Французские эксперты о внешней политике ОАЭ. Часть 1

За последнее десятилетие Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) превратились в важный полюс силы на Ближнем Востоке, играющий стабилизирующую роль в регионе. Прошедшая в 2021 году выставка Dubai Expo продемонстрировала также международные амбиции этого государства. Исследование внешней политики ОАЭ представляет большой интерес для Москвы в нынешних условиях, когда это государство стало одним из каналов обхода западных санкций для Российской Федерации. Внешняя политика ОАЭ оказалась в центре внимания французских экспертов и аналитиков. На сайте Les Cles du Moyen Orient опубликована статья Жюстин Клеман «Эволюция внешней политики ОАЭ» (1).

Первая часть статьи посвящена внешней политике ОАЭ при основателе этого государства шейхе Заиде (1971-2004 гг.).  Независимость ОАЭ была провозглашена 2 декабря 1971 года. До этого года федерация небольших арабских княжеств носила название «Договорный Оман» и была с 1892 года британским протекторатом. Для Великобритании этот регион был важен для того, чтобы обезопасить морские пути в Индию. В то же время новое молодое государство после ухода британцев оказалось в военно-политическом вакууме. Лейбористское правительство Великобритании в 1968 году объявило об уходе с территорий к востоку от Суэцкого канала, что в 1971 году привело к предоставлению независимости бывшим колониям и выводу военных баз. Для ОАЭ это был крайне неблагоприятный фактор, так как новое независимое государство оказалось зажато между двумя могущественными и враждебными соседями: Саудовской Аравией и Ираном. Еще в 1955 году Эр-Рияд стал оспаривать демаркацию границы, проведенной между КСА и британским протекторатом. В 1971 году Саудовская Аравия на первых порах не признала ОАЭ и повторило территориальные претензии. Эр-Рияд неоднократно вмешивался во внутреннюю политику ОАЭ, используя союзный эмират Рас аль-Хайма. Споры разворачивались в основном вокруг морского залива Хор аль-Удейд, расположенного на границе с Катаром. Эр-Рияду важно было отжать эту полоску земли для того, чтобы ОАЭ не имели прямого выхода к Катару. Спор был разрешен только в 1974 году подписанием договора, согласно которому ОАЭ уступали Хор аль-Удейд Саудовской Аравии. Договор был предан огласке только в 1995 году. В 1999 году правительство ОАЭ бойкотировало совещание министров нефти ССАГПЗ, прошедшее на месторождении Шайба в районе Хор аль-Удейд. В ежегоднике, опубликованном правительством ОАЭ в 2006 году, этот морской пролив был включен в территорию Эмиратов.

Не складывались отношения у ОАЭ и с Ираном. На заре эмиратской независимости иранцы оккупировали принадлежащие ОАЭ острова Абу Муса, Большой и Малый Томб и разместили там свои войска. Это привело к ухудшению отношений между ОАЭ и Ираном. В 1990-е годы, когда правительство КСА и Иран предпринимали шаги к нормализации отношений, устанавливая «холодный мир», правительство ОАЭ выражало недовольство тем, что фактический правитель Саудовской Аравии наследный принц Абдалла бен Абдель Азиз игнорирует интересы ОАЭ.

Испытанием на прочность для ОАЭ стали ирано-иракская война 1980-1988 годов и оккупация Кувейта режимом Саддама Хусейна в 1991 году. В 1981 году был создан Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива в составе Саудовской Аравии, Кувейта, Катара, ОАЭ, Бахрейна и Омана для отражения общих угроз в сфере безопасности. Однако в 1990 году эта организация показала себя абсолютно неэффективной. Все это привело правительство ОАЭ к необходимости военно-политического сближения с Соединенными Штатами. В 1994 годы между ОАЭ и США был заключен Договор о военном сотрудничестве, согласно которому США становились гарантом безопасности ОАЭ. На территории ОАЭ была размещена американская военная база Аль-Дафра. В течение долгого времени эмиратцы поддерживали политику США в регионе и американские военные авантюры в Сомали, Боснии, Косово, Афганистане и Ливии.

