Об американо-пакистанских отношениях

Состоявшаяся 24 марта встреча министра иностранных дел Пакистана Ш.М.Курейши и госсекретаря США Х.Клинтон по идее должна была олицетворять начало перехода просто двухсторонних отношений в стадию стратегического партнерства. Насколько это получилось, пока говорить сложно, так как по оценкам самих договаривающихся сторон, «консенсус удалось достичь не по всем вопросам». Х.Клинтон, конечно, «обыграла» этот момент «как дружеские дискуссии двух равноправных партнеров», но сути дела это не изменило.

Ш.Курейш приезжал в Вашингтон за деньгами и за включением своей страны в формат стратегического сотрудничества с США по вопросам использования мирного атома. Аналогичное тому, которое недавно американцы заключили с Дели. Если в Госдепартаменте США просчитывали последствия такого шага, то они должны были понять, что такое сближение Индии с США без внимания Исламабада не останется. Скорее всего, это в Вашингтоне рассматривалось как создание некой «морковки для осла» с целью вынудить пакистанцев более активно действовать на фронте борьбы против талибов и «Аль-Каиды» как внутри Пакистана, так и совместно с Кабулом. Кстати, аресты ряда ключевых фигур движения «Талибан» в Карачи в феврале с.г. скорее всего, были проведены не случайно и приурочены именно к визиту министра иностранных дел Пакистана в Вашингтон. Это должно было «утяжелить» и «дополнительно мотивировать» просьбу пакистанской стороны.

На сегодняшний день этого не получилось. «Морковка для осла» продолжает оставаться наполовину несъеденной. Вашингтон, несмотря на всю свою риторику «о стратегическом сотрудничестве», не до конца доверяет своему партнеру по вопросам борьбы с талибами. Кроме того, запускать механизм «ядерного партнерства» с Пакистаном в условиях очевидной внутриполитической нестабильности чревато последствиями. Согласно аналитическим прогнозам американского разведсообщества, одной из основных задач для США в настоящее время является сохранение безопасности ядерного арсенала Пакистана. Говорить о развитии программы, пусть и «мирного атома», пока явно преждевременно. В этой связи пришлось ограничиться обещанием построить три «обыкновенные» электростанции. Все это конечно Исламабад не удовлетворило, там ждут «симметричного» индийскому ответа Вашингтона. Поэтому попробуем предположить, что активность пакистанских спецслужб по поимке основных фигур сопротивления на время «поутихнет».

Взамен пакистанцам обещаны поставки «высокотехнологичного» оружия для борьбы с «Аль-Каидой». Речь идет о беспилотниках и высокоточном оружии в первую очередь. Дело в том, что в условиях отсутствия единой области фронта принято принципиальное решение о переходе от проведения крупных военных операций к «точечным» ликвидациям основных фигур или мелких групп. Скажем сразу, что такая трансформация тактики произошла не от хорошей жизни. Наступление пакистанской армии на «зону племен», помимо невразумительных военных результатов, поставил на повестку дня вопрос о дислокации в «освобожденных районах» крупных воинских гарнизонов и сил безопасности. В настоящее время общее количество военнослужащих, задействованных для подобных целей составляет 160 тыс. человек, а полицейских — 60 тыс. Такое количество сил фактически не оставляет пакистанским военным никаких шансов для проведения крупномасштабных операций на принципиально новых направлениях, в силу отсутствия резервов. При этом передислоцировать дополнительные воинские контингенты из района пакистано-индийской границы или пускать американские войска на свою территорию, в Исламабаде категорически отказываются. Это, кстати, еще один вопрос «для дальнейших дискуссий» между сторонами, по версии госсекретаря США.

Отсутствие «свободных солдат» делает фактически невозможным блокирование и нейтрализацию руководства «Аль-Каиды» с помощью войсковых операций. Что, кстати, косвенно признал и глава ЦРУ США Л. Панетта, который фактически исключил возможность пленения главарей радикалов. В этой ситуации остается сконцентрироваться на локальных по времени и месту операциях и перенести тяжесть на нанесение «точечных» ударов для ликвидации главарей. При этом необходимо отметить, что по данным пакистанцев, активность «Аль-Каиды» начинает все более ощущаться в тех районах, которые ранее считались относительно спокойными: Мансехра и Карак. То есть в условиях исчерпания резервов для продолжения активных наступательных операций пакистанский генштаб постепенно отдает инициативу противнику. Сдержать эту экспансию одними только «точечными ударами» невозможно. Это, скорее, более самоуспокаивающее средство, нежели инструмент, который способен переломить негативные тенденции.

В этой ситуации единственно возможным вариантом дальнейших действий пакистанских силовиков является налаживание контактов с умеренной частью талибов, дабы вывести свои воинские контингенты из «зон мира» и тем самым получить средства для маневра. Такие переговоры, в общем, не прекращались ни на минуту, и основные результаты были зафиксированы еще давно. То есть с той поры, когда удалось «приручить» племенных вождей Назира и Бахадура, каких-то новых знаковых фигур «к их полку не пребывало». Не исключено, что «цена вопроса» просто пока для пакистанцев высока, в связи с чем американская финансовая помощь, размер которой по итогам последних переговоров возрастет, придется кстати.

Еще одним «скользким» вопросом в двухсторонних отношениях стал вопрос взаимодействия пакистанцев и афганцев. Вопрос традиционно болезненный. При этом американцев сильно волнует «прозрачность» границы, через которую свободно перемещаются все, кому не лень. Несмотря на заверения пакистанской стороны о том, что в связи с предпринятыми мерами теперь «граница на замке», в этом в Вашингтоне есть большие сомнения. И они обоснованы, так как никакими постами местных силовиков прервать вековые традиции свободного перемещения и презрения местного населения к таким «мелочам» как государственная граница, невозможно в принципе. А вопрос этот еще со времени присутствия советских войск в Афганистане ключевой. В этой связи американцы пригласили в Вашингтон в этот раз и руководство пакистанских спецслужб, которые торжественно «пообещали» больше не «дружить» с талибами.

Если подводить итоги, то заметим, что предложенные во время нынешней американо-пакистанской встречи стратегические решения для искоренения исламистской угрозы в долгосрочной перспективе малорезультативны. Об этом все смелее и смелее начинают говорить на разных уровнях в США. Правда, пока этим в основном занимаются отставные генералы, приглашенные в качестве экспертов. Например, бывший председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Майерс убежден, что американские войска для достижения поставленных задач должны оставаться в Афганистане «десятилетия». То есть авторитетные (и уже отставные) военные предлагают то, чего Пентагон хочет избежать любыми способами. Оживление этих споров, помимо плюрализма, свидетельствует о том, что окончательного решения по четкому определению дальнейшей стратегии в пакистано-афганском узле в Белом Доме до сих пор нет, и в ближайшее время, не предвидется.

28.53MB | MySQL:44 | 0,257sec