Американские эксперты об экономических проблемах ряда арабских государств. Часть 2

Ухудшающаяся налоговая ситуация в стране заставила правительство Туниса в 2016 году заключить соглашение с МВФ. Среди требований этой международной финансовой организации были сокращение зарплат в государственном секторе и субсидий и проведение налоговой реформы. Тем не менее, руководство страны не смогло согласовать экономические и политические интересы различных групп и перейти к эффективной налоговой системе, соглашение было провалено. МВФ, видя, то его программа не продвигается, приостановил в 2019 году выдачу траншей, и экономическая ситуация в Тунисе ухудшилась.

Провал тунисского правительства в реформировании экономики только повысил требования различных групп влияния: профсоюзов, бизнес-элит и корпораций. Большой удар по экономике Туниса нанесла пандемия COVID-19. Снижение ВВП Туниса в 2020 году составило 8,6%. Это самый серьезный спад экономики с момента обретения страной независимости в 1956 году. Государственный долг драматически увеличился с 47,7% ВВП в 2012 году до 88% в 2022 году.   Доля краткосрочных долговых обязательств во внешнем долге увеличилась с 21,1% в 2011 году до 32,4% в 2021 году. Доля краткосрочного долга в общих резервах выросла с 51% в 2011 году до 151,1% в 2021 году. Эти тренды сопровождались ростом зависимости страны от внешних финансовых рынков и резким сокращением источников долговременного финансирования: инвестиций, дохода от туризма и экспорта фосфатов. С 2019 года кредитный рейтинг Туниса неуклонно снижается международными рейтинговыми агентствами.

Правительство Туниса, столкнувшись с ухудшением ситуации, решило заключить новое соглашение с МВФ. В октябре 2022 года был выработан проект данного соглашения. В настоящее время оно ждет одобрение руководства МВФ. Конституционный переворот Кайса Саида и постоянное невыполнение несколькими тунисскими правительствами своих обещаний привели к тому, что руководство МВФ стало настаивать на проведении болезненной для многих слоев тунисского населения программы реформ в 2023-2027 годах. В апреле 2023 года президент Туниса Кайс Саид отверг требования МВФ как «диктат». Все это еще сильнее снизило кредитный рейтинг этого североафриканского государства и его долговую состоятельность. Теперь Евросоюз не сможет оказывать Тунису большую финансовую помощь, так как внутренние требования этой организации запрещают оказывать помощь несостоятельным экономикам. Сокращение финансовых резервов привело к тому, что Тунис не может покрыть свои повседневные нужды в импорте продуктов питания. В 2022 году наметились перебои со снабжением такими товарами как сахар, подсолнечное масло, кофе и молоко.

Финансовые проблемы Египта и Туниса привели к смене внешнеполитической ориентации этих государств. Они присоединились к государствам, оказывающим им финансовую помощь или способным это сделать. Так правительство АРЕ стало сближаться с государствами ССАГПЗ и проводить их линию в ближневосточных делах, в то время как раньше Каир проводил суверенную внешнюю политику [Здесь американские эксперты лукавят. В президентство Х.Мубарака (1981-2011 годы) Египет никакой самостоятельной внешнеполитической линии не проводил, полностью следуя в фарватере США. Самостоятельный внешнеполитический курс Египта при президентах Насере и Садате был связан с претензиями Каира на лидерство в арабском мире –авт.]. Что касается Туниса, то получая значительную финансовую помощь от Алжира, правительство этой страны отошло от своей политики нейтралитета в североафриканских делах.

Экономическая слабость Египта в течение последнего десятилетия привела к тому, что Каир стал все больше полагаться на финансовую помощь со стороны Саудовской Аравии и ОАЭ. Эти аравийские монархии помогали египетской экономике удержаться на плаву по политическим и геостратегическим причинам. Они опасались прихода к власти в АРЕ «Братьев-мусульман» и стремились сдержать экспансию политического ислама. Отношения АРЕ с Катаром в течение долгого времени были напряженными в связи с поддержкой Дохой движения «Братья-мусульмане». Однако после урегулирования катарского дипломатического кризиса в январе 2021 года и нормализации отношений между эмиратом и КСА правительство АРЕ стремится к установлению хороших отношений с этой аравийской монархией и притоку катарских инвестиций.

