О ситуации вокруг иракского шиитского политического и религиозного деятеля Муктады ас-Садра

С приближением последних дней священного месяца Рамадан Муктада ас-Садр занялся подготовкой к своему ежегодному иттикафу (периоду размышлений), который он проведет в большой мечети Куфы. При этом источники из его окружения указывают, что ас-Садру было очень трудно сохранять спокойствие, когда он готовился к трехдневному выезду в мечеть Куфа. Ему все тяжелее психологически  оставаться в стороне от  иракской политики. Прошел почти год с тех пор, как этот влиятельный иракский шиитский священнослужитель объявил о своем уходе из политики. За последние несколько месяцев, когда новое  правительство Ирака было сформировано без его участия, он решительно отказывался вступать в какой-либо политический диалог или принимать посетителей, пытающихся поговорить с ним о событиях или проблемах, с которыми столкнулась страна. 13 апреля, сразу после вечерней молитвы, в социальных сетях начал распространяться короткий видеоролик. В нем появляется бородатый молодой человек в черной религиозной одежде, его лицо скрыто за черной маской. Фигура призвала всех присягнуть на верность ас-Садру, назвав его Махди, ожидаемым двенадцатым имамом шиитов, который, как полагают, явится как спаситель, чтобы восстановить справедливость для всех. Человек в маске сказал, что мечеть Куфы станет свидетелем запуска «большой кампании» по объявлению о верности ас-Садру во время его пребывания там. «Мы присягнем ему на верность и объявим, что он долгожданный имам, и мы будем под его знаменем и поддержим его. Не подведите имама своего времени. Присягните ему и поддержите его», — заявил выступающий. Несколько часов спустя десятки сторонников ас-Садра, которые называют себя «хозяевами дела», собрались в Ханане перед его домом, чтобы заявить о своей преданности. К их удивлению, охранники ас-Садра не поприветствовали их, а вместо этого напали на восторженных садристов и передали их полиции, сообщили  местные источники. Муктада ас-Садр уже знал, что некоторые из самых преданных сторонников его движения  верят, что он Махди, и кадры, подобные видео с человеком в маске, не были особенно необычными. Но по какой-то причине именно этот ролик «сильно  усилил его опасения», заявил помощник ас-Садра. Видео было воспринято не как демонстрация поддержки, а как попытка его дискредитировать: «Это была явная угроза жизни ас-Садра и угроза хаоса». По словам помощника, кто бы ни стоял за видео, он хотел спровоцировать садристов собраться в мечети Куфы, а затем противостоять шиитскому духовенству в Наджафе, которое не согласилось с утверждением, что ас-Садр — их долгожданный спаситель. Если этот анализ верен (а мы рискнем предположить, что верен), реакция ас-Садра показала, что он хорошо понимал, что происходит, и решил дистанцироваться от этого как можно скорее. Он отменил свой иттикаф, приказал закрыть большинство своих офисов и приостановил религиозную и социальную деятельность своего движения как минимум на год. По крайней мере, три видных шиитских лидера заявили, что «за этим движением стоял злонамеренный план», и что ас-Садр действительно был мишенью для компрометации. «Это была идеологическая игра, направленная на манипулирование ас-Садром и раздувание его эго. Если он хранил молчание или положительно реагировал на игру, то его убийство становилось бы законным актом. Кто бы ни стоял за этой схемой, он стремился вовлечь ас-Садра и заставить его тем или иным способом занять определенную позицию», — полагает один из лидеров (если проще, то кто-то хотел спровоцироватьас-Садра на новый виток конкурентной борьбы с аятоллой Али ас-Систани — авт.).  И это не единственная попытка такого рода. В чем суть таких провокаций? В шиитской юриспруденции взрослые мусульмане должны выбрать старшего священнослужителя в качестве своего религиозного представителя — или марджаа — и следовать его фетвам и инструкциям во всех вопросах жизни.По традиции, этот марджаа должен быть жив и известен своей религиозной ученостью. Но два основателя движения садристов, Мухаммед Бакир ас-Садр и Мухаммед Мухаммед Садик ас-Садр, подчеркивали, что марджаа должен быть самым осведомленным священнослужителем из всех доступных — живым или мертвым. Великий аятолла Кадим аль-Хаери, который был учеником первого ас-Садра и опекуном второго, не отступил от этой линии. Фактически, он издал фетву, разрешающую людям следовать за мертвым марджаа, при условии, что у них есть  живой, такой же, как он сам. Когда Мухаммед Мухаммед Садик ас-Садр был убит агентами Саддама Хусейна в 1999 году, садристы начали духовно следовать за аль-Хаери и политически за сыном убитого ас-Садра, Муктадой. Аль-Хаери также разрешил Муктаде ас-Садру управлять офисом своего отца и религиозными школами, а также средствами, собранными через хумс (обязательную религиозную благотворительность) и пожертвования. Эта договоренность