Ситуация в зоне Сахеля: февраль 2023 г.

В феврале продолжилась явно срежисированная кампания по дискредитации действий Российской ЧВК «Вагнер» в Мали. В начале месяца стало известно, что группа экспертов, действовавшая по мандату ООН, потребовала провести «немедленное независимое» расследование относительно возможных «военных преступлений и преступлений против человечности», якобы совершенных в Мали правительственными силами и бойцами ЧВК «Вагнер». Эксперты действовали по мандату Совета по правам человека ООН. Они собирали данные о возможных злоупотреблениях со стороны малийских военных, якобы совершенных в районе Мопти в центральной части страны и в других местах.

     Центральным эпизодом были события конца марта 2022г. в деревне Мура, где якобы были убиты несколько сотен человек из народности пель. Эта народность является главным поставщиком боевиков для действующих в регионе джихадистских формирований и, понятно, в условиях, когда боевики зачастую живут среди мирного населения, представляется затруднительным отличить одних от других.

     Что касается бойцов ЧВК «Вагнер», то им приписывается участие в разных военных операциях, в том числе операциях, названных властями антитеррористическими в Ниа Уро, Гуни и Факала.

     31 января стало известно, что главарь «Группы поддержки ислама и мусульман» Айяд аг Гали в предшествовавшие дни провел серию встреч с главами ряда других формирований, действующих на севере Мали. На встречах обсуждались вопросы борьбы с группировками, связанными с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в РФ). Эти тайные встречи проходили в районе Кидаль. Они подтвердили слухи о возможности создания некоего альянса между ГПИМ, связанной с «Аль-Каидой» (запрещена в РФ) и вооруженными группами, подписавшими в 2015г. мирное соглашение с Бамако. Цель альянса – борьба с распространением влияния ИГ на северо-востоке Мали. А.аг Гали встретился также с представителями гражданского населения.

     Стратегический по своему географическому положению на севере Мали г.Кидаль контролируется «Координацией движений Азавада» (КДА) – коалицией вооруженных групп, главным образом – туарегских.

     До путча 2020 г. малийские власти предпринимали попытки вступить в  диалог с некоторыми из полевых командиров джихадистских формирований, включая А. аг Гали. После прихода к власти военных этот вопрос был закрыт.

     7 февраля посетивший Бамако глава МИД РФ Сергей Лавров пообещал помочь странам Сахеля и Гвинейского залива помощь в их противостоянии джихадистам. Его визит в столицу Мали был представлен обоими сторонами как первый «исторический» со стороны главы российской дипломатии. По словам С.Лаврова, обещанная помощь в первую очередь касается Мали, Гвинеи, Буркина-Фасо и Чада, а также других стран региона. По его оценке, критика западных стран против нового альянса между Мали и Россией «отражает неоколониалистский подход». Тогда же было объявлено, что глава малийской хунты полковник Ассими Гойта примет участие в саммите Россия – Африка в Санкт-Петербурге в июле с. г. Глава МИД Мали заявил, что эта страна «солидарна с Россией в том, что касается вопроса санкций», подтвердив позицию Бамако, заключающуюся в отказе осудить специальную военную операцию РФ на Украине. По словам главы МИД Мали, «мы не будем оправдываться за выбор наших партнеров, Россия здесь по просьбе Мали, и она эффективно отвечает на нужды нашей страны».

     7 февраля джихадисты атаковали блок-пост силовиков на западе Мали на въезде в селение Нара. В результате атаки погибли 2 полицейских и жандарм. При отражении атаки были уничтожены до 15 нападавших.        

     8 февраля три вооруженных группы, ранее входивших в КДА, заявили о создании нового альянса. Документ об их «политическом и военном» слиянии был подписан в г.Кидаль. Речь идет об одном движении, выступающем за независимость Азавада и двух движениях за автономию этого региона. Это – Национальное движение за освобождение Азавада, Высший совет за единство Азавада и Арабское движение Азавада. Все три в рамках КДА подписали в 2015г. в Алжире мирное соглашение с Бамако. Напомним, что в декабре 2022г. КДА, равно как и другие подписанты этого соглашения, приостановили свое участие в нем. Свое решение они мотивировали тем, что правящая в Мали хунта «не имеет политической воли» реализовать это соглашение.     

     9 февраля были отправлены в отставку 6 высокопоставленных малийских военных. Речь идет о начальнике Главного штаба Сухопутных войск, командующем Национальной гвардией, генеральном директоре Национальной жандармерии, начальнике Службы безопасности, начальнике инженерных войск и директоре медицинской службы.

     12 февраля КДА осудила высказывания члена Национального переходного совета (НПС, аналог парламента) Амаду Альбера Майги, согласно которому малийские военные скоро начнут операцию по восстановлению контроля над г.Кидаль.

     Тем не менее 16 февраля хунта «задергалась», заявив о намерении реализовать «умным способом» мирное соглашение 2015 г.