В настоящее время отношение аравийских монархий к Египту поменялось. Акцент уже не делается на поддержании стабильности и безопасности в этой стране. Инвесторы из ССАГПЗ стремятся получить больше доходов от своих инвестиций. В этой связи они требуют за финансовую помощь контроль за государственными активами, в том числе имеющими стратегическую ценность, такими как морские порты. В течение долгого времени египетское правительство рассматривало КСА и ОАЭ как альтернативные источники финансирования в случае неудачи переговоров с МВФ. В настоящее время эти аравийские монархии действуют согласовано с этими международными финансовыми институтами. Государства ССАГПЗ также побуждают Египет ограничить вмешательство вооруженных сил в экономику и сделать прозрачным финансирование государственных предприятий.

По мнению экспертов Фонда Карнеги, Тунис попал в международную финансовую изоляцию. Согласно проекту соглашения, выработанному в 2022 году, МВФ должен был предоставить этому североафриканскому государству 1,9 млрд долларов. Эта организация обязалась привлечь такую же финансовую помощь со стороны КСА, ОАЭ и Кувейта. Однако аравийские монархии уже заявили, что не будут в этом году предоставлять льготных кредитов Тунису. По-видимому, эта страна Магриба не является их внешнеполитическим приоритетом. Что касается МВФ, то его финансовая поддержка находится под вопросом в связи с политическими и экономическими разногласиями Запада с тунисским правительством. Аналитики Фонда Карнеги пишут: «Отказ президента Саида удовлетворять требованиям МВФ базируется, во-первых, на убеждении о том, что они нарушают тунисский суверенитет. Президент убежден в том, что Тунис может своими силами справиться с экономическим кризисом, порожденным коррумпированными элитами. Его параноидальный стиль вызвал отторжение со стороны основных партнеров, включая международные финансовые институты» (1) Отметим, что ничего параноидального в действиях Кайса Саида нет. Следование рецептам МВФ ведет как правило к полному доминированию Запада в экономике и политике стран, сотрудничающих с этой организацией. Одновременно оно не является гарантией для устойчивого развития экономики, что подтверждают примеры России и Аргентины в 1998 году. Оба государства послушно следовали всем рекомендациям МВФ, что не уберегло их от дефолта и жесточайшего экономического кризиса. Настоящим объяснением яростной критики американских экспертов является то, что Тунис стал проводить независимую внешнюю политику, сближается с Алжиром и КНР, подал заявку на вступление в БРИКС. Авторы доклада констатируют наметившееся в последнее время сближение между Тунисом и Алжиром. Алжирские льготные займы и депозиты в Центробанке Туниса превысили 800 млн долларов. Кроме того, Алжир поставляет в Тунис природный газ по сниженным ценам.

По мнению американских экспертов, геополитическая маргинализация Египта и его подчинение интересам аравийских монархий-спонсоров начались еще в 2016-2017 годах. В 2017 годах египетское правительство передало Саудовской Аравии острова Тирана и Санафир, закрывающие вход в Акабский залив. Правда, изначально эти острова принадлежали КСА и были переданы Египту в 1950 году для того, чтобы избежать израильской оккупации. Тем не менее, передача островов КСА вызвала значительные протесты в египетском обществе, расценившем этот акт как покушение на суверенитет АРЕ.  Одновременно Египет лишился своей эксклюзивной роли посредника между арабскими государствами и Израилем. После «Соглашений Авраама» и установления дипломатических отношений между Израилем и ОАЭ, Бахрейном, Марокко и Суданом, позиции Египта потеряли свою привлекательность. Необходимость в таком посреднике отпала, а флагманом в процессе расширения и углубления отношений арабов с еврейским государством стали ОАЭ. Эксперты Фонда Карнеги приходят к выводу о том, что рост задолженности и паление экономики Египта и Туниса ведут к снижению роли этих государств в международной политике.

  1. How Rising Debt Has Increased Egypt’s and Tunisia’s Geopolitical Peripheralization — Carnegie Middle East Center — Carnegie Endowment for International Peace (carnegie-mec.org)
52.62MB | MySQL:103 | 0,477sec