О позиции Германии в отношении израильской операции «Щит и стрела»

9 мая Армия обороны Израиля начала операцию под названием «Щит и стрела» против палестинского «Исламского джихада» в секторе Газа. Поводом для ее проведения послужила смерть в ходе продолжительной голодовки высокопоставленного активиста данной группировки, за которой последовали массированные обстрелы израильской территории. В связи с новым витком конфликта 10 мая федеральное внешнеполитическое ведомство Германии сообщило, что «с большой тревогой относится к недавней эскалации в Газе», а также «было потрясено» гибелью мирных жителей, включая детей. При этом важно, что официальный представитель МИД ФРГ на пресс-конференции воздержался от указания того, чьи именно действия, повлекшие за собой смерть гражданских лиц, осуждает. Не отреагировал он даже на соответствующий вопрос журналистов, просивших пояснить, идет ли речь об «ударах израильской авиации». Более того, отдельно было подчеркнуто, что Израиль «Израиль, как и любая другая страна, имеет право на государственную самооборону», а его безопасность – «вопрос государственного значения для Германии». Наряду с этим пресс-секретарь МИД также указал на необходимость «поддерживать принцип соразмерности и постоянно защищать гражданское население».

Центральное место в позиции Берлина в отношении последнего витка палестино-израильского конфликта занял призыв к возобновлению миротворческих усилий. С этой целью 11 мая в Берлине глава внешнеполитического ведомства ФРГ А.Бербок провела заседание Мюнхенского «квартета» или «клевера» в составе Германии, Франции, Египта и Иордании. Встреча завершилось принятием совместной декларации, содержащей в себе призыв к «немедленному и всеобъемлющему прекращению огня, которое положит конец израильским военным операциям в Газе и неизбирательным ракетным обстрелам Израиля» и к «сохранению неизменным статус-кво святынь Иерусалима». Особое внимание в тексте, согласованном по итогам четырехсторонних переговоров в Берлине, оказалось сосредоточено на роли региональных посредников – Египта и Иордании. Каир в декларации был отмечен за «усилия по немедленному прекращению огня», в то время как значимость Аммана была подчеркнута через «хашимитскую опеку над Святыми местами Иерусалима».

Наконец, стороны не обошлись без упоминания США, которые, цитируя заявление, работают над «ослаблением напряженности и предотвращением дальнейшего насилия с целью придания импульса, необходимого для возобновления широкого политического процесса». При этом обращение к посредничеству Вашингтона на встрече Мюнхенского «квартета», созванной в Берлине, кажется особенно интересным, принимая во внимание негласное соперничество  группы «клевер» с классической «четверкой» в составе США, России, ЕС и ООН. Так, в пресс-релизе МИД по случаю заседания было сказано, что привычный ближневосточный «квартет» «находится в перманентном тупике», виной которому ведомство назвало ситуацию на российско-украинском треке, хотя в реальности предпринимать сколько-нибудь значимые шаги в области мирного урегулирования данное объединение посредников прекратило существенно раньше.

Следует обратить внимание на особенности организации встречи. На упомянутой выше пресс-конференции представитель МИД Германии старательно уклонялся от вопросов журналистов о готовящемся заседании Мюнхенского «квартета», что создавало ощущение экстренного созыва участников. Вместе с тем, прессе со ссылкой на МИД Египта о готовящихся консультациях стало известно заранее, более того, в начале прошлого месяца на переговорах А.Бербок и ее иорданского контрпартнера А.Сафади было заявлено о скором проведении очередной встречи группы «клевер», местом которой уже тогда был избран Берлин.

Как хозяйка саммита А.Бербок получила возможность для отдельного диалога со всеми приглашенными коллегами, среди которых ее вновь больше всего интересовал А.Сафади, а также глава МИД Египта С.Шукри. Впрочем, как сочли некоторые обозреватели, не глава немецкого внешнеполитического ведомства занималась продвижением среди региональных посредников своего видения ситуации, а, скорее, наоборот. По некоторым данным, руководители египетской и иорданской дипломатии попытались использовать риторику Берлина о «праве на самооборону», распространив его и на палестинцев, тем самым оправдывая их действия и указывая на несправедливость в европейском восприятии позиций сторон конфликта. И здесь вновь заметны некоторые пересечения с итогами предыдущего раунда общения А.Бербок и А.Сафади, в ходе которого последний предположительно настаивал на необходимости активизации мирного процесса и скорейшего создания суверенного палестинского государства, поскольку новое правительство Израиля создает опасность полного отказа от урегулирования на базе принципа «двух государств для двух народов», что, в свою очередь, составляет угрозу для национальных интересов Иордании. Другими словами, Амман снова всерьез опасается воплощения в жизнь т.н. «иорданской опции» вместо палестинского государства и ищет союзника для воспрепятствования этому в лице Германии.

В целом реакция ФРГ на израильскую операцию «Щит и стрела» свидетельствует о двух обстоятельствах. Первое из них состоит в том, что коалиция «светофор» по-прежнему не определилась со своей стратегией в отношении правительства Б.Нетаньяху, а потому действует непоследовательно. С одной стороны, МИД использует весьма взвешенные формулировки для описания событий в зоне противостояния, а с другой, — по-прежнему заморожены двусторонние консультации на уровне кабминов. Второе обстоятельство заключается в том, что Германия старательно пытается активизировать свой ближневосточный вектор внешней политики. Такую цель прежде неоднократно обозначала А.Бербок в качестве одного из ключевых направлений работы на посту главы МИД. При этом «зеленый» политик в своей дипломатии, судя по всему, пытается повторить опыт однопартийца, экс-министра иностранных дел Й.Фишера. Более того, речь здесь идет не только о схожем образе действий, будь то визиты в регион или использование очередного раунда столкновений для активизации политических процессов, но и об учете обозначенных предшественником предостережений, среди которых значились нежелательность для Германии действовать самостоятельно или излишне опираться на ЕС.

52.44MB | MySQL:102 | 0,553sec