О политике безопасности Израиля на Красном море

Красное море является важнейшей морской артерией, соединяющей Индийский океан и Средиземное море. Стоимость товарооборота, проходящего ежегодно по этом морскому пути ежегодно, составляет 700 млрд долларов. Ежедневно через Баб эль-Мандебский пролив и Красное море проходит в Европу из стран Персидского залива 4 млн баррелей нефти. Пропускная способность составляет 25 тысяч судов.

Исходя из этого, контроль хоуситов над красноморским побережьем Йемена является предметом заботы мирового сообщества. Не составляет исключение и Израиль. Экспорт в Азию и импорт из азиатских стран составляет 25% израильской торговли. Таким образом, безопасность судоходства по Красному морю является частью национальной безопасности еврейского государства. Хоуситы часто минируют отдельные части акватории Красного моря, а также используют рыболовецкие суда для слежения за перемещением в этом морском бассейне военных судов США и других государств. В ответ Израиль оказывает давление на своих союзников с целью обеспечения безопасности судоходства в Баб эль-Мандебском проливе, а также улучшает отношения с аравийскими монархиями в рамках «Соглашений Авраама». В этой связи большое значение приобретает складывающееся стратегическое партнерство с ОАЭ. В Иерусалиме учитывают тот факт, что ОАЭ располагают сетью военных баз в Сомалиленде, Джибути, Эритрее, а также в Йемене, на островах Соктора и Перим. Эксперты йеменского Sanaa Center считают, что израильская враждебность по отношению к хоуситам не исчезнет даже после возможного политического урегулирования в Йемене.

Соперничество Израиля с арабскими государствами за контроль над Красным морем уходит к началу 1950-х годов. В 1949 году израильтяне заняли египетскую деревню Умм аль-Рашраш, установив свое присутствие в заливе Акаба. В ответ в начале 1950-х годов Египет в сотрудничестве с Саудовской Аравией установил военное присутствие на островах Тирана и Санафир, блокирующих вход в открытое море из Акабского залива. В 2016 году были достигнуты договоренности о передаче этих двух египетских островов КСА, но они до сих пор не ратифицированы египетским парламентом. В 1950-е годы правительство Египта предпринимало меры для того, чтобы ограничить израильское судоходство в Акабском заливе. В ответ Израиль предпринял участие в тройственной агрессией против Египта в 1956 году для того, чтобы завладеть Синайским полуостровом. Более успешной оказалась военная кампания 1967 года, когда израильским войскам удалось закрепиться в стратегически важном районе Шарм аш-Шейх и взять Акабский залив под контроль.

Внимание израильтян к южной части Красного моря усилилось во время гражданской войны 1962-1970 годов в Йемене. В 1962 году после революции в Йемене республиканское правительство этой страны пригласило египетский военный контингент для противодействия монархистам. Правительства обоих йеменских государств (ЙАР и НДРЙ) враждебно относились у израильской активности в Красном море и сочувствовали палестинцам. В июле 1971 года боевики левацкого Народного фронта освобождения Палестины (НФОП) обстреляли израильский нефтяной танкер около островов Перим. В ответ израильтяне стали подрывать йеменский контроль над Красным морем и Баб эль-Мандебским проливом. Для этого Иерусалим воспользовался военно-политическим альянсом с Эфиопией. В 1972 году начальник Генштаба Армии обороны Израиля генерал Хаим Бар-Лев посетил Эфиопию. В ходе переговоров израильтяне получили доступ к находившимся в то время под эфиопским контролем островам Ханиш, Дахлак, Халиб, а также Зукайр и Дар аль-Айль. Израиль помогал эфиопскому государству в создании собственных военно-морских сил. Он поставлял Эфиопии патрульные и ракетные катера и радиолокационную сеть. По сообщению журнала Time, в марте 1973 года Израиль секретно послал на необитаемый остров Зукар отряд спецназа для организации там радарной станции. Нормализация отношений с Египтом и подписание Кемп-Дэвидского мирного договора в 1979 году на три десятилетия сняли израильскую озабоченность по вопросу о судоходстве в Красном море.

Новый виток израильской обеспокоенности начался после того как Иран, главный стратегический противник Израиля, стал устанавливать свое присутствие в регионе Красного моря. Противоречия между йеменским правительством и движением хоуситов в провинции Саада начались в 1990-е годы. Поначалу они мало интересовали иранцев, несмотря на то, что хоуситы были их единоверцами-шиитами. Первый всплеск иранского интереса был отмечен в 2005 году, когда в Тегеране состоялась демонстрация протеста против хоуситских войн около йеменского посольства. Иран стал интенсивно вмешиваться в этот конфликт в 2015 году, когда Саудовская Аравия и ОАЭ начали осуществлять вооруженную интервенцию в Йемене. При этом руководство ИРИ преследовало три цели.

