Об антикитайской кампании «ИГ-Хорасан» в Афганистане

Как указывают американские эксперты, в начале этого года в течение нескольких недель после нападения в декабре прошлого года на отель в Кабуле, часто посещаемый китайскими бизнесменами, пропагандисты «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) были необычно сдержанны в своих комментариях, что касается непосредственных участников этой акции. Празднуя – и, как обычно, преувеличивая – ущерб от теракта, пропагандисты ИГ мало на первом этапе  говорили о личностях нападавших, которые серьезно ранили пятерых граждан Китая, убили нескольких афганских офицеров безопасности и в конечном счете побудили Пекин попросить своих граждан покинуть страну. Позже были даны скромные данные о том, что акцией  руководил этнический таджик, которому удалось сбежать, но который при этом  еще провел акцию нападения, в результате которого погибло  нескольких талибов  на контрольно-пропускном пункте в аэропорту Кабула 1 января. Сам нападавший также погиб в результате самоподрыва. После нападения 12 декабря 2022 г. на отель «Кабул Лонган» в Telegram-каналах ИГ появились сообщения о причастности к этой акции джихадистов из Центральной Азии, когда официальный еженедельный информационный бюллетень ИГ «Аль-Наба» объявил, что нападавшим был человек по имени Абдул Джаббар. Джаббар родился в богатой семье в Таджикистане, хотя вырос в основном за границей; точно не указано, где. На обложке «Аль-Наба» была опубликована  фотография Джаббара и двухстраничная статья, посвященная его «мученической смерти». «Исламское государство провинции Хорасан» («ИГ-Хорасан»), отделение группировки в Афганистане и Пакистане,   только в январе с. г. выпустило видео, восхваляющее боевиков-таджиков и критикующее «Талибан» за его теплые отношения с Китаем.

Как полагают эксперты, таджикское происхождение Джаббара является еще одним показателем стремления «ИГ-Хорасан» заручиться поддержкой в странах постсоветской Центральной Азии. За последний год Кабульский регион был горячей точкой для ячеек ИГ с участием таджикских боевиков, и Джаббар присоединяется к растущему списку  «мучеников» из Таджикистана, превозносимому «ИГ-Хорасан» в качестве примера для подражания. Нападение на сикхский храм в Кабуле в июне 2022 года также совершил уроженец Таджикистана. Новая заметная роль центральноазиатских боевиков совпадает с усилением пропаганды на таджикском и узбекском языках, которые «ИГ-Хорасан» использует для усиления идеологической обработки потенциальных рекрутов из Центральной Азии и распространения своего влияния там. В конце ноября прошлого года  «ИГ-Хорасан» опубликовало биографию одного из руководителей Исламского движения Узбекистана, ставшего священнослужителем  Асадуллы аль-Ургенчи («из Ургенча» в провинции Хорезм Узбекистана). Аль-Ургенчи, который, вероятно, умер в 2015 году, остается влиятельным среди сторонников «ИГ-Хорасан» в Центральной Азии; в статье приветствовалась роль, которую узбеки сыграли в содействии движению. Еще один функционер   «ИГ-Хорасан» аль-Таджики был описан в публикациях как мастер на все руки в Кабуле: руководил ячейкой по подготовке террористов-смертников, курировал таджикское медиа-крыло «ИГ-Хорасан», писал книги, статьи в журналы. Помимо пропаганды, «ИГ-Хорасан» предпринимает многосторонние усилия по расширению к северу от реки Амударья с помощью вербовки агентуры, сбора средств и спорадических акций насилия, в частности, с помощью ракетных обстрелов приграничных районов Узбекистана и Таджикистана прошлой весной. После нападения на отель в Кабуле, как это обычно бывает, ИГ похвасталось завышенным числом погибших. Издание «Аль-Наба» посетовало, что, хотя мусульмане во всем мире расстроены обращением Пекина с мусульманами в Синьцзяне, «к сожалению, эти кампании были не более чем словами и образами». В отличие от этого, ИГ «тщательно пыталось претворить свои угрозы в адрес Китая в действие на местах […], начав путь мести». В новостях «ИГ-Хорасан» на узбекском языке уже угрожали атаками на инфраструктуру проекта «Один пояс, один путь» и газопроводы, идущие в Китай. Нефтяные месторождения «усугубят существующие проблемы безопасности на севере Афганистана, привлекая боевиков, которые хотят атаковать китайские интересы. Поддерживаемый Китаем нефтяной проект на севере Афганистана станет магнитом для боевиков «ИГ-Хорасан» и, следовательно, головной болью для правительств Центральной Азии», — полагает региональный эксперт Брюс Паньер.

