Военно-политические и военно-технические аспекты нового военного конфликта в Судане

В Судане разгорелся масштабный вооруженный конфликт с участием армии страны и спецназа. Очагом противостояния стал столичный Хартум, а также город Мерове на севере страны, в аэропорте которого Силы быстрой поддержки (СБП) под руководством генерала Мухаммеда Хамдана Дагло (Хемити) начали внезапное дислоцирование собственных отрядов. Вскоре боевые действия распространились и на другие регионы африканской республики. По последним по времени  данным суданского Союза врачей, в результате столкновений погибли свыше 50 мирных жителей. Почти 600 человек, в том числе военные, получили ранения разной степени тяжести. Столкновения продолжались в районе Республиканского дворца, главного командования ВС Судана, аэропорта, центрального рынка и рядом с военными базами на юге суданской столицы.

Камнем преткновения между армией и СБП, предположительно, стала реформа в сфере безопасности. По информации СМИ, стороны спорили о сроках интеграции СБП в ВС Судана, статусе офицеров спецназа, а также о командовании военнослужащими. С началом боевых действий 15 апреля 2023 года разгорелась война и на информационном поле.

О подходах иностранных государств к эвакуации граждан с территории Судана

Международные усилия по достижению прекращения огня на прошедшей неделе зашли в тупик, поэтому иностранными государствами принято решение об эвакуации своих граждан. «США развертывают военные ресурсы «на случай непредвиденных обстоятельств, связанных с обеспечением безопасности и потенциального облегчения отъезда сотрудников посольства США из Судана, если этого потребуют обстоятельства», – сообщил официальный представитель МО США подполковник Фил Вентура. В посольстве США в Хартуме находится около 70 сотрудников. Администрация Дж.Байдена считает небезопасной эвакуацию сотрудников посольства, поскольку аэропорт Хартума и граница Судана с Чадом остаются закрытыми. Вентура не сказал, где США размещают свои силы. Но ранее, заместитель госсекретаря Венди Шерман сообщила, что войска перебрасываются в Джибути, где у США есть большая база Кемп Лемонье.

Посольство Китая заявило, что оно может быть вынуждено эвакуировать своих граждан из Судана, если ситуация с безопасностью ухудшится. У Китая есть одна военная база на континенте в Джибути. Посольство Китая в призвало китайских граждан и китайские учреждения в Судане «быть в состоянии повышенной готовности, строго избегать выхода на улицу и усилить меры безопасности».

Вооруженные силы АРЕ и суданские военные заявили, что Египту удалось вернуть десятки военнослужащих, которые были задержаны СБП, в ходе ударов по аэропорту в Мерове. Египет заявил, что личный состав его находился там для обучения и совместных учений.

Япония и Южная Корея объявили о планах отправить военно-транспортные самолеты в Джибути, где они останутся в режиме ожидания:

– Южная Корея направит самолет C-130, а также около 50 военнослужащих, включая сотрудников службы безопасности и медиков;

– Япония направит самолет C-130, C-2 и самолет-заправщик KC-767.

В Судане проживают 25 граждан Южной Кореи и 63 гражданина Японии. Министр обороны Японии Ясукадзу Хамада заявил, что Токио сформировало оперативную группу из 370 военнослужащих сухопутных и воздушных сил самообороны. Я.Хамада указал, что правительство может попытаться эвакуировать японских граждан по суше, что, вероятно, также рассмотрят американцы. Если не удастся найти безопасную зону высадки в Хартуме или рядом с ним, одним из вариантов может быть переброска эвакуированных в Порт-Судан на Красном море. Но это 12-часовая поездка, а дороги на 840-км маршруте коварны.

Военно-политические аспекты суданского конфликта

Хочется заметить, что не надо называть суданские  Силы быстрой поддержки спецназом, как можно увидеть в большинстве информационно-аналитических материалов. В реальности это параллельные суданской армии очень крупные вооруженные формирования, общая численность которых оценивается в несколько десятков тысяч человек и более, вплоть до 100 тысяч. В тоже время и ополчением, как иногда тоже можно увидеть, их называть неверно.  Они действительно набирались во многом из ополченцев арабских племен, воевавших на стороне правительства в Дарфуре и не только, но как де-юре, так и  де-факто они уже давно не ополченцы, а регулярные силы. В основном своей массе это пехота на пикапах с различным вооружением и колесной бронетехнике (БТР-70МБ1, WZ-523 и т. д.), которая изначально задумывалась для поддержки операций суданской армии в борьбе с различными повстанческими группировками, но под контролем тогдашней суданской Службы разведки и безопасности. Собственно их название поэтому дословно и переводится как Силы быстрой поддержки. Однако они достаточно активно набирали силу и влияние среди суданских силовых структур и им все чаще поручали уже самостоятельно выполнять задачи, проводить отдельные операции и т. д. Особенно они усилились после того как Судан в 2015 году открыто выступил на стороне Саудовской Аравии в Йемене, так как сухопутный суданский военный контингент для боевых действий против хоуситов черпался в основной массе именно из  СБП, а надо напомнить, что на пике своего участия, в войне саудовской коалиции против йеменских хоуситов участвовало до 40 тысяч суданцев. Судан вывел подавляющую часть своих сил из Йемена к концу  2019-началу 2020 гг., но вернулись они оттуда получив дополнительный боевой опыт, военное снаряжение и технику.

