаимодействовавшая с алжирской Организацией «Аль-Каида» в странах исламского Магриба.

Что касается кадровой политики З.А. бен Али, то в его окружение входят, в основном, одни и те же люди, которых президент время от времени «перетасовывает», не позволяя им «прикипеть» к месту и обзавестись слишком прочными связями. Значительное внимание З.А. бен Али уделяет борьбе с коррупцией и злоупотреблениями служебным положением, рассматривая их как «раковую опухоль», способную полностью разрушить государственный механизм. При этом применяется и такой – возможный, впрочем, только в небольшой стране – метод, как вызов слишком уж «зарвавшихся» высших чиновников к президенту, после беседы с которым они принимают решение добровольно  вернуть  неправедно нажитые средства государству. Хотя полностью покончить с коррупцией так и не удалось, она удерживается в «приемлемых» рамках, и в этом отношении Тунис выглядит намного лучше других арабских стран.

х                                   х                                           х

В соответствии с Конституцией Туниса предельный возраст для кандидата на пост президента составляет 75 лет. Пока, видимо, было бы преждевременно гадать, пойдёт ли З.А. бен Али на новое повышение возрастного ценза (составлявшего до 2002 г. 70 лет) либо примет решение уйти от власти. Тем не менее, в СМИ уже появились сообщения,[21] что он готовит себе преемника в лице С. аль-Матари, женатого на Насрин – старшей дочери Зин аль-Абидина и Лейлы.

 


[1]             http://ru/wikipedia.org/wiki//%D0%97%D0%B8%D0%BD_%D1%8D%D0%BB%D1%…

[2]             А.Б. Подцероб. Ислам во внутренней и внешней политике стран Магриба. М., 2009, с.20, 96; Le Monde, 03.03.2009.

[3]             http://www.tunisie.ru.

[4]             Р.Г. Абдулатипов, С.А. Воробьёв. Очерки практической арабистики. М., 2006, с. 269; Le Monde, 28.03.2009.

[5]             Н.И. Ворончанина. Ислам в общественно-политической жизни Туниса. М., 1986, с. 11.

[6]             Подробнее см.: А.Б. Борисов. Арабский мир: прошлое и настоящее. М., 2002, с. 94.

[7]             La Presse de Tunisie, 21.03.2001; Хукук аль-инсан фи Тунис. Ат-Такрир аль-ватани. 1993-1994. Тунис, б/г, с. 161.

[8]             Le Monde, 03.03.2009.

[9]             Tunisia. A Country that Works. Invest in Tunisia. Tunis, б/г, р. 10-11.

[10]            http://www.answers.com/topic/zine-el-abidine-ben-ali.

[11]            А.Б. Подцероб. Ислам во внутренней и внешней политике стран Магриба, с. 20.

[12]            Arabistica com., 30.06.2009, на http://www.arabinform.com/news/2009-06-30-189.

[13]            Тунис ибра-т-тарих, аль-джуз ар-рабиа Тунис ат-тахаввуль. Тунис, 2005, с. 116.

[14]            Интервью Р. Ганнуши газете «Завтра» // Завтра, 15.11.2006.

[15]            Б.В. Долгов. Большой Ближний Восток: демократизация и радикальный исламизм. // Мир ислама: история, общество, культура: Материалы Международной исламоведческой научной конференции 11-13 декабря 2007 года. Москва, РГГУ. М., 2009, с. 233.

[16]              http://www.islamnews.ru/index.html?=News&file=article=article@sid=768.

[17]            См.: А.Б. Подцероб. Президент Туниса З.А. бен Али: 20 лет у власти, на http://www.iimes.ru/rus/frame_stat.html.

[18]            Подробнее см.: А.Б. Борисов. Арабский мир: прошлое и настоящее, с. 93.

[19]            А.Б. Подцероб. Президент Туниса З.А. бен Али…

[20]            См.: Б.В. Долгов. Большой Ближний Восток… // Мир ислама…, с. 233.

[21]            См.: htpp://www.foreignpolicy.com/users/login.php?story_id=4090&URL=http://www.foreignpolicy.com/story/cms.php?story_id=4090.

42.82MB | MySQL:92 | 1,010sec