О развитии российско-иракских отношений

По данным иракских дипломатических  источников, Россия попросила правительство Ирака вновь открыть свое воздушное пространство для российских военных самолетов, которые задействованы в доставке войск и оборудования на свои базы в Восточной Сирии. Предлагаемый российско-сирийский воздушный коридор, проходящий через воздушное пространство Ирака, был бы кратчайшим и наименее дорогостоящим маршрутом для Москвы, после того, как Турция закрыла свое воздушное пространство для российской гражданской и военной авиации в апреле прошлого года, заявили официальные лица в Багдаде. Россия разместила войска в Сирии с момента ее вмешательства в конфликт в 2015 году.  Поначалу Россия столкнулась с небольшими проблемами при использовании воздушного пространства Ирака для полетов в Сирию и из нее, но ограничения были введены правительством бывшего премьер-министра Ирака Мустафы аль-Казыми «под предлогом того, что [российские полеты] угрожали военным базам США в Ираке и Сирии».   Однако, поскольку аль-Казыми был заменен на посту премьер-министра Мухаммедом Шиа ас-Судани в октябре прошлого года, эти ограничения начали отменяться, как утверждают иракские дипломатические источники на условиях анонимности. Министр иностранных дел России Сергей Лавров посетил Багдад в прошлом месяце в сопровождении большой делегации дипломатов и бизнесменов. Делегация встретилась с рядом иракских лидеров, включая ас-Судани, президента Абдула Латифа Рашида и спикера парламента Мухаммеда аль-Халбуси. В ходе визита министр иностранных дел Ирака Фуад Хусейн заявил, что иракская и российская стороны обсудили пути укрепления отношений между двумя «дружественными странами» и механизмы выплаты долгов российским компаниям, работающим в Ираке. Однако дипломат и двое советников ас-Судани сообщили, что Лавров обсудил с премьер-министром Ирака три темы, одна из которых касалась долгов Ирака российским компаниям. «Российский долг Ирака может достичь 1 миллиарда долларов, и эта цифра ничего не значит для России и не является приоритетом для Москвы. Получение доступа для военных полетов через Ирак и активизация коалиции по безопасности Россия–Сирия–Иран–Ирак (RSII. Коалиция RSII была создана в 2015 году для обмена разведданными и координации военных операций против группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России). Однако после разгрома ИГ она фактически не существует авт.)  являются двумя наиболее важными темами, которые Лавров обсуждал с Судани. Новое правительство предоставило россиянам три разрешения на [полеты] в течение последних нескольких месяцев, но российская сторона получила их незадолго до окончания срока их действия, и они не воспользовались ими. Иракское командование объединенных военных операций опоздало с отправкой этих разрешений россиянам по неясным причинам», — сказал дипломат, — и не было достаточно времени для подготовки поставок. Использование воздушного пространства Ирака стало необходимостью для русских после недавних событий. Использование других коридоров будет более длительным, дорогостоящим и потребует одобрения других стран», — указал иракский дипломат.  Двое советников ас-Судани, которые говорили  на условиях анонимности, подтвердили, что С.Лавров попросил ас-Судани возобновить выдачу разрешения российским военным самолетам использовать воздушное пространство Ирака для доставки «материально-технической поддержки» российским силам в Сирии, однако они сказали, что иракское правительство все еще обсуждает свои варианты: «Русские годами использовали воздушное пространство Ирака для этой цели, но в настоящее время ситуация чувствительная. Сами русские также относятся к этому деликатно, и они не будут загонять Ирак в критический угол». Россия является одним из крупнейших инвесторов в Ираке, с ежегодными инвестициями, превышающими 13 млрд долларов, в основном в энергетическом секторе. Россия также является одним из важнейших поставщиков военной техники иракским силам безопасности. Сейчас западные санкции привели к тому, что Багдад пытается выплатить российским компаниям, работающим в Ираке, то, что он им должен за различные оказанные услуги. В результате долги Министерства нефти перед «Газпромом» и «Лукойлом» составляют примерно 770 млн, в то время как Министерство обороны должно еще около 650 млн долларов за военное оборудование, сообщили официальные лица. Предоставление энергетическим компаниям доли добытой нефти вместо наличных денег является одним из предложений по погашению части этого долга, сказал иракский дипломат. Проблема также в долгах Министерства обороны, и это может быть использовано Россией как рычаг давления. Причитающаяся сумма не рассматривается как особо крупная, и дипломат сказал, что часть ее была переведена на российский счет в Торговом банке Ирака, который не может быть снят без санкций, но, тем не менее, рассматривается «как акт доброй воли, но это  остается долгом, который должен быть выплачен». Россия не имеет большого влияния в Ираке по сравнению с Соединенными Штатами и Ираном.  Во время визита Лаврова Ирак и Россия договорились сформировать комитет, чтобы найти способ выплатить долги, но, по словам дипломата, он еще не собирался, «и иракская сторона не считала этот вопрос приоритетным или срочным». Советники ас-Судана также подтвердили, что с Россией  «все хорошо», и «ничто не нарушает мирных отношений между двумя странами». Дипломат исключил возможность того, что Россия окажет давление на иракское правительство внутри Ирака, если оно откажет Москве в использовании своего воздушного пространства. Иракские официальные лица также исключили уход российских нефтяных компаний из Ирака, однако Москва может прекратить контракты на поставку военной техники и обеспечение технического обслуживания российского оружия, используемого Министерством обороны. Тем не менее, иракские официальные лица не исключили, что Россия может начать оказывать косвенное давление на Ирак в Сирии и это объясняет требование Москы активировать соглашение о безопасности. Багдад при этом исходит из того, что есть международный консенсус в отношении признания факта наличия Ирака, как   жизненно важной части глобальной энергетической системы, особенно сейчас. Все крупные международные игроки теперь согласны с тем, что стабильность в Ираке является обязательной, они все должны ее сохранить. В этой связи Багдад полагает, что и Россия, и ее партнер Иран знают, что любая попытка дестабилизировать Ирак вызовет жесткую реакцию и дорого обойдется, поэтому маловероятно, что в самом Ираке в ближайшем будущем будут наблюдаться какие-либо «игры». Сирийская арена является сильным кандидатом для некоторых «игр», но у нее также есть свои балансы, и «игра» там не будет напрямую между Соединенными Штатами и Россией.  Обе страны будут использовать свои инструменты в регионе и своих местных и региональных союзников, но это совсем другая история.

52.46MB | MySQL:103 | 0,686sec