Об отношениях Египта с Всемирным банком и МВФ на фоне проблем с приватизацией государственных предприятий

Всемирный банк заявил 22 марта, что одобрил новое соглашение о партнерстве с Египтом на 7 млрд долларов на 2023-2027 годы с акцентом на увеличение  числа рабочих мест в частном секторе, предоставление более качественных услуг в области здравоохранения и образования и адаптацию к изменению климата. Соглашение о партнерстве со страной (CPF) будет привлекать 1 млрд долларов в год от Международного банка реконструкции и развития (МБРР) и около 2 млрд долларов в течение пяти лет от Международной финансовой корпорации (IFC).  В заявлении ВБ говорится, что среди целей программы — помочь создать равные условия для частного сектора, стимулировать инвестиции и повысить устойчивость к потрясениям за счет улучшения макроэкономического управления. Экономика Египта в прошлом году оказалась под серьезным давлением после того, как последствия военной операции России на Украине выявили основные проблемы. Кроме того, 22 марта Международная финансовая корпорация (IFC), входящая в Группу Всемирного банка, объявила, что она сотрудничает с Европейским банком реконструкции и развития и Суверенным фондом Египта для развития опреснительных установок в Египте по модели государственно-частного партнерства. Эта схема является частью плана Египта по увеличению поставок опресненной воды на 8,8 млн куб. м воды в день к 2050 году, причем первые установки будут расположены в районе северного побережья Марса-Матрух, говорится в сообщении IFC. Египет почти полностью зависит от поставок пресной воды из реки Нил и считается подверженным высокому риску последствий изменения климата.

На фоне переговоров с МБРР и МВФ правительство объявило об амбициозных планах приватизации, но продажа государственных активов неоднократно откладывалась. Как следствие, ровно 22 марта Египет приостановил продажу доли в контролируемой государством Telecom Egypt из-за «рыночных условий». Стесненное в средствах правительство Египта планировало предложить 10-процентную долю в контролируемом государством телекоммуникационном гиганте, в котором занято около 53 000 человек. Египет сталкивается с валютным кризисом, который привел к нехватке товаров первой необходимости и рекордной инфляции. В прошлом году Каир был вынужден обратиться к МВФ за четвертым кредитом за шесть лет. В рамках получения финансовой помощи в размере 3 млрд долларов правительство должно открыть бухгалтерские книги государственных предприятий, продолжить приватизацию и позволить своей валюте свободно перемещаться. В прошлом месяце Египет объявил о плане продажи долей по меньшей мере в 32 государственных компаниях к концу марта 2024 года. Telecom Egypt не была указана среди них, но решение в его отношении было истолковано экспертами как свидетельство жесткого дефицита твердой валюты и уступка требованиям международным кредиторам. Компания на 80%  принадлежит государству. Компания имеет долгую историю. Построенная Британской восточной телеграфной компанией в 1854 году, она отвечала за первую телеграфную линию в Египте, проходящую между Каиром и Александрией. Египетское правительство приобрело компанию в конце 19 века. В этой связи очевидно, что египтяне попытались блефовать, пытаясь своим объявлением о приватизации  Telecom Egypt убить сразу «двух зайцев».

  1. Дать обнадеживающий сигнал МВФ и МБРР (с последним после объявления о выделении кредитов вопрос отпал).
  2. Государства Персидского залива, которые исторически оказывали Египту экономическую помощь, указали, что их поддержка будет зависеть от реформ, поскольку они переходят от общей помощи к инвестициям. Более прозрачного намека на условия трудно представить. В этой связи  страны Персидского залива присматриваются к новым приобретениям. Инвестиционное управление Катара (QIA) присоединилось к Государственному инвестиционному фонду Саудовской Аравии в попытке приобрести долю в Vodafone Egypt, которая на 45% принадлежит Telecom Egypt. Причем на эту долю претендуют компании из  ОАЭ, Катара, Саудовской Аравии. Как следствие, начался торг, и египтяне им пытаются управлять, одновременно работая на двух направлениях: получить   больше валюты в рамках приватизации части Vodafone Egypt и связать этот вопрос с выделением финансовой помощи со стороны той или иной страны Персидского залива.

МВФ назвал поддержку стран Персидского залива «важной частью» своей программы помощи в размере 3 млрд долл. «[Саудовская Аравия] оказывает большую поддержку Египту, и мы будем продолжать — не только через гранты и депозиты, но и через инвестиции», — заявил в январе с. г.  министр финансов КСА Мухаммед аль-Джадаан. Вот собственно это те самые пресловутые «рыночные условия».

Есть еще и «нерыночные».  Правительство Египта традиционно играло огромную роль в экономике страны, но  президент Абдель Фаттах ас-Сиси, бывший генерал, удвоил государственную экономическую модель, продвинув армию в доминирующее положение в экономике. Сегодня египетские военные контролируют все — от цементных заводов до продуктовых магазинов и торговых центров. И одним из «алмазов в короне» является телекоммуникационный сектор. Аналитики скептически относятся к тому, что ас-Сиси ослабит желанную позицию военных, поскольку это вопрос их лояльности.  «Массовая реформа угрожает привилегированному положению военных в экономике, что делает такие реформы маловероятными», — уверен Хэмиш Киннер из консалтинговой фирмы Verisk Maplecroft по рискам. И этот момент также серьезно тормозит вопрос приватизации телекоммуникационного сектора.

52.56MB | MySQL:103 | 0,496sec