Имран Хан как угроза гибридной системе управления Пакистаном

Пакистан оказался в критическом положении из-за непрекращающихся внутриполитических проблем. Решение отложить выборы из-за «соображений безопасности» сигнализирует широкой общественности о том, что так называемая «гибридная система» управления государством, созданная пакистанскими военными, находится в уязвимом положении. Как известно большинству наблюдателей за пределами Пакистана, гибридная модель смещает баланс сил в пользу пакистанских военных, выбирающих династическую политическую партию, представители которой придут к власти. В Исламабаде существует неписаное правило, согласно которому последнее слово остается за пакистанскими генералами. Однако бывший премьер-министр Имран Хан проигнорировал это правило и загнал военный и политический истеблишмент в угол, отказавшись подчиниться. Политическая партия Имрана Хана «Техрик-е-Инсаф» (PTI) пользуется подавляющей поддержкой пакистанского среднего класса и, что наиболее важно, его молодых представителей. Многие аналитики считают, что если бы выборы состоялись в ближайшее время, PTI получила бы подавляющую поддержку. Старый политический истеблишмент, состоящий из «Пакистанской мусульманской лиги – Наваз» (PML-N) и Пакистанской народной партии (PPP), с годами утратил большую часть своего электората. Упадок обеих партий только ускорился из-за некомпетентности нынешнего временного правительства, что лучше всего продемонстрировали их последние по времени переговоры о займе с Международным валютным фондом (МВФ). Примечательно, что нынешнюю политическую ситуацию отличает негативный дискурс, направленный именно в адрес военных. В идеях, которые раскручивает Имран Хан, утверждается, что его отстранение от власти в апреле 2022 года произошло из-за его вмешательства в избрание следующего командующего армией. Проблема заключается в том, что Имран Хан хотел оставить предыдущего главу межведомственной разведки (МВР) генерал-лейтенанта Фаиза Хамида во главе ведомства и назначить его следующим главнокомандующим армией для обеспечения предстоящих выборов. Смещение Хамида с поста главы МВР привело к противостоянию между Имраном Ханом и армейским руководством осенью 2021 года, когда тогдашний премьер-министр отказался одобрить назначение нового главы разведки. После рейда на резиденцию Имрана Хана 18 марта бывший премьер написал в Твиттере (соцсеть запрещена в РФ), что это часть «Лондонского плана», согласно которому предполагалось привести к власти беглеца Наваза Шарифа в качестве компенсации за согласие на одно назначение. Имран Хан имел в виду встречу в ноябре прошлого года, в ходе которой нынешний премьер-министр Шахбаз Шариф обсуждал назначение следующего командующего армией со своим братом, который находится  в изгнании, бывшим премьер-министром Навазом Шарифом. Кроме того, Имран Хан публично заявил, что назначение нынешнего главы Избирательной комиссии Пакистана (ИКП) Сикандара Султана Раджи было произведено по указке военных. Решение отложить выборы не только неконституционно, но и усиливает аргумент Имрана Хана о том, что военный и политический истеблишмент намеренно разрабатывает меры, чтобы помешать ему баллотироваться на выборах. Это мнение подкрепляется недавними замечаниями руководства PML-N о том, что если Имран Хан сядет в тюрьму, его оппонентам, особенно PML-N, будет намного легче управлять выборами в Пенджабе. Подобные заявления только усугубляют политический тупик, укрепляют решимость Имрана Хана игнорировать судебные приказы и мотивируют его сторонников бросать вызов государственной власти. Что действительно усложняет ситуацию и угрожает гибридной модели, так это способность Имрана Хана использовать ее слабые стороны. Династические политические партии (PPP и PML–N) исторически поддерживали симбиотические отношения с военными, что позволяло им циклически получать финансовую выгоду от пребывания у власти. Взамен вооруженные силы как отдельный институт получали автономию и неограниченный бюджет, чтобы заниматься тем, что они сочтут приоритетным. Система до сих пор полагалась на коррумпированность и неэффективность династических политических партий в оправдании автономии вооруженных сил и поддержке мифа о том, что пакистанская армия является единственным институтом, способным защищать и охранять интересы государства. Политическая партия Имрана Хана нарушает неписаный договор, согласованный династическими политическими партиями, и угрожает неприкосновенности вооруженных сил. Хотя гибридная система и до этого сталкивалась с проблемами, текущая ситуация выходит за рамки всех имеющихся прецедентов. PTI пользуется популярностью в трех пакистанских провинциях (Пенджаб, Хайбер-Пахтунхва и Гилгит-Балтистан) и превратилась в национальную силу с подавляющей поддержкой, которая по своим масштабам превосходит региональную поддержку династических политических партий. Этому поспособствовала популистская риторика Имрана Хана и ловкое использование им социальных сетей для воздействия на более молодую и прогрессивную аудиторию. Имрану Хану даже удавалось разжигать разногласия в самих пакистанских вооруженных силах. После отстранения от должности бывший премьер-министр смог заручиться поддержкой множества отставных офицеров и младшего командного состава. Наиболее заметной является поддержка бывшего генерального директора МВР Захира-уль Ислама, который заявил о своей поддержке PTI и пообещал помочь в проведении кампании по переизбранию Имрана Хана на пост премьера. В прошлом году для поддержания дисциплины в рядах вооруженных сил, их руководство было вынуждено отменить пенсии пяти отставным армейским офицерам, предположительно участвовавшим в «антиармейской кампании» PTI. Согласно неофициальной информации, около 150 бывших военнослужащих в звании от майора до генерал-майора находятся под следствием за «пересечение красной черты», однако Генеральный штаб эти слухи категорически опроверг. Старый истеблишмент не может позволить Имрану Хану баллотироваться на выборах, так как его представители знают, что он будет обладать подавляющим избирательным мандатом, который в конечном итоге вытеснит военных и династические политические партии из власти и разрушит гибридную систему, которая диктовала пакистанскую политику в последнее десятилетие. Требования Имрана Хана о настоящей демократии, использование им социальных сетей для получения поддержки пакистанской молодежи и его обращения к пакистанскому народу, в которых подчеркивается, что только он один может искоренить практику взяточничества, лежащую в основе пакистанской политики, оставили старый истеблишмент в безвыходном положении. Следовательно, пакистанские политических элиты теоретически могут позволить военным вмешаться и взять на себя бОльшую роль в управлении государством, при этом найдя повод отправить Имрана Хана в тюрьму. Однако, учитывая широкую поддержку бывшего премьера среди пакистанского населения, этот вариант не сулит истеблишменту ничего хорошего. В данной ситуации противоборствующим сторонам было бы наиболее целесообразно прибегнуть к демократическим способам разрешения назревшей  проблемы.

52.49MB | MySQL:102 | 0,723sec