      17 февраля в 4-дневную поездку на север Мали отправился премьер-министр Хогюэль Кокалла Майга. Его первым остановочным пунктом был г.Гоа. Однако уже 18 февраля стало известно, что несколько этапов его турне были отменены из-за отсутствия надлежащих условий безопасности. В частности, были отменены визиты в Бурем и Ансонго.

     21 февраля Миссия ООН в Мали (Minusma) сообщила, что в результате подрыва на самодельном взрывном устройстве в центральной части страны погибли 3 миротворца из Сенегала, 5 получили ранения.

     В тот же день стало известно, что вооруженные группы из состава КДА сконцентрировали сотни бойцов на севере Мали в районах Анефис (регион Кидаль) и Бер (регион Томбукту) с тем, чтобы провести операцию против джихадистов без привлечения сил малийских военных. 

     24 февраля было объявлено о гибели накануне по меньшей мере 13 гражданских лиц в результате нападения джихадистов на их деревню Кани-Бонзон в центральной части страны.

     Тем временем 24 февраля впервые заявило о себе новое движение, оппозиционное режиму полковников. Оно приняло название «Призыв 20 февраля за спасение Мали». В своей первой декларации оно заявило, что сделает все возможное для того, чтобы помешать главарям хунты продолжать править страной после выборов, запланированных на 2024 г. Декларацию подписал Шейх Мухаммед Шериф Коне, представивший себя как генеральный координатор движения. Он также занимает пост главы ассоциации судей.

     24 февраля малийский премьер Майга посетил Уагадугу, где отметился громким заявлением, согласно которому «демократия приходит после безопасности», предложив тем самым населению Мали и Буркина-Фасо поддержать их военных в борьбе против джихадистских групп.

     26 февраля президент Алжира Абдельмаджид Теббун принял делегацию малийских вооруженных групп, подписавших в 2015 г. в Алжире мирное соглашение с Бамако и проправительственными группами. Заявленной целью встречи был поиск путей выхода из тупика, в котором оказалось это соглашение. Невыполненными оказались, в частности, положения соглашения, предусматривавшие децентрализацию управления северными провинциями Мали и интеграцию бывших повстанцев в ряды малийской армии.

     Альянс бывших повстанческих группировок КДА объявил в декабре 2022г., что приостанавливает свое участие в реализации соглашения. Алжир после этого пытался сблизить позиции сторон. По итогам переговоров представитель КДА выразил удовлетворение той ролью, которую играет Алжир в «решении проблем Мали». Он сообщил, что встреча позволила подчеркнуть твердую решимость Алжира в пользу «новой динамики мира в регионе».

     31 января в Уагадугу было объявлено, что ранее похищенные джихадистами 15 гражданских лиц были найдены убитыми на западе Буркина-Фасо. В тот же день стало известно о гибели 10 сотрудников сил безопасности на севере страны – военных и добровольцев, погибших в результате нападения джихадистов на их лагерь в Фалагунту. 10 жандармов на тот момент числились пропавшими без вести. В ходе начатой немедленно после атаки операции по прочесыванию местности были обнаружены тела 15 джихадистов.

     Эти атаки были совершены 10 дней спустя после того, как правительство Буркина-Фасо потребовало от Франции вывести из страны 400 французских солдат, базировавшихся в Уагадугу в рамках операции «Сабр» («Сабля»). Как заявил представитель правительства Жан-Эммануэль Уедраого, это решение было мотивировано «волей переходных властей и всех буркинийцев быть первыми акторами освобождения нашей территории».

     После совершенного в сентябре 2022 г. второго путча за 8 месяцев новые власти во главе с капитаном Ибрагимом Траоре заявили об их намерении диверсифицировать их партнеров в сфере борьбы с терроризмом, имея ввиду Россию и повторяя тем самым пример Мали. В декабре 2022 г. в Москве с негласным визитом побывал премьер-министр Апполинер Куелем де Тембела.    

     2 февраля буркинийский премьер по итогам визита в Мали предложил создать на переходный период «гибкую федерацию» между его страной и Мали. Обе страны переживают переходный период, противостоят насилию джихадистов и обоими руководят военные путчисты, потребовавшие вывода французских солдат с их территорий. При этом он напомнил пример Федерации Мали – эфемерной страны, существовавшей в период с 1959 по 1960 гг., имевшей в своем составе современные Мали, Сенегал, Буркина-Фасо и Бенин.

     4 февраля И.Траоре заявил об отсутствии планов буркинийских властей разорвать дипломатические отношения с Францией. Он же опроверг слухи и присутствии в стране бойцов ЧВК «Вагнер».

     7 февраля стало известно, что днем ранее в департаменте Дасса (провинция Сангвие) в результате атаки джихадистов на одну из деревень погибли 6 гражданских лиц.

     8 февраля на автодороге между Дедугу и Туган на северо-западе Буркина-Фасо джихадисты расстреляли автомашину организации «Врачи без границ» (ВБГ). В момент атаки в машине с опознавательными знаками ВБГ находились 4 человека. 2 – буркинийцы по национальности – погибли на месте, двоим удалось бежать. 17 февраля ВБГ заявили о приостановке своей деятельности в Буркина-Фасо. 

