Израиль: оценки ситуации с безопасностью на внутренней, региональной и международной арене. Часть 3

Израиль в последнее время переживает эскалацию напряженности сразу на нескольких «фронтах» – не только волнения в Восточном Иерусалиме и ракетные обстрелы из сектора Газа, но атаки с территории южного Ливана (т. н. «северный фронт») и Сирии, а также беспрецедентные массовые протесты внутри самой страны, вызванные намерением правительства Биньямина Нетаньяху провести реформу судебной системы. Это способствовало ухудшению отношений с США – ключевым союзником Израиля.

ПАЛЕСТИНАСКАЯ АРЕНА И ВОЛНА НАСИЛИЯ

Ади Кантор, научный сотрудник Европейской исследовательской программы и проекта «Современный антисемитизм в Соединенных Штатах» в Институте исследований национальной безопасности (INSS) в Тель-Авиве, отметила пугающую и возрастающую волну насилия, террористических актов и радикализацию настроений с обеих сторон. Около 400 еврейских поселенцев направились в палестинскую деревню Хавара на Западном берегу р. Иордан недалеко от Наблуса после убийства двух израильтян. Они поджигали машины и дома, и многие палестинские семьи были вынуждены бежать из своих домов, спасая свои жизни.

По словам Тамира Хаймана, на палестинской арене Израиль сталкивается с комплексной проблемой, которую он разделяет на средне- и долгосрочные вызовы.

В среднесрочной перспективе Израиль уже имеет дело с тем, что можно назвать Третьей интифадой.

По его словам, произошло смешение трех элементов, создающих взрывоопасную ситуацию.

«Во-первых, разочарование среди молодежи на всей территории Западного берега р. Иордан. Молодые люди не видят перспектив, недовольны действующим палестинским руководством и предыдущими лидерами, не поддерживают существующие политические силы на палестинской арене, хотят чего-то нового, выступают против Израиля и за борьбу с ним террористическими методами. Такие настроения распространены по всему Западному берегу р. Иордан.

Во-вторых, слабость Палестинской национальной администрации (ПНА), всего истеблишмента, и прежде всего, силовых структур. Это стало результатом длительного процесса и коррупционной системы. Она начала разлагаться, к тому же в определенной период началось взаимодействие с Израилем по вопросам безопасности.

В-третьих, высшее руководство в лице Махмуда Аббаса (Абу Мазена), который является уже не актуальным лидером, изолированным в Рамалле. Он уже не понимает, что происходит на земле, и производит впечатление руководителя, который не соответствует тем вызовам, с которыми сталкиваются обе стороны. Если ПНА развалится, произойдет крушение всей палестинской политической системы, что станет серьезнейшей проблемой».

В долгосрочной перспективе Т.Хайман проблему для Израиля видит в «скатывании в реальность одного государства для двух народов». По его словам, «если произойдет развал ПНА, Израиль окажется в ситуации одного государства, так как уже не будет какого-либо палестинского образования. Нынешнее положение вещей рассматривается как временное, так как в израильском руководстве не видят лидера с другой (палестинской) стороны, с которым можно было бы заключить какое-нибудь долгосрочное соглашение путем образования двух государственных образований. Поэтому в данный момент происходит управление ситуацией». По мнению эксперта, «США и международное сообщество понимают, что у Израиля сейчас объективные проблемы с противоположной стороной. В случае, если ситуация сложится так, что произойдет образование одного государства, оно не будет демократическим и еврейским. Это может быть государство апартеида. На данном этапе об этом пока говорить не приходится, поскольку существует ПНА».

Отмечается, что «ситуация осложняется тем, что разочарование охватило также огромное количество еврейской молодежи (что и проявилось в погроме в Хаваре). Поэтому получается, что с одной стороны обозленные евреи, а с другой – отчаявшиеся арабы с оружием в руках». В этих условиях, считает Т.Хайман, «израильское правительство не должно допустить вооруженных столкновений двух сторон путем законных средств. Необходимо успокоить ситуацию. Прежде всего, необходимо сформулировать правила и обозначить границы в зоне С, ведь зона А и так палестинская, зона B скоро станет палестинской, тогда как по поводу зоны С ведутся споры и продолжается конфликт. Поэтому если израильское правительство захочет установить пределы расширения еврейских поселений и определить, какие территории отойдут палестинскому государственному образованию – прекратится период сражения различных вооруженных сторон друг против друга, как это происходило еще до образования Государства Израиль».

А.Кантор полагает, что Израиль сейчас находится в ситуации, когда принято решение не принимать решений, или существует боязнь принятия решений.

