О дипломатической активности Израиля в исламских государствах с антииранской подоплекой

Последние недели демонстрируют значительную активизацию израильской дипломатии в регионах Ближнего Востока, Центральной Азии и Закавказья, призванную укрепить позиции Израиля в исламском мире в противостоянии с Ираном. Причиной этой активности является прорыв Ирана из международной изоляции, связанный с подписанием 10 марта саудовско-израильского соглашения об основах двусторонних отношений. Напомним, что соглашение было подписано в Пекине при значительном содействии со стороны китайской дипломатии.

Заявление, принятое Ираном и КСА по итогам переговоров в Пекине содержит несколько пунктов.

Во-первых, стороны возобновляют дипломатические отношения и обязуются открыть посольства в течение двух месяцев.

Во-вторых, стороны обязуются уважать суверенитет друг друга.

В-третьих, активизируется двустороннее Соглашение о безопасности, заключенное в 2001 году.

В-четвертых, активизируется выполнение соглашений в сферах экономического сотрудничества, торговли, инвестиций, науки и культуры, заключенных в 1998 году.

В-пятых, три государства (Иран, Саудовская Аравия и КНР) будут предпринимать все усилия для поддержки и продвижения мира и безопасности в регионе Ближнего Востока и на международном уровне.

По данным журналистов Интернет-портала  The Craddle, в Соглашении содержатся несколько секретных пунктов, которые не были преданы огласке (подобно Пакту Молотова-Риббентропа 1939 года).

Во-первых, Саудовская Аравия и ИРИ не будут предпринимать деятельность по дестабилизации обстановки на территории друг друга в военной сфере, сфере безопасности и СМИ. Это подразумевает взаимное прекращение враждебной пропаганды, достигшей в последние годы невероятных размеров.

Во-вторых, КСА не будет финансировать масс-медиа, способствующие дестабилизации обстановки в Иране, такие как Iran International.

В-третьих, Саудовская Аравия обязуется не финансировать организации, определенные в Иране как террористические: «Моджахеддин-э-хальк», курдских сепаратистов, базирующихся в Ираке, боевиков-белуджей в Пакистане.

В-четвертых, Иран гарантирует, что союзные ему организации не будут осуществлять враждебные действия против КСА с территории Ирака. Во время переговоров в Пекине обсуждался удар по саудовским объектам ТЭК в 2019 году, и иранцы пообещали, что иракские «Аль-Хашд аш-Шааби» не будут осуществлять подобные действия.

В-пятых, стороны договорились осуществлять все возможные усилия по мирному разрешению конфликтов в регионе, особенно конфликта в Йемене. Обе стороны заинтересованы в развитии и углублении двусторонних контактов. 19 марта король Саудовской Аравии Сальман бен Абдель Азиз направил президенту ИРИ приглашение посетить Эр-Рияд по окончании священного месяца Рамадан, которое было с благодарностью принято.

Нормализация отношений между двумя «извечными врагами» — Ираном и Саудовской Аравией создает качественно новую ситуацию на Ближнем Востоке.

Во-первых, даже нейтралитет со стороны КСА делает невозможным удар по иранским ядерным объектам со стороны США или Израиля. ВВС Израиля, например, нуждаются в аэродромах подскока для такой атаки.

 

Во-вторых, такая нормализация открывает путь к взаимовыгодному экономическому сотрудничеству. КСА, например, стремится к развитию мирной атомной энергетики. Иранские ядерные технологии и успехи иранских ученых-физиков могли бы оказаться здесь значительным подспорьем. Иран, находящийся под санкциями, не может существенно увеличить экспорт нефти. В то же время он может поставлять сырую нефть в КСА, а последняя нефтепродукты и продукты нефтехимии уже в Европу.

В-третьих, ирано-саудовская перезагрузка создает предпосылки для нормализации отношений Саудовской Аравии с иранскими союзниками, прежде всего, с Сирией. Это подтверждает визит министра иностранных дел КСА Фейсала бен Фархана в Дамаск 20 апреля с. г., что было немыслимо еще полгода назад.

Процесс ирано-саудовского сближения вызывает сильное беспокойство в Израиле. В августе-сентября 2020 года администрация Дональда Трампа инициировала процесс нормализации отношений Израиля с арабскими государствами, так называемые «Соглашения Авраама». Соглашения должны были привести к выходу Израиля из дипломатической изоляции на Ближнем Востоке, отодвинуть палестинскую проблему в его отношениях с арабскими соседями на второй, если не на десятый план, заменить Израиль Ираном в качестве общего врага арабов. В рамках «Соглашений Авраама» произошло установление дипломатических отношений Израиля с ОАЭ, Бахрейном, Марокко, Суданом. Реальные дивиденды принесло только начало партнерства с ОАЭ, учитывая огромный экономический потенциал этой арабской монархии и ее давние напряженные отношения с Исламской Республикой. Что касается Бахрейна, то это небольшое островное государство, целиком зависимое от КСА, не будет значительным подспорьем для Израиля. Королевство Марокко де-факто осуществляло экономическое и политическое сотрудничество с Израилем и до Соглашений Авраама. Что касается Судана, то наличие такого «союзника», обремененного огромным комплексом военных, политических и экономических проблем, что мы видим на примере недавно разгоревшейся там гражданской войны, является скорее обузой. В Израиле хорошо понимают, что без подключения к «Соглашениям Авраама» Саудовской Аравии, крупного суннитского государства арабского мира и единственного арабского государства, входящего в G 20, этот процесс не достигает своей цели.

