Предвыборная кампания-2023 в Турции. Часть 24

Природа проблемы доверия к результатам предвыборных опросов в Турции

 Нынешняя предвыборная кампания наглядно показывает свою особенность и исключительность. Это проявляется и в контексте, и в изменении настроения населения, и в результатах электоральных процедур, проводимых после попытки военного переворота 2016 г. Мы наблюдаем, как меняется логика политиков и модели политического поведения. Стороны не стесняются использовать различные стратегии и прибегать к радикальным решениям, которые раньше избегались участниками процесса. С другой стороны, важным атрибутом выборов являются опросы. Восприятие людей отдает предпочтение наглядной информации. Поэтому внимание к ним оказывается высоким из-за наличия, как кажется, конкретной информации. Но мы всегда отмечаем, что чрезвычайный характер этих выборов однозначно влияет и на результаты опросов. Для нас это становится поводом для изменения их восприятия.

Почему к ним нужно относиться осторожно, особенно если мы прямо экстраполируем их итоги на реальность? В этой связи существуют две глобальные проблемы: недостаточная репрезентативность опросов и их превращение в инструмент формирования общественного мнения. Эти эффекты взаимосвязаны между собой. Они приводят к тому, что результаты опросов расходятся с официальными итогами выборов. То есть они неточно измеряют общественное мнение. Часто это связано с тем, что социология не учитывает влияния всех возможных факторов и не может объективно оценить вес каждого из них.

Последнее связано с тремя причинами: связь социологических агентств с партиями, получение данных по средством телефонных звонков и факт публикации итогов опросов в СМИ и соцсетях.

Первую составляющую мы неоднократно выделяли при анализе разных соцопросов. Это приводило к тому, что тренды, невыделяемые средними значениями, были представлены в единичном случае отдельными центрами. К примерам этого мы можем отнести демонстрацию рейтинга Партии справедливости и развития (AKP) больше уровня в 38% после падения курса турецкой лиры в ноябре-декабре 2021 г., выделение Народно-республиканской  партии (CHP) в качестве первой партии Турции, измерение рейтингов Хорошей партии (İYİ) и Демократической партии народов (HDP) выше 18% и 12% соответственно и преуменьшение цифр Партии националистического движения (MHP) до уровня ниже 5%. Все эти факты мы классифицировали в качестве сильных отклонений от средних значений.

Вторая причина касается способа получения данных. Существует две группы методов: прямые и косвенные. Прямые методы предполагают взаимодействие с респондентом с глазу на глаз, косвенные методы – это использование каких-то дополнительных средств. После начала пандемии коронавируса из-за невозможности прямого контакта с опрошенными социологи для получения данных использовали телефоны. Данная практика до сих пор популярна в Турции из-за дешевизны. Однако использование этой техники негативно влияет на качество опросов. Если SIM-карта приобретена в Стамбуле, то номер считается стамбульским. Но не все люди, которые приобрели номер в Стамбуле, имеют право проголосовать именно в этом мегаполисе. Однако в опросах часто такие респонденты будут учитываться как избиратели из Стамбула, хотя человек в вопросе голосования может быть привязан, к примеру, к Бурсе или Эрзуруму. Выбор такого человека может быть классическим для этих городов, но для Стамбула его предпочтение может быть необычным. При этом он влияет на итоговый результат опросов. Этот момент размывает исследование и снижает его точность. Но есть и еще одно последствие. Оно связано с тем, что среди бедной части населения (особенно это касается провинции) на всех членов семьи может быть выпадать один телефон, который находится у ее главы. Это значит, что от участия в опросах остальные члены семьи автоматически отрезаны, так как достучаться до них с помощью телефонного звонка может быть невозможным.

Третья причина касается того, что опросы могут выкладываться в открытый доступ намеренно для воздействия на решение избирателей. Особенно они нацелены на избирателей, которые либо сомневаются в своих предпочтениях, либо не голосовали на последних выборах. Это интересный момент, так как среди электората есть некоторая доля избирателей, которые не хотят голосовать впустую. Поэтому это может повлиять на электорат малых партий, если у них есть мало шансов на успех. Например: этой логике могут придерживаться избиратели Партии повторного благоденствия (YRP), голосуя за AKP. Также это касается электората больших партий, которые проживают в провинциях, где влияние их партии может быть ничтожно малым. По этой логике избиратель CHP, проживающий в районах Внутренней Анатолии, ситуативно может поддержать İYİ, потому что правоцентристы там сильнее. В этом смысле любопытно, что с 4 мая начинает действовать запрет Высшего избирательного совета (YSK) на публикацию результатов опросов именно по причине давления на избирателей.

Подытоживая, мы отмечаем проблему доверия к результатам опросов. Глобально на ее формирование влияют три причины: связь социологических агентств с партиями, получение данных посредством телефонных звонков и факт публикации итогов опросов в СМИ и соцсетях. В этом смысле мы подчеркиваем, что к ним нужно подходить максимально осторожно. Большинство опросов дают завышенные/заниженные результаты по некоторым партиям, что формирует неоправданные ожидания. Этот вопрос является особенно острым накануне таких важных выборов, так как из фокуса наблюдателя могут пропасть важные факторы, способные повлиять на итоги голосования.

52.54MB | MySQL:103 | 0,416sec