По мнению Т.Хаймана, вопрос заключается в том, изменит ли Израиль свою стратегию. По его мнению, «пока она заключается в том, что с палестинской стороны нет партнера, поэтому происходит управление конфликтом. Но, в конце концов, придется принять идею разделения с палестинцами. На данный момент политика правящей коалиции и передача части полномочий по управлению гражданской администрацией на Западном берегу р. Иордан от министра обороны [министру финансов] Бецалелю Смотричу, а также ряд других шагов, свидетельствуют о том, что кабинет Б.Нетаньяху отходит от видения отделения от палестинцев к какому-то иному видению». Т.Хайман предполагает, что «это скорее заключается в фактической аннексии или скатывании в непрозрачную ситуацию, без официального заявления о статусе».

СЕВРЕНЫЙ ФРОНТ

А.Кантор указывает на то, что «угрозы из Ливана и Сирии, а также множество действующих там акторов как государственных, так и негосударственных, являются самыми значительными конвенциональными вызовами Израилю. Эта арена тесно связана с Ираном, выступающим в качестве лидера радикальной оси, ее идеологического и оперативного центра. Несмотря на усилия Израиля, «Хизбалла» продолжает успешно наращивать свою военную мощь с помощью иранцев».

По мнению Т.Хаймана, на северном фронте Израиль сталкивается с двумя вызовами. В Сирии – «иранская интервенция и закрепление», а в Ливане – «ложная самоуверенность» генерального секретаря «Хизбаллы» Хасана Насраллы.

Что касается Сирии, Т.Хайман видит там для Израиля две хорошие новости. Первая – «видение [командира спецподразделения КСИР «Аль-Кудс» Касема] Сулеймани почти полностью потерпело крах». Имеется в виду появившийся в 2016 г. документ, который получил название «Видение Сулеймани». Согласно документу, он намеревался установить контроль над Сирией и создать вторую, сирийскую «Хизбаллу». По словам Т.Хаймана, «его план провалился. В Сирии нет военных баз, аэропортов, военного производства и равнозначных ливанской «Хизбалле» вооруженных отрядов. Хотя в Сирии иранцы закрепляются в гражданской сфере, проводится шиитизация населения, иранцы скупают районы в Дамаске, влияют на гражданскую структуру и демографию на юге, возле Иордании, пытаются оказывать влияние на ситуацию севернее, в Алеппо. То есть Иран отошел от военного закрепления к расширению своего присутствия в гражданской сфере. В военном отношении иранцы потрепали неудачу по причине того, что ЦАХАЛ действует в рамках «кампании между войнами». В этой ситуации [президент Сирии Башар] Асад останется в качестве марионетки иранских религиозных лидеров и будет проводить политику в их интересах. В этих условиях Израилю следует пересмотреть оперативное видение ситуации, но не стратегию, т.к. стратегически поддержание раздробленного положения Сирии («четыре Сирии») – соответствует интересам Израиля». По его словам, «в Израиле не видят потенциальной возможности воссоединения Сирии в том виде, в каком она раньше представляла угрозу. Сейчас необходимо изменить действия так, чтобы поддерживать иранское присутствие ниже уровня допустимого риска и решать вопрос все большего иранского проникновения в гражданскую сферу Сирии».

Что касается «Хизбаллы», Т.Хайман обращает внимание на то, что «Израилю удалось устранить угрозу в виде присутствия этой шиитской организации в районе сирийских Голанских высот. По его мнению, «на данном этапе проблема заключается в том, что Насралла является самым уважаемым шиитским командующим у иранских сил «Аль-Кудс». В Иране он почти стал легендой, т.к. другие лидеры были ликвидированы. Это привело к тому, что он стал уверенным в своих возможностях, что он принудил Израиль пойти на уступки при заключении сделки по газовому месторождению «Кариш»». По словам израильского эксперта, «это полностью ложный нарратив, тем не менее, Насралла уверен в том, что он сдерживает Израиль. Это может привести к тому, что он начнет действовать неправильно, недооценит риск столкновения с Израилем в ходе очередной эскалации напряженности, что может привести к войне».

При этом Т.Хайман говорит о том, что следующий выпад в сторону Израиля со стороны «Хизбаллы» должен получить такой ответ, который приведет к «восстановлению израильского сдерживания в отношении этой угрозы, при этом таким образом, чтобы не довести ситуацию до полномасштабной войны»[i].

[i] INSS Strategic Analysis (part 2): Legislative Crisis, Israeli-Palestinian Conflict & Regional Arena / INSS. https://www.inss.org.il/podcast/

52.55MB | MySQL:102 | 0,592sec