«Аль-Каида» в Афганистане и Пакистане

«Аль-Каида» активно использует территорию Афганистана и Пакистана для перегруппировки сил, планирования операций и подготовки боевиков. Сложный ландшафт, прозрачность границ между двумя странами делают этот регион привлекательным для международного исламизма.

Следует отметить, что пуштунские племена строго следуют суннитской ветви ислама однако, при этом не могут отказаться от традиционных обычаев. Исторически родоплеменные образования имели практически полный контроль над территориями своего обитания, а их вожди – над членами своего иерархического племенного объединения, заключая в себе верховную политическую, военную, юридическую и экономическую власть.

Последователям салафитской идеологии приходится действовать в «зоне племен» в своеобразных условиях. Идеологические установки «Аль-Каиды» отрицают многие положения кодекса поведения пуштунов, рассматривая их как языческие и антиисламские. Это затрагивает некоторые нормы, регулирующие внутрисемейные и межродовые отношения.

Группировки талибов различаются по идеологической направленности. Диапазон их целей варьируется от локальных до международных, зачастую они руководствуются клановыми интересами и подвержены сильному влиянию племенных старейшин. «Аль-Каиде» приходится взаимодействовать и нередко искать компромисс с традиционными лидерами, которые в случае своей заинтересованности могут предоставить поборникам «чистого ислама» своих бойцов, равно как и оказать активное сопротивление.

Приблизительно три четверти афганских пуштунов принадлежит к конфедерации племен гильзаи, дуррани и карнарли. На протяжении всей истории Афганистана политическими руководителями страны становились представители дуррани (за исключением Мухаммада Нура Тараки), в то время как военными лидерами – гильзаи. Это своего рода «распределение ролей» продолжается и по сей день. В частности, президент Афганистана Х.Карзай является выходцем из дуррани, а лидер талибов М.Омар – гильзаи.

Вместе с тем приведенная градация не позволяет утверждать, что выходцы их дуррани не принимают участие в боевых действиях на стороне талибов. Однако клановый фактор играет весьма весомую роль в иерархии движения «Талибан» (ДТ). Как правило, дуррани образуют нижний эшелон бойцов ДТ. Тем не менее, когда боевые действия против сил коалиции перемещаются в зону их исконного проживания – провинции Гильменд, Нимруз, Фарах, Герат и возникает необходимость заручиться поддержкой местного населения, они становятся командирами среднего звена. Например, в подконтрольных талибам районах Гильменда в 2008 г. местные жители оказали вооруженное сопротивление руководимым гильзаями из Кандагара группам ДТ, когда начали взимать с населения налог на джихад.

В настоящее время «Аль-Каида», за исключением ее нескольких подразделений, проводит операции вместе с местными группировками. Тесные взаимосвязи с талибами позволяют организации перебрасывать для обкатки в Афганистан боевиков из различных стран. В составе «Аль-Каиды» в Афганистане и Пакистане действует 55 интернациональная (чаще называется «арабская») бригада, в которой можно встретить представителей мусульманских и европейских государств. Ветераны этого элитного подразделения чаще всего становятся инструкторами в военно-тренировных лагерях, оказывают содействие в боевых действиях ДТ. В случае отсутствия у местных группировок специалистов определенно профиля «55 бригада» оказывает необходимую помощь в планировании и проведении операций против коалиционных сил в Афганистане. Наряду с этим в структуру «Аль-Каиды» в Афганистане входит «Армия тени» (Лашкар аз-Зил), которая в приграничных с Пакистаном районах проводит как самостоятельные, так и совместные с ДТ операции.

«Аль-Каида» и талибы создали более 160 военно-тренировочных лагерей в «зоне племен» на афгано-пакистанской границе, специализирующихся на подготовке боевиков для ДТ, кашмирских исламистских группировок, смертников, диверсантов для проведения терактов в странах Запада. Кроме этого несколько баз принадлежит «Черной гвардии» «Аль-Каиды», специализирующейся на тренировке телохранителей для высокопоставленных руководителей этой организации: А. аз-Завахири, У. бен Ладена, А.Либи.

Несмотря на некоторые расхождения идеологических установок пуштунов и «Аль-Каиды» их объединяет стремление нанести максимальный урон Западу в этой стране и создать в ней исламское государство — эмират. На этот случай талибами сформировано «теневое правительство». Талибами и «Аль-Каидой» был учрежден совместный фонд развития будущего государства, в который она пожертвовала до 80% своих средств. Гостеприимство пуштунских полевых командиров отмечается в выступлениях идеологов «чистого ислама». В частности, лидер «Аль-Каиды в Афганистане» Мустафа Абу Язид после гибели руководителя «Техрике талибане Пакистан» (ТТП) Б.Мехсуда летом 2009 г. называл его «сыном своего племени», подчеркивая тем самым его приверженность традициям. Благодаря его за предоставление убежища и помощи арабским моджахедам, он демонстрирует лояльность салафитов обычаям пуштунского общества.

В 2006 г. один лидеров талибов мулла Дадолла отзываясь о салафитах отмечает: «Мы похожи на «Аль-Каиду» и считаем ее братской организацией, поддерживаем тесные контакты с ней. Когда мы нуждаемся в ее помощи, получаем поддержку, изучаем опыт использования взрывных устройств. Понимая, что присутствие в Афганистане иностранных войск — результат внешней политики трех-четырех западных государств, мы разделяем стремление «Аль-Каиды» проводить теракты в Европе и США и будем взаимодействовать с ней в этом».

