О целесообразности сотрудничества США и афганского движения «Талибан» в борьбе с терроризмом

США и талибы нечасто подтверждают подлинность одного и того же события, однако 25 апреля американские чиновники, похоже, подтвердили заявление движения «Талибан» (запрещено в РФ) о том, что организатор подрыва террориста-смертника в августе 2021 года в международном аэропорту Кабула, в результате которого погибли 13 американских военнослужащих и 173 афганских мирных жителя, был ликвидирован в ходе операции талибов в начале апреля. При этом ни одна из сторон не назвала имя террориста, который оказался боевиком регионального подразделения террористической организации «Исламское государство» (запрещено в РФ), известной как «ИГ-Хорасан». Эксперты допускают, что признание Вашингтоном результатов контртеррористической деятельности талибов может указывать на возможность некоторого сближения сторон в том, что касается борьбы с терроризмом. Бывший генерал-лейтенант афганской армии Сайед Сами Садат командовал войсками в южной провинции Гильменд в последние месяцы наступления талибов. В августе 2021 года, за день до того, как в Кабуле сменилась власть, он был назначен главой Афганского национального корпуса специальных операций. Садат заявил в соцсетях 26 апреля, что организатор нападения на аэропорт, командир «ИГ-Хорасан» Абдулла Омар Баджавари, все еще жив. В последующем интервью изданию The Diplomat от 12 мая Садат настаивал на том, что Баджавари возглавлял разведывательное крыло «ИГ-Хорасан» и действовал из провинции Кунар. Баджавари был уполномочен главарем группировки Санауллой, также известным как Шахаб аль-Мухаджир, уроженцем Кабула, спланировать нападение. Садат утверждал, что в ходе операций талибов в апреле 2023 года был ликвидирован доктор Хасан – младший координатор операций «ИГ-Хорасан» в Герате на западе Афганистана. По его словам, Хасан не имеет никакого отношения к нападению на аэропорт. Тем не менее, ни заявления талибов или США, ни противоречивые утверждения Садата не поддаются достоверной проверке. Примечательно, что старший командир «ИГ-Хорасан» по имени Сайед Омар Баджавари, также известный как Хетаб, был ликвидирован спецназом Афганской национальной полиции во время контртеррористической операции в районе Ачин в апреле 2017 года. Однако в экстремистских организациях по всему миру имена и вымышленные прозвища террористов часто совпадают, и нет никакого способа достоверно узнать, являются ли Абдулла Омар Баджавари и Сайед Омар Баджавари одним и тем же человеком. Более того, хотя «ИГ-Хорасан» назвала совершившего теракт смертника Абдулом Рахманом аль-Логари, она умолчала о планировании им теракта. Американская разведка настаивала на том, что аль-Логари являлся бывшим студентом-инженером и одним из нескольких тысяч боевиков, освобожденных как минимум из двух тюрем строгого режима после того, как талибы захватили контроль над Кабулом. Нельзя отрицать, что «ИГ-Хорасан» продолжает представлять серьезную угрозу талибам и региональной безопасности. По данным Миссии Организации Объединенных Наций по содействию Афганистану (МООНСА), группировка распространила свое присутствие из первоначального опорного пункта в Восточном Афганистане почти во все 34 провинции страны. Однако существуют противоречивые оценки численности группировки – от 3000 до 5000 боевиков, при этом Садат настаивает на том, что их численность составляет до 7000 человек. Причиной путаницы остается отказ США и талибов назвать имя убитого террориста. Не исключено, что это обусловлено совпадением интересов обеих сторон. Садат настаивает на том, что и «Талибан», и США пытаются продать «историю успеха»: талибы – международному сообществу, а США – своему народу. Однако несмотря на заявления талибов о том, что им удается держать под контролем деятельность «ИГ-Хорасан», группировка продолжает расширять свое влияние на местах. В просочившейся оценке Пентагона фигурировала информация, что «ИГ-Хорасан» снова использует Афганистан в качестве плацдарма для заговоров против США, Европы и Азии. По словам Садата, группировка теперь имеет разветвленную сеть поддержки в округах Куздар и Харан в Белуджистане (Пакистан) и, возможно, ее ячейки даже проникли через границу в соседний Иран. Если темпы расширения присутствия «ИГ-Хорасан» в регионе сохранятся, в следующие два года группировка может стать гораздо более опасной и способной организовывать намного более масштабные нападения. Это можно остановить только с помощью эффективной контртеррористической стратегии в Афганистане. У талибов нет ни сложной разведывательной сети для преследования «ИГ-Хорасан», ни возможностей или средств для эффективной борьбы с группировкой. Что еще хуже, некоторые рядовые боевики «Талибана» могут отказаться бороться с группировкой из-за симбиотической идеологической связи, а это серьезно помешает цели держать ее под контролем. Именно здесь перспектива контртеррористического сотрудничества США и талибов против «ИГ-Хорасан» приобретает важное значение. На такую возможность ранее уже указывали СМИ. В то же время подобная перспектива является палкой о двух концах: хотя сотрудничество между Вашингтоном и талибами могло бы сдержать «ИГ-Хорасан», оно также потенциально может узаконить режим Исламского Эмирата, его регрессивное мировоззрение и политику. За последние без малого два года после восстановления власти позиция «Талибана» заметно ужесточилась. Опасность признания движения без каких-либо конкретных результатов на местах может привести к новым проблемам. Хотя сотрудничество с талибами в борьбе с терроризмом действительно могло бы стать необходимостью, оно должно сопровождаться напоминанием о позиции США по таким вопросам, как государственное управление, политическая инклюзивность и защита прав афганских женщин и этнорелигиозных меньшинств – все это необходимо для предотвращения дальнейшей эскалации экстремистской угрозы на территории Афганистана.

52.44MB | MySQL:103 | 0,452sec