принесла ас-Садру значительную финансовую выгоду и помогла сохранить движение садристов под его руководством, особенно сохранив лояльность молодежи, родившейся после смерти его отца. Эта ситуация полностью изменилась в конце августа прошлого года, когда аль-Хаери, который базируется в иранском городе Кум, объявил о своей «внезапной и беспрецедентной» отставке «из-за болезни и преклонного возраста». В своем заявлении аль-Хаери аннулировал свое разрешение ас-Садру управлять средствами и деятельностью движения. «Внезапная отставка аль-Хаери сильно смутила ас-Садра. Уход на пенсию не является обычным делом среди священнослужителей Наджафа… таким образом, все были удивлены этим, включая офисы ас-Садра и самого аль-Хаери. Эта отставка повлияла на все договоренности между офисами ас-Садра и аль-Хаери, которые были заключены еще в 2003 году», — считает Халид аль-Хамдани, профессор научной семинарии в Наджафе. Отставка аль-Хаери побудила ас-Садра приостановить работу религиозных школ и учреждений садристов, и он перестал получать хумсы. Таким образом он не только потерял доступ к сотням миллионов долларов, которые они приносили, но и сократил число его последователей. «Шокирующий» и «странный» характер заявления аль-Хаери, как описали его ряд шиитских ученых в Наджафе, только усилил его приказ последователям марджаа «повиноваться» иранскому верховному лидеру ИРИ Али Хаменеи вместо этого. «В этом заключается основная  опасность, поскольку лишает садристов маневра в рамках закономерности  отказа духовно следовать за Хаменеи и, следовательно, сотрудничать с иракскими вооруженными группировками, связанными с верховным лидером Ирана. Но аль-Хаери не только поставил ас-Садра в неловкое положение, связав его с Хаменеи, от которого он сам долгое время держался на расстоянии, он тем самым открыл «ящик Пандоры» для садристов: теперь можно  рассматривать других священнослужителей как своих марджаа, а не только Мухаммеда Мухаммада Садика ас-Садра. Таким образом, полузакрытый круг, в котором ас-Садр стремился удержать садристов, распался, и это то, чего ас-Садр никогда не ожидал. Сегодня статус ас-Садра является горячей темой для обсуждения, а заявление аль-Хаери открывает дверь для шиитских конкурентов священнослужителя, которые при каждом удобном случае ставят под сомнение его легитимность. Десятки Telegram-каналов, групп WhatsApp и Facebook-страниц, некоторые из которых связаны с шиитскими вооруженными группировками, а другие неизвестной принадлежности, активно продвигали дебаты на эту тему в течение нескольких последних недель. Кажется очевидным, что реальная угроза, с которой сталкивается ас-Садр, носит политический, а не идеологический характер, особенно после того, как его оппоненты, в частности соперники-шииты, поняли, что его главный источник силы такой же, как и его главный источник слабости: фетва аль-Хаери. В ответ ас-Садр попытался заручиться изменить ситуацию. 29 апреля он попросил своих последователей предоставить письменное обещание, подписанное кровью, в котором они обещали не следовать ни за одним религиозным ученым, который не был давним садристом. Им также предполагалось поклясться не присоединяться к каким-либо «подозрительным группам, которые хотят подорвать Ирак, секте и садристскому движению». Ас-Садр стремился подчеркнуть своим последователям, что у его врагов были «злонамеренные планы», направленные на разгон движения садристов и побуждающие их усомниться в их марджаа или лидере — самом ас-Садре. «Честно говоря, этот  вопрос далек от юриспруденции, религии и вероисповедания. Это борьба за низы садристов. Ставить под сомнение религиозный и идеологический авторитет ас-Садра и поднимать вопросы о характере отношений между ним и его последователями — это одно из орудий, используемых в этой битве, и мы все это знаем», — полагает бывший помощник ас-Садра, который несколько лет назад перешел на сторону поддерживаемой Ираном вооруженной группировки. Он признал, что священнослужитель в значительной степени полагается на молодое поколение движения, но также сказал, что эта молодежь в своей массе остается преданной ему духовно и политически: «Укрепление лояльности этих людей и удержание их под контролем, вдали от влияния противников, является главной целью Садра прямо сейчас. Самые яростные противники Садра — его бывшие товарищи: последователи его отца и дяди, люди, с которыми он вступил в открытый  бой. Наиболее заметными из них являются шиитские вооруженные группировки «Асаиб Ахль аль-Хак» и «Катаиб Хезболла», которые идеологически, демографически и территориально пересекаются с движением садристов. Все эти группировки вышли из той же школы юриспруденции, которая была основана первым лидером ас-Садра Мухаммедом Бакиром, дядей и тестем ас-Садра. Это демографическое и идеологическое пересечение усложняет конкуренцию между группировками, делая их борьбу еще более жестокой, и внутривидовой характер  их соперничества означает, что садристы, «Асаиб Ахль аль-Хак» и «Катаиб Хезболла» точно знают, как лучше всего подорвать друг друга и переманить боевиков друг у друга. Эта динамика драматично и публично проявилась ранее в этом месяце. 