Об эволюции управляемых ракет ливанской «Хизбаллы» как фактора поддержания баланса сил на Ближнем Востоке. Часть 3

Угроза стратегическим объектам Израиля

Оберегая свою территорию от вторжения врага, Израиль полагается на превосходящую мощь своих ВВС. Израильские боевые самолеты господствуют в воздушном пространстве противника. Однако программа «Хизбаллы» по ВУР ставит под угрозу эффективность воздушных сил Израиля.

Одна из задач высокоточных управляемых ракет – поддержка системы ПВО. Вооруженные силы Израиля (ЦАХАЛ) с 1980-х годов используют многоуровневую систему противоракетной обороны. «Железный купол» отражает ракеты малой дальности, «Праща Давида» защищает от ракет средней дальности, таких как Fateh 110 или Zelzal, а «Хец-3» противостоит баллистическим ракетам с дальностью от 1000 до 2000 км.

Все чаще говорят, что эта система ПВО не может считаться полностью непроницаемой. Так, например, «Железный купол» способен отразить до 90% «слепых», или неуправляемых, ракет. Но при этом 10% обойдут систему защиты. Если боевики «Хизбаллы» выпустят 200 ракет одновременно, 20 из них смогут поразить намеченную цель, а это уже серьезный ущерб для Израиля.

Есть и более продуманная тактика: боевики «Хизбаллы» используют неуправляемые ракеты, чтобы занять систему противоракетной обороны Израиля, после чего выпускают несколько ВУР по выбранной цели. Против высокоточных управляемых систем коэффициент ПВО должен оказаться меньше, чем против «слепых» ракет. Противовоздушные комплексы Израиля определяют момент поражения ракеты, вычисляя траекторию ее полета. ВУР может уклониться от назначенной точки, изменив траекторию полета на основе данных систем наведения и GPS.

Еще одно ограничение оборонительного комплекса Израиля – недостаточное количество батарей для защиты всей территории государства. Число боеголовок также ограничивается стоимостью системы противоракетной обороны. По оценкам экспертов, каждая ракета-перехватчик стоит от 40 000 до 50 000 долларов, а для перехвата одной приближающейся ракеты требуются две ракеты-перехватчика.

Для сравнения, ракеты «Хизбаллы» стоят несколько тыс. долл. Таким образом, израильский щит, возможно, будет пробит, если боевики «Хизбаллы» станут запускать очень дешевые ракеты огромными залпами и займут весь оборонительный арсенал противника. Ресурсы Израиля не безграничны, массированный обстрел его территории уменьшает шансы на перехват каждой ракеты. Батареи, имеющиеся в распоряжении ЦАХАЛа, обычно предназначены для защиты зон особого режима и не подходят для прикрытия крупных городских поселений. Гражданское население может обратиться к своему правительству и армии с просьбой усилить оборону, а бойцы «Хизбаллы» воспользуются неготовностью противника нести потери.

ВВС Израиля также могут оказаться бессильными перед ракетной угрозой. Чтобы мобилизовать резерв для нанесения ответного удара и приступить к эффективным действиям, военно-воздушным силам требуется от 48 до 96 часов. Для сравнения, боевики «Хизбаллы» готовы начать обстрел без промедления и атаковать территорию Израиля непрерывно. Целями ВУР могут быть выбраны объекты ВВС Израиля, это уменьшит вероятность ответного удара. А израильские авиабазы, в отличие от ракет «Хизбаллы», трудно укрыть от атак противника.

Израиль оказался меж двух огней. Полномасштабные военные действия против «Хизбаллы» могут вызвать эффект домино и вовлечь другие проиранские формирования, вооруженные аналогичным образом и сдерживающие Израиль в пределах своего радиуса действия. Хоуситы в Йемене, Вооруженные силы Сирии и Силы народной мобилизации Ирака применят все тот же арсенал. Такой ход событий еще больше ослабит эффективность ПРО.

В 2019 году атаки дронов по нефтедобывающим объектам Saudi Aramco в Саудовской Аравии показали, что батареи, ориентированные на отражение угроз со стороны Йемена и хоуситов, не способны увидеть угрозу удара со стороны Ирака. Отсутствие координации между системами обороны делает очевидными некоторые их слабые стороны, и этим пользуются союзники Ирана.

Развитие сил ПРО Израиля замедляется по внутренним причинам. Израильские эксперты утверждают, что наращивание оборонительного потенциала – признак неуверенности в наступательных силах. Эта риторика активизировалась во время Второй ливанской войны 2006 года в связи с широким применением технологий «стелс» и нежеланием командования начинать наземную маневренную войну против более слабого противника, который, впрочем, лучше знал местность. Именно тогда Израиль отказался от вложений в наземные наступательные мощности и приступил к созданию обширного оборонительного арсенала.

«Хизбалла» играет на этой слабости. Чтобы уничтожить ополченцев, ЦАХАЛ был бы вынужден начать наземную операцию. Боевики «Хизбаллы» живут среди жителей Ливана, военные объекты неотличимы от гражданских. А наступление, воздушное или наземное, всегда сопряжено с падением международного авторитета.

Есть и другое препятствие. Со времен Второй ливанской войны вооруженные силы «Хизбаллы» стали сильнее и профессиональнее. К концу военного конфликта ополчение насчитывало 5000 бойцов. Сегодня их число выросло в четыре раза за счет привлечения оснащенных и обученных бойцов. Война в Сирии предоставила ополченцам прекрасную возможность попрактиковаться в тактике и отработать координацию действий между разными проиранскими соединениями. И это еще одна причина, вынуждающая Израиль отказаться от прямых военных действий на территории Ливана.

52.44MB | MySQL:103 | 0,498sec