     9 февраля в Уагадугу состоялась встреча глав МИД трех стран, в которых после переворотов к власти пришли военные. Это – Мали, Гвинея и Буркина-Фасо. По итогам встречи три страны выступили против приостановления их участия в Экономическом сообществе стран Западной Африки и Африканском Союзе. Они высказали сожаление в связи с тем, что «механически введенные санкции не учитывают глубокие и сложные причины политических изменений». Тем не менее 19 февраля региональный союз решил сохранить санкции против трех стран, руководимых военными.

     10 февраля стало известно, что двумя днями ранее джихадисты атаковали из засады в районе Куместенга на севере страны смешанный патруль жандармерии и бойцов формирования «Добровольцы в защиту родины». В результате атаки погибли 8 добровольцев и 7 жандармов. В атаке участвовали до 100 джихадистов.  

     12 февраля стало известно о новой атаке джихадистов на северо-западе Буркина-Фасо близ границы с Мали на деревню Санакадугу, в результате которой погибли по меньшей мере 12 гражданских лиц.

     13 февраля стало известно о гибели еще как минимум 19 гражданских лиц в результате двух атак джихадистов на северо-западе и востоке Буркина-Фасо. 

     15 февраля переходное правительство Буркина-Фасо конфисковало «для государственных нужд» 200 кг золота, добытого филиалом канадской группы Endeavor Mining. В опубликованном тексте решения министерства шахт отмечалось, что канадской компании будет выплачена «компенсация, соответствующая стоимости золота» без уточнения суммы. Шахта в Мана на западе страны находится в эксплуатации с 2008г. В 2022г. в ней было добыто 6,04 тонн золота.   

     17 февраля стало известно, что 5 человек, включая 2 военных, погибли накануне в результате атаки джихадистов на населенный пункт Партиага в провинции Тапоа на востоке Буркина-Фасо. В атаке участвовали до 100 джихадистов, 15 из них были уничтожены ответными действиями. К тому времени под контролем провинциальной администрации находились всего два города – Диапага и Кантшари. Остальная территория провинции находилась под контролем джихадистов.  

     20 февраля стало известно, что тремя днями ранее джихадисты из засады убили на севере Буркина-Фасо по меньшей мере 50 военных. Затем правительственные войска нанесли авиаудар по автоколонне джихадистов, направлявшейся в сторону Мали. В результате авиаудара были уничтожены до 160 джихадистов и 7 пикапов с пулеметами. Ответственность за атаку взяло на себя «Исламское государство» (ИГ, запрещено в РФ).

     21 февраля было объявлено, что накануне на севере страны погибли еще по меньшей мере 19 военных. Ответными действиями с земли и воздуха были уничтожены «десятки террористов».

     23 февраля стало известно о гибели 12 добровольцев в результате новой вылазки джихадистов на севере страны в провинции Наментенга.

     В связи с ростом террористических атак и понесенными в них потерями среди военных и добровольцев 23 февраля буркинийские власти объявили о «чрезвычайном рекрутировании» 5 тысяч солдат, каждый из которых должен будет отслужить «по меньшей мере 5 лет». Предполагалось привлечь главным образом тех, кто уже имел боевой опыт в составе отрядов добровольцев и подходил по возрасту. Это – уже третье рекрутирование всего за один год. В апреле 2022 г. были набраны 3 тысячи человек в возрасте до 26 лет. Аналогичная процедура выполнялась в октябре 2022 г.    

     В Нигере 4 февраля было объявлено, что в результате атаки джихадистов тремя днями ранее лагеря малийских беженцев на западе этой страны в районе Тиллиа погибли 9 человек, 6 значились пропавшими без вести. После атаки нападавшие вернулись на территорию Мали.

     11 февраля было объявлено, что накануне по меньшей мере 10 военных погибли в засаде, устроенной джихадистами на западе Нигера близ границы с Мали. Патруль нигерийских военных участвовал в антитеррористической операции «Альмаху» в департаменте Банибангу. Из его состава 16 человек значились пропавшими без вести, 13 военных получили ранения. Посланные в район боя подкрепления, включая с воздуха, вынудили атаковавших укрыться на территории Мали. 17 февраля было объявлено, что число погибших увеличилось до как минимум 17 военных.

     Франция поддерживает операцию «Альмаху» участием в ней 250 военных в рамках «боевого партнерства».   

     В целом, в феврале подтвердилась тенденция на превращение Буркина-Фасо в самую «горячую точку» Сахеля исходя из числа погибших военных и гражданских лиц. Что дальше? Как представляется, дальше будет только хуже. И совсем крамольная мысль, исходя из существующих реалий – России и Франции не стоило бы делить неделимое, а искать точки соприкосновения в тех же Мали и Буркина-Фасо… 

52.53MB | MySQL:103 | 0,511sec