В связи с этим премьер-министр Израиля в своих недавних интервью предостерег КСА от дальнейшего сближения с Ираном. 19 апреля с. г. Биньямин Нетаньяху дал обширное интервью американской компании CNBC, в котором дал свою оценку процессам, происходящим на Ближнем Востоке. Обращаясь к руководству КСА он сказал: «Тот, кто сотрудничает с Ираном, сотрудничает с нищетой. Посмотрите на Ливан, посмотрите на Сирию, посмотрите на Йемен и Ирак» (1). Касаясь соглашения о примирении Ирана и КСА, заключенного в Пекине, Нетаньяху отметил: «Я думаю, это исходит из желания Эр-Рияда провести деэскалацию или прекращение конфликта в Йемене. Я думаю, что Саудовская Аравия, ее руководство не питают иллюзий по поводу того, кто является их противником, а кто – их другом». Отвечая на вопрос о том, может ли Китай, примиривший КСА и Иран, помочь в урегулировании израильско-палестинских противоречий, Нетаньяху заявил: «Я не думаю, что эта идея продуктивна. Посмотрите: мы уважаем Китай, мы сотрудничаем с Китаем в больших сделках, но у нас есть непоколебимый альянс с нашим великим другом Соединенными Штатами». То есть Нетаньяху отверг идею урегулировать палестинскую проблему без участия Вашингтона. Далее он в очередной раз высказался за более активную роль США на Ближнем Востоке: «Я думаю, что не только Израиль, но и большинство государств на Ближнем Востоке будут приветствовать американцев, не только американское присутствие на Ближнем Востоке которое и так никто не отменял, но и большую вовлеченность Америки в ближневосточные дела». Далее Нетаньяху вновь обратился к руководству КСА с призывом установить отношения с Израилем в полном объеме, суля саудитам огромные выгоды и приобретения. Израильский премьер отметил: «Потенциал наших отношений огромен. Только небо может быть здесь ограничением. И даже небо не предел, поскольку у нас есть возможности в космической сфере».

Одновременно с реверансами в сторону Саудовской Аравии правительство Израиля интенсифицировало свои контакты с тюркскими мусульманскими государствами бывшего СССР, граничащими с Ираном. 18 апреля 2023 года министр иностранных дел Израиля Эли Коэн нанес официальный визит в Туркменистан, официально для того, чтобы присутствовать на открытии израильского посольства в Ашгабате. Интересно, что это первый визит израильского официального лица высшего уровня в Ашгабат. В 1994 году в Туркмении с визитом побывал президент Израиля Шимон Перес. В то время Израиль уделял большое внимание постсоветским государствам. Отношения с государствами Центральной Азии развивались для того, чтобы создать выгодный имидж Израиля в исламском мире после Соглашений в Осло с палестинцами. Израильтяне также интересовались экономическим потенциалом Центральной Азии. Туркменско-израильские отношения практически сошли на нет в конце 1990-х годов по двум причинам.

Во-первых, из-за американского давления на Туркменистан в связи с ситуацией с правами человека.

Во-вторых, так как совместные бизнес-проекты оказались невыгодны для Израиля.

И вот новое оживление отношений. Наблюдатели отмечают в этой связи, что Ашхабад расположен всего в 20 километрах от иранской границы. Потенциально Израилю было бы выгодно установить здесь станцию слежения за иранской территорией.

19 апреля глава МИД Израиля Эли Коэн проследовал с официальным визитом в Азербайджан. В составе израильской делегации находилось тридцать бизнесменов и представителей компаний, работающих в сферах кибербезопасности, экологии, водопользования, сельского хозяйства. Особое беспокойство в Тегеране вызывает рост военно-технического сотрудничества (ВТС) между Израилем и Азербайджаном. Согласно докладу Стокгольмского Института исследований проблем мира (SIPRI), в 2011-2020 годах доля Израиля в общем объеме азербайджанского импорта вооружений составляла 27%. В 2020-2022 годах она увеличилась до 69% и составила 17% всего израильского экспорта вооружений. Учитывая резкое ухудшение в последнее время ирано-азербайджанских отношений, иранская тема явно присутствовала на переговорах Коэна в Баку.

Таким образом, Израиль активизирует свою внешнюю политику на исламском направлении, пытаясь если не обрести новых союзников в борьбе с Ираном, то, по крайней мере, обеспечить благожелательный нейтралитет ряда арабских и тюркских государств. Иерусалим продолжает попытки убедить Саудовскую Аравию в необходимости установления дипломатических отношений и всеобъемлющего партнерства. Одновременно он вновь после долгого перерыва обратил внимание на тюркские постсоветские государства.

52.56MB | MySQL:103 | 0,465sec