В то же время первый президент ОАЭ шейх Заид был горячим защитником панарабизма и прав народа Палестины. В 1971 году в ОАЭ был создан Фонд Абу-Даби для экономического развития. Он предоставлял экономическую помощь в форме кредитов, субсидий и участия в капитале проектов по развитию азиатских и африканских стран. Между 1971 и 2003 годами 52 государства мира получили помощь по линии данного фонда. Из них 29 располагалось в Африке, 20 в Азии и 3 на Ближнем Востоке. Несмотря на то, что арабские страны были в меньшинстве, они получили 85,2% помощи против 7,9%, полученных африканскими государствами. Между 1970 и 1980 годами ОАЭ тратили на помощь арабским государствам до 10% своего ВВП. Шейх Заид был убежден в том, что помощь арабским соседям ведет к укреплению стабильности на Ближнем Востоке, что жизненно важно для выживания и процветания ОАЭ. В 1973 году ОАЭ вместе с другими арабскими государствами присоединились к нефтяному эмбарго ОПЕК против США и Нидерландов, поддержавших Израиль в Войне Судного дня. ОАЭ до начала 1990-х годов оказывали регулярную помощь Египту, Сирии и Иордании как государствам, находящимся на «переднем крае» борьбы с Израилем. Что касается помощи палестинскому движению, то она оказывалась больше по частным каналам. Ее главным участником был эмир Дубая Рашид бен Саид аль-Мактум (1958-1990 гг.). В 1979 году он предоставил 5,4 млн долларов для помощи палестинским беженцам на юге Ливана, а в 1980 году 2,7 млн долларов членам семей шахидов. В то же время федеративный характер ОАЭ долгое время мешал выработке общей внешнеполитической стратегии. Поэтому ОАЭ не выдвигали собственных дипломатических инициатив, но ограничивались посредничеством и миротворчеством.

ОАЭ иногда характеризуется экспертами как «двуглавое» государство, так как основными полюсами силы в нем являются эмираты Абу-Даби и Дубай. Федеративные отношения часто приводили к разногласиям в сфере экономической, внутренней и внешней политики. Так, в первые годы независимости президент ОАЭ шейх Заид призывал эмиров к тому чтобы огромные нефтяные доходы шли на общие проекты развития государства. В свою очередь эмираты Дубай и Рас аль-Хайма настаивали на том, чтобы эти деньги инвестировались на территории самих эмиратов. Разногласия особенно ярко проявились во время ирано-иракской войны 1980-1988 гг. Эмираты Абу-Даби, Фуджейра и Рас аль-Хайма настаивали на поддержке Ирака, а Дубай, Шарджа и Умм аль-Кайвайн, исходя из своих эконмических интересов, не хотели разрывать связи с Ираном. Абу-Даби считает, что Иран представляет угрозу для ОАЭ, а Дубай рассматривает его как важного экономического партнера. Одновременно любой масштабный конфликт с ИРИ может привести к закрытию Ормузского пролива, через который проходит большая часть нефтяного экспорта ОАЭ. В 2013-2015 гг. эмир Дубая выступал за снятие экономических санкций с ИРИ во время переговоров по иранской ядерной проблеме.

Французский эксперт отмечает, что основатель ОАЭ шейх Заид «всегда ориентировался на мирное разрешение противоречий и открытый диалог». Эмираты осуществляли посреднические усилия в ходе ирано-иракской войны 1980-1988 гг., Первой войны в Заливе в 1990-1991 гг.,  американской интервенции в Ираке в 2003 году. Эмиратские контингенты участвовали в миротворческих операциях в Сомали в 1993-1994 гг., в Косово в 1999-2001 гг., в Ливане после 2006 г. и в Афганистане в 2001-2010 гг.

После смерти шейха Заида в 2004 г. внешняя политика ОАЭ постепенно становится более агрессивной и интервенционистской. Этому способствовал ряд факторов.

Во-первых, приход к власти в Абу-Даби нового лидера. Преемником шейха Заида стал его старший сын Халифа бен Заид, а наследным принцем и командующим Вооруженными силами ОАЭ – шейх Мухаммед бен Заид. В 2014 году Халифа бен Заид после инсульта отошел от дел. Фактическим правителем ОАЭ становится Мухаммед бен Заид, адепт реализма в международных отношениях (согласно этой концепции, любое государство действует в своих национальных интересах) и противник политического ислама.

Во-вторых, некогда равноправный эмират Дубай попал в экономическую зависимость от Абу-Даби, на территории которого расположены 94% нефтяных запасов ОАЭ. Абу-Даби помог Дубаю выйти из экономического кризиса 2008 г., а позже из кризиса, связанного с пандемией коронавируса в 2020 г. Соответственно обозначилась и политическая зависимость Дубая от Абу-Даби.

В-третьих, упадок традиционных центров силы на Ближнем Востоке (Египет, Сирия, Ирак) предоставил аравийским монархиями большое поле деятельности.

В-четвертых, росту амбиций ОАЭ способствует повышение мировых цен на нефть. Цена нефти, составлявшая в 2002 г. 20 долларов за баррель, выросла к 2008 г. до 140 долларов, а в 2015-2016 гг. стабилизировалась на уровне 80-90 долларов, что привело к резкому росту доходов ОАЭ.

  1. L’évolution de la politique étrangère des Émirats arabes unis (1/2). La politique étrangère sous Cheikh Zayed (1971-2004) (lesclesdumoyenorient.com)
52.51MB | MySQL:103 | 0,616sec