Военно-технические аспекты суданского конфликта

Силы быстрого реагирования  Судана выкладывают все больше видео с захваченной у суданской армии военной техникой. На видео с авиабазы Джебель Аулия около Хартума видно захваченные модернизированные по иранскому проекту Safir-74\T72Z суданские танки Т-54\55\Тип 59, которые получили суданское название Al-Zubair I и приобретенные в Китае БТР Тип 63 (YW531). На других видео с авиабазе Мерове – захваченные учебно-боевые  самолеты FTC-2000 китайского производства, 6 таких машин Судан получил в 2018 году. На фотоматериалах в  интернете видны 2 захваченных танка Т-72, включая Т-72АВ и сгоревший Т-54\55\Тип 59, вертолет Ми-24 совершивший аварийную посадку. Суданская армия в свою очередь продолжает подтягивать подкрепления к Хартуму.

Судан много лет был связан с Ираном и довольно долго был крупным покупателем иранских вооружений и военной техники. Среди прочей техники замечен один из приобретенных в Иране самоходных минометов на шасси Boragh (они в Судане собирались из поставляемых из Ирана комплектов под названием Khatim-2), а также БТР-3Е1, которые Судан купил  на Украине в начале 2010-х гг. в количестве 10 единиц. Кстати, вспоминая сборку этих иранских самоходных минометов на шасси Boragh в Судане под названием Khatim-2 отметим следующее. В 2015 году эксперты из Small Arms Survey посетили павильон суданской военно-промышленной корпорации (Military Industry Corporation) на выставке IDEX 2015 в ОАЭ. Среди прочего там был выставлен как раз подобный 120-мм самоходный миномет Khatim-2, при этом они отметили, что внутри машины в различных местах видны наклейки с иранской маркировкой.

Некоторые места Хартума и его аэропорта на спутниковых снимках от  Maxar Technologies после первых суток боев между формированиями суданской армии и СБП позволяют идентифицировать сгоревшее здание Главного командования ВС Судана, горящее здание Минобороны Судана, поврежденное здание Министерства энергетики и горнодобывающей промышленности, сгоревшие и горящие самолеты в аэропорту Хартума. Судя по свежему спутниковому снимку, египетские МиГ-29М/М2 захваченные СБП на суданской авиабазе в Мерове были уничтожены или повреждены, также был уничтожен один из захваченных у ВВС Судана УБС FTC-2000[i].

Сообщают, что в ходе междоусобных боевых действий в столичном аэропорту Хартума 15 апреля был уничтожен суданский правительственный самолет Ил-62М с регистрацией ST-PRA – последний построенный самолет Ил-62. Этот борт (заводской номер 2357711, серийный номер 57-01) был достроен на КАПО в Казани в 2004 году. и тогда же подарен российской стороной (формально правительством Татарстана) тогдашнему президенту Судана Омару аль-Баширу. Самолет использовался как VIP-борт для суданского руководства, однако с мая 2018 года не поднимался в воздух.

Конфликт в Судане: насколько важна для России военная база в африканской стране

Может показаться, что для России, занятой СВО на Украине, события в африканской стране не представляют особого интереса, если бы не одно «но». По утверждению ряда политиков, за конфликтом в Судане стоят США, которые недовольны тем, что Россия договорилась с суданским правительством о размещении в этой стране российской военной базы.

Еще в 2020 году Судан подписал с Россией соглашение о строительстве пункта базирования для ВМФ РФ, что вызвало негативную реакцию как в США, так и в Европе. Глава европейской дипломатии Жозеп Боррель недовольно заявил, что Россия становится ключевым игроком на африканском континенте.

В Вашингтоне на этот счет открыто не высказывались. Но, по странному стечению обстоятельств, в октябре 2021 года в этой африканской стране произошел очередной переворот, и новые власти Судана решили пересмотреть соглашение с Россией, чтобы выторговать более выгодные условия.

К февралю 2023 года все-таки удалось окончательно договориться. Суданские власти, несмотря на протесты США, подтвердили, что договоренность остается в силе. Россия может рассчитывать на то, что у нее на Красном море будет свой пункт базирования с обслуживающим персоналом численностью до 300 человек, куда одновременно могут заходить до 4 кораблей. В качестве встречных мер Россия предлагала суданцам усилить систему ПВО Северо-Суданского региона, включая все побережье. Кроме того, история двустороннего военно-технического сотрудничества началась в 60-е годы прошлого века, еще во времена единого Судана.

Со своей стороны отметим, что для России наличие такой базы на Красном море (или в принципе поблизости от Аденского залива) не слишком актуально. Было актуально до недавнего времени, когда РФ и весь мир активно боролись с пиратами. Сейчас эта проблема не является для России первостепенной. Судить об этом можно хотя бы по количеству происшествий, которые там случаются. Пиратство в Аденском заливе и прилежащих районах Индийского океана уже все-таки эпизодическое явление.

С другой стороны, если победитель в новой гражданской войне откажет России в создании базы флота на своем побережье, это не станет для Москвы серьезным проигрышем. В начале 2023 года министр иностранных дел С.Лавров посетил Эритрею. Эритрейцы очень позитивно  настроены к России и сильно поддерживают в плане проведения СВО и всегда голосуют за нее на Генассамблее ООН. У них после того, как из порта Асэб ушли представители ОАЭ, простаивает пункт базирования. Почему бы России туда не прийти? Тем более, в Эритрее стабильность режима куда прочнее, чем внутриполитическая ситуация в Судане. Если Москва в такой ситуации будет делать ставку исключительно на Судан, то может потерять свои деньги, а самое главное – время.

[i] https://www.thedrive.com/the-war-zone/egyptian-mig-29s-destroyed-in-sudan

52.45MB | MySQL:103 | 0,634sec