Израиль и санкции против ядерной программы Ирана

Международное противодействие приближающемуся обзаведению Ирана атомным оружием все больше напоминает знаменитые в 1960-1970- гг. «китайские серьезные предупреждения». Иран мягко журят за все новые объекты ядерного цикла, «открываемые» в результате аэрофотосъемок или международных инспекций, в докладах МАГАТЭ все увереннее звучат утверждения о военном компоненте его атомной программы, однако никаких серьезных мер по ее обузданию на глобальном уровне не предпринимается. В последние год-два становятся известными новые факты, свидетельствующие о том, что развитие приоритетной для Ирана атомной программы идет невиданно быстрыми темпами. Президент Махмуд Ахмадинежад ежегодно в апреле, когда страна отмечает Национальный день атомных технологий, выступает с заявлениями, что его страна уже овладела полным циклом производства ядерного топлива и может по праву официально считаться ядерным государством. В прошлом году он сказал в этот день, что «…цена достижения этого рубежа еще более потрясает, когда задумаешься над тем, какое мощное противодействие стояло на пути Ирана, какое страшно тяжелое политическое и пропагандистское давление стопорило его деятельность на этом направлении. ..Нам угрожали санкциями, нас запугивали с позиции силы. Но…локомотив нашего прогресса движется в правильном направлении». Годом ранее он гордо заявлял, что отныне Иран – страна, овладевшая полным циклом производства ядерного топлива. В апреле 2009 г. М.Ахмадинежад объявил и об успешном испытании нового поколения центрифуг. Параллельно с этим тогдашний глава иранского Национального агентства по атомной энергии Голам-Реза Ага-заде объявил о планах его страны построить в течение пяти лет примерно 50 тысяч центрифуг. Таков был ответ Ирана на растянутые на годы дипломатические усилия Запада повлиять на Иран, «умиротворить» его в направление свертывания программы обогащения урана. Еще более однозначен был президент М.Ахмадинежад, сказавший 12 апреля 2009 г. в интервью германскому еженедельнику Der Spiegel, что время переговоров по продвижению атомной программы Ирана уже миновало, а посему от них более нет никакой пользы. Тем самым он выразил свою реакцию на приглашение американского президента Б.Обамы начать двусторонний диалог по этой важной проблеме.

Тогда, в 2009 г., израильское правительство заявило, что подобные шаги побуждают мировое сообщество еще серьезнее отслеживать реализацию Ираном своей атомной программы, и в мире должны с большей мерой ответственности подойти к предотвращению перехода Ирана в клуб ядерных государств. В Израиле не возражали против нового раунда переговоров с Ираном и участия в них США, но считали нужным, чтобы переговоры были лимитированы во времени и не превратились в бесконечное выяснение точек зрения и бесполезную трату времени, дающие возможность Ирану продолжать свои планы. Именно поэтому Израиль считает самым эффективным путем введение жестких и всеобъемлющих санкций мирового сообщества, способных подвигнуть Иран на свертывание своей ядерной программы . В Израиле опасаются, заявил один из видных израильских военных, генерал Дан Харэль, что переход Ирана в клуб ядерных государств позволит ему оказывать давление на мировое сообщество и заставит считаться с собой как мощной державой – обладательницей неконвенционального оружия. Пока ему удается успешно водить за нос мировое сообщество, продвигая тем временем свою атомную программу, однако до перехода Ирана в клуб ядерных государств осталось ничтожно мало времени.