6 мая ас-Садр поручил своим сторонникам отметить ежегодную годовщину убийства его отца позже в этом месяце. Только тем, кто подписал клятвы кровью, было разрешено участвовать в церемонии в Наджафе, при условии, что они пройдут пешком от окраин священного города до места, где был убит ас-Садр-старший. Условия ас-Садра и запланированный марш были посланием его оппонентам, которые показывали его соперникам, что только он может привлечь такие огромные толпы преданных. План состоял в том, чтобы все увидели количество тех, кто готов умереть за ас-Садра. Основной  целью было продемонстрировать  силу его людей. Но за несколько дней до того, как должен был состояться парад, он был отменен. Офис ас-Садра распространил аудиозапись священнослужителя, в которой он приказал всем прекратить приготовления и закрыть могилу Садра в Наджафе на протяжении последней недели мая, когда должна была отмечаться годовщина. Это будет «лучшим наказанием для этой лицемерной группы и тех, кто поддерживает их среди коррумпированных и бесстыдных ополченцев», — заявил ас-Садр, используя распространенное прозвище, которое он называет  «Асаиб Ахль аль-Хак». Никаких других причин отмены приведено не было. Но события в южных мухафазах Басра и Насирия в последние недели дают некоторые подсказки. Внутренняя переписка сторонников ас-Садра, показывает, что в конце апреля центральное отделение службы безопасности «Сарайя аль-Салам», вооруженного крыла садристов, приказало изгнать 18 боевиков из 304-й Басрской бригады, без указания причин. Высокопоставленный командир «Сарайя ас-Салам» в Басре заявил, что эти боевики, как полагают, перешли на сторону «Асаиб Ахль альХак». Две недели спустя то же подразделение отдало приказ о высылке Абу Хасана аль-Дараджи, старшего командира в Басре, по обвинению в «государственной измене», как следует из переписки. Двадцать четыре часа спустя веб-сайты, связанные с «Ассаиб Ахль аль-Хак», опубликовали фотографии аль-Дарраджи в сопровождении ряда лидеров вооруженной группировки, объявив о его дезертирстве. «По нашей информации, они заплатили ему по меньшей мере 2 млрд иракских  динаров [1,5 млн долларов], чтобы он дезертировал от нас вместе со своим подразделением», — заявил командир «Сарайя ас-Салам». Неясно, какой материальный ущерб нанесло дезертирство аль-Дарраджи подразделениям ас-Садра в Басре, но по реакции «Асаиб Ахль аль-Хак»  очевидно, что это был серьезный удар по моральному духу. Местные лидеры садистов в Басре сообщили, что Дараджи назначен командиром группы специальных миссий «Асаиб Ахль аль-Хак».

Отступление сторонников ас-Садра началось в июне прошлого года, когда, разочарованный своей неспособностью сформировать правительство, он приказал своим депутатам уйти из парламента. Это позволило шиитским соперникам ас-Садра в альянсе «Рамочная координация» сформировать правительство по своему выбору и это казалось невероятным переворотом. Спустя месяцы это больше похоже на ловушку, которую расставил для своих конкурентов, несмотря на то, что в последние месяцы Ирак пережил период относительного спокойствия, а лидеры «Рамочной координации», в который входит большинство поддерживаемых Ираном политических сил и вооруженных группировок, занялись своими делами без явных опасений. Однако шиитские политические лидеры сообщили, что опасения уже начинают всплывать: это разрушение системы сдержек и противовесов в шиитском сегменте. Некоторые из самых больших опасений, выраженных лидерами «Рамочной координации», заключаются в том, что некоторые из их партнеров по шиитскому альянсу «вторгаются» на их территорию и контролируют ключевые институты. По сути, государственные органы — это прибыльный бизнес для того, кто их контролирует. Многие международные и местные шиитские партии считают, что присутствие ас-Садра вне политического процесса обходится дороже, чем его присутствие внутри него, и ему пора вернуться. По словам лидера, «Асаиб Ахль аль-Хак» начал получать больше доли от государственной добычи, чем это устраивает его партнеров: «Если так и дальше будет продолжаться, эта группировка набросится на остальных и поглотит их. Другие стали незащищенными и не могут продолжать свою незаконную деятельность без присутствия кого-то, кого они могут использовать в качестве прикрытия для обвинения». Ас-Садр таким образом является «инструментом сдерживания» и обеспечивает своего рода защиту нескольким партиям. Нельзя сказать, что за всем, что сейчас происходит с ас-Садром, стоит только один игрок, но несомненно, что несколько международных и местных партий стремятся вернуть его на сцену в качестве противовеса прошиитским партиям.

52.49MB | MySQL:103 | 0,437sec