Во-первых, установить присутствие в стратегически важном районе Красного моря и Баб эль-Мандебского пролива.

Во-вторых, глубже затянуть КСА в йеменский конфликт и отвлечь ее внимание от гражданской войны в Сирии.

В-третьих, опробовать на йеменском театре военных действий новые виды оружия, успешно производимые иранским ВПК. Например, ракеты большого радиуса действия и беспилотники.

С 2015 года Красное море стало зоной противостояния между Саудовской Аравией, ОАЭ, Израилем и США с одной стороны и Ираном и движением «Ансар Аллах» (хоуситы) с другой. В 2017 году в 100-километровой прибрежной полосе между портами Миди и Моха были зарегистрированы 15 инцидентов, связанных с минами, приписанные хоуситам. Аравийская коалиция во главе с КСА объявила о том, что уничтожила 171 мину, установленную хоуситами в Красном море. В 2018 году премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху официально заявил, что его страна будет частью международной коалиции, препятствующей Ирану блокировать морские пути. Аналитики израильского Министерства обороны отмечали, что иранские рыбацкие катера, оснащенные спутниковой связью, в йеменских водах вместе с хоуситами осуществляют контрабанду оружия и следят за передвижением судов в Красном море и Баб эль-Мандебском проливе. Активность Израиля в этом регионе возросла после подписания «Соглашений Авраама» с Бахрейном и ОАЭ. В апреле 2020 года израильские спецназовцы установили взрывчатку на иранское судно в 87 морских милях от йеменского побережья. В июне 2020 г. израильский танкер в северной части Аравийского моря был атакован неизвестным дроном, в результате чего погибли два члена экипажа. Великобритания и Израиль обвинили в этой атаке Иран. После этого в Красном море были развернуты два военных корабля  израильских ВМС и подводная лодка класса «Дельфин». В ноябре 2020 г. США, Израиль и ОАЭ провели совместные военные маневры в Красном море. В декабре того же года ВМС США заявили, что перехватили иранское оружие по дороге в Йемен, включая 1400 автоматов Калашникова и 226 тысяч единиц боеприпасов. В январе 2022 года силы хоуситов захватили судно под флагом ОАЭ в Красном море. При этом иранское агентство TASNIM отметило, что это предупреждение для израильских судов в данной акватории. Тогда же израильские источники объявили, что хоуситы при помощи КСИР создают особые морские силы, оснащенные иранскими ракетами «Нур». В 2021 году 5-й флот США, базирующийся на Бахрейне, конфисковал 8700 единиц оружия, направлявшегося для хоуситов, в Красном море и Персидском заливе.

В этих условиях военное сотрудничество с ОАЭ в Йемене приобретает большую важность для Израиля. Особенно, учитывая фактор эмиратских военных баз в Йемене, Джибути, Эритрее и Сомалиленде. По сообщениям израильских СМИ, военное присутствие ОАЭ на Сокотре включает в себя организацию совместной эмиратско-израильской разведывательной базы. Делегация офицеров военных разведок Израиля и ОАЭ в августе 2020 года посетила этот остров для того, чтобы определить место расположения  этой базы. Были выбраны места Джумджиму в районе Моми на востоке острова и Центральный Катанан на гористом западе. Правительство КСА официально отрицает наличие военных баз ОАЭ на Сокотре, но Тарик Салех, член Президентского руководящего совета (ПРС) Йемена и племянник бывшего президента А.А.Салеха, в 2021 году признал военное присутствие аравийской коалиции на этом острове. Вооруженные формирования так называемого «Фронта сопротивления», руководимого Т.Салехом и финансируемого ОАЭ, дислоцируются в порту Моха на побережье Красного моря для противодействия хоуситам. Одновременно Израиль пытается организовать в регионе и собственные военные базы. По информации ряда южнойеменских политиков, израильтяне в 2016 году установили военную базу в Эритрее, на горе Эмба Сойра около  города Сенафе к югу от местной столицы Асмэры.

Таким образом, Израиль в настоящее время рассматривает движение «Ансар Аллах» как одну из наиболее серьезных региональных угроз. Это движение в ходе йеменского конфликта продемонстрировало свои увеличивающиеся военные возможности и готовность действовать в интересах Ирана. Хоуситы, в частности, взяли на себя ответственность за нападения на саудовские нефтегазовые объекты в сентябре 2019 года, хотя некоторые источники свидетельствуют о том, что эти налеты были осуществлены с территории Ирака. Все это свидетельствует о том, что Йемен может стать ареной противостояния между Израилем и его региональными врагами на годы вперёд.

52.63MB | MySQL:103 | 0,510sec