Как новый этап овладения Ираном новейших ядерных технологий можно расценить неуклонное повышение процента чистоты обогащения урана. В нынешнем году, в дни празднование 31 годовщины победы в стране исламской революции было объявлено о том, что страна произвела первую партию урана, обогащенного до 20% уровня чистоты, «став ядерной державой». «Создается впечатление, — писал в этой связи персоязычный сайт израильского МИДа «Хамдами», — что достижения Ирана в продвижении атомной программы и других военных и технологических сферах нужны ему лишь для укрепления собственной выживаемости. Все отчетливее проявляются признаки системного кризиса, способного поглотить порождающий его режим». Приближение нуклеизации Ирана уже сказывается на радикализации ближайшего союзника Иран – Сирии, имеет негативное для Израиля воздействие на деятельность и планы ливанской «Хизбаллы», других экстремистских и террористических организаций региона. По мнению израильского генерала, переход Ирана в клуб ядерных государств вызовет гонку атомных вооружений в регионе Ближнего Востока. Поэтому для Израиля тревожно не только потенциально возможное действительное, а не демагогически неоднократно заявленное, обретение статуса ядерного государства страной, открыто заявляющей о планах уничтожения еврейского государства, но и связанные с этим военно-политические последствия. В их числе – появление иранского атомного зонтика, создающего гарантию безопасности для террористических организаций ближневосточного региона, пользующихся покровительством Тегерана. Несомненно, атомная проблемы Ирана и вопрос введения связанных с ней санкций стали для Израиля главными в ряду главнейших международных, потеснив по значимости даже палестинскую. Она активно обсуждалась во время визита на Ближний Восток американского вице-президента Джо Байдена в марте с.г. В обмен мнениями было вовлечено все руководство страны. На встречах взвешивался весь комплекс мер, который уже принимается в мире по нейтрализации иранских угроз, которые рассматриваются Израилем как вполне осязаемые и постоянно приближающиеся. Израильское руководство владеет по этому вопросу всей полнотой информации. Президент Шимон Перес как политический долгожитель стоял у истоков сотрудничества Израиля и Ирана в атомной сфере еще в 1960-х гг., впоследствии не раз сталкивался с этой проблемой, когда партнерские отношения между двумя странами парадоксальным образом перешли в плоскость максимально конфронтационных. Джо Байден в своих беседах с премьер-министром Б.Нетаньяху, президентом Ш.Пересом и главой МИДа А.Либерманом постарался донести до собеседников американскую озабоченность развитием событий в ближневосточном регионе и решимостью его страны реально содействовать нейтрализации иранской атомной угрозы. Американцы считают своей первоочередной задачей способствовать выработке максимально эффективного пакета новых санкций. Однако пока это остается лишь благими намерениями, поскольку стало известно, что из готовящегося пакета санкций удалены два важных пункта, которые были связаны с финансовой блокадой Центрального банка Ирана и санкциями в сфере добычи углеводородов. В то же время, новый пакет серьезно блокирует торговлю вооружением. В таком виде, пакет санкций вряд ли достигнет своей цели, ибо не способен в должной мере оказать разрушающее влияние на иранскую экономику и подвигнуть иранское правительство на сворачивание процессов обогащения урана. Но даже в этом виде пакет нежизнеспособен, ибо против него с той или иной степенью противодействия выступают Россия и Китай. Будучи связана с Ираном тесными экономическими узами, Россия не хотела бы нанесения этой стране такого экономического удара, который подорвал бы ее платежную состоятельность в двустороннем диалоге. Иран является для России надежным экономическим партнером, ослабление которого совсем не на руку экономическим интересам Москвы. В этом плане обратим внимание на заявление лидера израильской парламентской оппозиции, бывшего главу МИДа Ципи Ливни, которая заявила 15 марта на встрече с находящимся в Иерусалиме президентом Бразилии Луисом Инасиу Лула Да Силва, что мировое сообщество должно, наконец, определиться со своим отношением к Ирану, ибо исходящие от него угрозы имеют глобальный характер. По ее словам, «Иран во главе наиболее экстремистски настроенных сил цинично использует доступные ему средства для ведения своей борьбы против стран свободного мира «. «Свободный мир, в том числе и Бразилия, не должны принять государство, ведомое экстремистской идеологией и подвергающее опасности весь регион. Любые контакты стран свободного мира с Ираном могут быть расценены иранской стороной как проявление слабости, поэтому свободный мир должен занять единую и четкую позицию относительно контактов с Ираном», — заявила лидер Кадимы.

В вопросах экономической блокады Ирана, считают в Израиле, видна непоследовательность и со стороны стран США и Европы, которые ранее всегда поддерживали необходимость изоляции Центрального банка Ирана как важнейшего элемента нажима. Понимая, что это способно вызвать паралич в сфере международной торговли, США, Великобритания и Франция сняли этот пункт, считая, что таким образом они способствуют тому, что Россия и Китай смогут, наконец, присоединиться к санкциям. В новом варианте санкций констатируется то, что мировое сообщество будет лишь отслеживать деятельность иранского Центробанка, потенциально оставляя за собой право вмешательства в случае непредвиденного развития ситуации. Несомненно, отмечала 14 марта одна из ведущих израильских газет – «Гаарец», финансовое давление на Иран без включения в его орбиту Центрального банка, вряд ли будет достаточно эффективным. Ведь санции, введенные против ряда ведущих банков Ирана, обслуживающих операции Корпуса стражей исламской революции (КСИР), уже нанесли существенный вред его деятельности в области реализации военных проектов.

В Израиле все настойчивей говорят и о том, что темп обсуждения проблем наложения более жеских санкций явно недостаточен. На встрече с Байденом в Иерусалиме премьер-министр Б. Нетаньяху подчеркнул необходимость того, чтобы международное сообщество было как можно более монолитным в вопосе о санкциях. По словам израильского премьера, чем сильнее будут эти санкции, тем более вероятно, что иранскому режиму придется выбирать между продвижением своей ядерной программы и движением к будущему своей собственной стабильности». Нетаньяху положительно оценил усилия США в этом вопросе, призвав международное сообщество и его страны-лидеры присоединиться к ним. Однако в политических кругах Израиля наблюдается и скепсис по поводу эффективности действия санкций. Постпред Израиля в ООН проф. Г. Шалев выражает сомнение в том, что планируемые международным сообществом антииранские санкции могут принести желаемый результат, а шансы на то, что будут предприняты серьезные и болезненные санкции чрезвычайно малы. В своей беседе с журналистами в штаб-квартире ООН она выразила надежду на то, что дипломатические усилия увенчаются успехом, но не исключила и сценарий «иного варианта» развития событий. » Неспособность мирового сообщества принять жесткие санкции против Ирана делает вероятными два «плохих» варианта развития событий: появление ядерного оружия в Исламской республике или применение военной силы против иранских ядерных объектов». По словам израильского представителя в ООН, ее страна более не разделяет точку зрения о возможности дипломатического решения, так как все попытки найти общий язык с Ираном потерпели поражение. Поэтому СБ ООН должен ввести жесткие санкции. Однако шансы на принятие такого решения достаточно малы. Все остальные меры являются «очередным китайским предупреждением».

49.64MB | MySQL:112 | 0,761sec