Вообще пропагандистская антикитайская активность «ИГ-Хорасан» серьезно активизировалась и стала более изощренной, а это говорит о вливании в эту деятельность дополнительных финансовых средств. В сентябре 2022 года отделение «Исламского государства» в Афганистане опубликовало свой самый подробный критический анализ Китая на сегодняшний день, принижая инициативу «Один пояс, один путь» и призывая мусульман взяться за оружие против «красных атеистов, чьи руки пропитаны кровью невинных мусульман-уйгуров».

В риторике Китай стал главной целью «ИГ-Хорасан». Отчасти это является ответом на действия  Китая против мусульман в его западном регионе Синьцзян; пропаганда «»ИГ-Хорасан» поглощена анализом отношений между «Талибаном» и Пекином и идеей о том, что Китай заключил контракт с «Талибаном» для облавы на уйгуров китайского происхождения, которые базируются в Афганистане. По оценкам «ИГ-Хорасан», «Талибан» — это доверенное лицо, нанятое для «борьбы с продвижением исламского халифата». Со своими «амбициями завоевания мира и создания собственной сферы влияния» Китай сейчас находится на пути столкновения с «ИГ-Хорасан», говорится в статье «Китайская мечта об империализме», опубликованной 2 сентября прошлого  года в журнале «Голос Хорасана». «Тираны обречены на поражение», — уверяет «ИГ-Хорасан» своих читателей, неспособных «защитить себя от острых ножей солдат халифата». Китай, как и другие мировые державы, был целью «ИГ-Хорасан» с момента его формирования. В июле 2015 года тогдашний лидер Хафиз Саид Хан заявил, что «ИГ-Хорасан» «будет бороться … до тех пор, пока мы не освободим все мусульманские земли от Андалуса [Испания] до Восточного Туркестана [Синьцзян] от гегемонии неверующих». Но антикитайские нападки «ИГ-Хорасан» усилились с тех пор, как иего соперник, «Талибан», взял под контроль Кабул. До этого большинство угроз «Исламского государства» в адрес Китая исходили от филиалов, сосредоточенных в других местах. Теперь пропагандисты «ИГ-Хорасан» перешли к геополитическому анализу, обсуждая быстрый экономический рост Китая и наращивание им военной мощи. В англоязычной статье в «Голосе Хорасана» утверждается, что путь Китая напоминает историческое восхождение Запада, «хотя военное и экономическое влияние Китая, по сравнению с глобальным охватом Америки, в большей степени сосредоточено в соседних государствах». «Что они [Китай] почувствуют, если их многомиллиардный проект «Один пояс, один путь»  и другие проекты не столкнутся ни с чем, кроме огромных потерь из-за отсутствия надлежащей деловой среды в зарубежных странах?». «Голос Хорасана» часто задает тон другим публикациям «Исламского государства», и статья, похоже, вдохновила публикацию 9 сентября на узбекоязычном «Таухид Ньюс», в которой угрожают атаками на инфраструктуру проекта «Один пояс, один путь» и центральноазиатские газопроводы, идущие в Китай. Эта тенденция стала более заметной в последние месяцы. 20-страничный буклет, размещенный в социальных сетях Фондом «ИГ-Хорасан» «Аль-Азаим» в честь праздника Ид аль-Адха в июле прошлого года, выражает презрение  талибам за «дружбу с русскими, убийцами чеченских мусульман, и Китаем, убийцами мусульман–уйгуров», и — снова возмущается связями талибов с Пекином – за «подписание] обязательств с кафирами [неверными] против моджахедов «Исламского государства»». В июне, всего через несколько недель после заявления о ракетном нападении на Таджикистан, «ИГ-Хорасан» хвастался в «Голосе Хорасана» о создании трудностей для «режима муртада [отступника] «Талибана»», который хочет «выполнить свое пустое обещание не причинять вреда своим американским, китайским и другим международным хозяевам с территории Афганистана». Он заявил, что «теперь настанет очередь Китая и Ирана», и «скоро воины «Исламского государства» нападут на современные города Китая». В статье критиковалось движение «Талибан» за усилия по «защите китайских оккупантов» и отказ «[отомстить] за мусульман-уйгуров или [освободить] мусульман-уйгуров от рук коммунистического режима Китая». Таким образом, «ИГ-Хорасан» открыто заявляет о своей стратегии использования афганской территории для проведения как внутренних, так и международных атак. В этой связи, как полагают американские эксперты, до тех пор, пока «ИГ-Хорасан» может выполнять любую из своих угроз, Китай вынужден будет действовать предельно осторожно в Афганистане. Все это делает проблематичной целью планы Китая по разработке нефтяных месторождений в нескольких северных афганских провинциях, о которых 5 января объявил представитель движения «Талибан». Хотя Китай официально не признал правительство «Талибана»,  китайская компания «Синьцзян Центральная Азия Петролеум энд Газ», как сообщается, планирует потратить 540 млн долларов в течение трех лет в рамках 25-летней сделки по добыче, первой между «Талибаном» и иностранной компанией.

52.45MB | MySQL:102 | 0,462sec