Одним из союзников «Аль-Каиды» в «зоне племен» является группировка «Хаккани». Она была основана Мавлави Джалалуддином Хаккани в середине 80-х гг. при поддержке американских и пакистанских спецслужб для войны против советских войск в Афганистане. Личное знакомство с У. бен Ладеном, отличное владение арабским языком обеспечивало ему серьезный авторитет среди «арабских афганцев», серьезно повлиявших на смещение его идеологических акцентов в сторону глобального характера борьбы ислама против Запада. В тот период он часто совершал поездки в страны Персидского залива, где установил связи с благотворительными организациями региона.

Хаккани и его сын Сиражуддин руководят сетью медресе и сформированных на их основе военно-тренировочные лагеря в Северном Вазиристане. В его отрядах принимают есть выходцы из арабских стран, Турции, Узбекистана, Северного Кавказа. Сиражуддин Хаккани неоднократно выступал в качестве посредника в урегулировании споров между фракциями талибов и группами иностранных моджахедов, в особенности когда они нарушали местные обычаи.

Хаккани происходит из племени задран. Большинство этого клана, конфедерации гильзаи населяют районы Спера( Хост), Задран (Пактия) и Гаян (Пактика). Задран имеет давнюю историю сопротивления иностранной оккупации (со времен А.Македонского). В настоящее время задран оппозиционно настроено к правительству Х.Карзая. Во многом лидеры «Хаккани» опираются на своих соплеменников, создавая в «исконных местах» проживания военно-тренировочную инфраструктуру, укрывая бойцов «Аль-Каиды». В 2001 г. один из местных авторитетных полевых командиров Падча Хан Задран, придерживающийся антиталибских взглядов, чтобы упрочить свои позиции в Задране, предпринял попытку заручиться поддержкой правительства. Однако такой шаг значительно ослабил его поддержку со стороны соплеменников, симпатизирующих Джалалуддину Хаккани. Чтобы вернуть их расположение ему пришлось заключить соглашение с Хаккани, предполагающего невмешательство властей во внутренние дела Хоста, что обеспечило спокойное существование исламистов, в том числе и «Аль-Каиды» в провинции. Взамен со стороны Хаккани ему гарантировался отказ от проведения военных операций в его районах, а также поддержание порядка в ряде населенных пунктов. Клановость является важнейшим и неотъемлемым элементом внутренней политики ИРА, который принимается в расчет талибами. Безусловно такие тонкости местной политики не знакомы иностранным моджахедам из «Аль-Каиды», что значительно сужает им простор для маневра и является основным фактором, определяющим их тесное взаимодействие с местными группировками. Задача салафитов в Афганистане не только добиться вывода иностранных сил из страны, но и подготовить как можно больше боевиков, на которых «Аль-Каиде» можно будет опираться в будущем. Это, в свою очередь, и определяет ее тактику — продержаться как можно дольше.

Связи с «Аль-Каидой» поддерживает возглавляемая Г.Хекматьяром группировка «Хезбе ислами» (ХИ). Лидер этой организации происходит из племени хароти, конфедерации гильзаи. Свой политический вес он во многом укрепил во время войны 1979-1989 гг. ХИ с момента своего основания действовала в первую очередь среди пуштунов. Она враждебно относилась к политическим компромиссам и выступала с позиций строгой исламской ортодоксии, делавшей ее главным партнером пакистанской «Джамаат-и ислами», основанной известным идеологом исламизма А.Маудуди и с помощью саудовских структур. Во время боевых действий против советских войск Г.Хекматьяр был основным получателем материальной и финансовой помощи, направляемой из Саудовской Аравии и американских спецслужб. После вывода ограниченного контингента СССР из Афганистана «Хезбе ислами» не удалось захватить Кабул и основать государство «чистого ислама». Напротив афганская территория была поделена на многочисленные зоны, подконтрольные полевым командирам, привязанным к своей этнической базе, «малой родине». После вторжения в 1990 г. Ирака в Кувейт «Хезбе ислами» выступила в поддержку Ирака и с осуждением Саудовской Аравии, усмотрев в войне американскую интригу с целью завоевания господства на Ближнем Востоке. В свете общей обстановки в регионе реакция Г.Хекматьяра отражала недовольство «предательством» джихада со стороны Эр-Рияда и Вашингтона, для которых Афганистан и Пакистан в значительной мере потеряли стратегическое значение после распада СССР. В 1997 г. Г.Хекматьяр уехал в Иран, где проживал в течение 7 лет. За это время часть его многочисленных сторонников присоединились к талибам, другие вошли в состав правительства Х.Карзая. После падения режима талибов лидер ХИ не был приглашен на конференцию в Бонне, где формировалось новое афганское правительство. В 2003 г. Госдеп США объявляет его международным террористом, а счета его были заморожены. По словам Г.Хекматьяра, это не оставило ему выбора, кроме как занять радикальную позицию в отношении режима Х.Карзая. В начале 2003 г. он возвращается в Афганистан. Находясь на севере страны, он в короткий промежуток времени сформировал «новую Хезбе ислами», которая насчитывает около 3000 боевиков. Помимо этого 30-40 % его сторонников работают в центральном правительстве и органах власти провинций Афганистана. По словам бывшего заместителя Г.Хекматьяра Кази Мухаммада Амина Вакада, у ХИ 3 министра, 5 губернаторов и ряд высокопоставленных чиновников.

Идеология опытного, харизматичного лидера, придерживающегося националистических пуштунских взглядов, выступающего за уменьшение количества иностранных моджахедов, зачастую нарушающих традиционные устои местного общества, приобретают все большую популярность среди афганского сопротивления. В настоящее время к «Хезбе ислами» присоединяются отдельные группировки ДТ, а также бывшие «братья по оружию». Помимо этого ХИ принадлежит сеть военно-тренировочные баз и медресе в северных и восточных районах Афганистана, а также в лагерях беженцев на территории соседнего Пакистана. Власти страны. используя региональную прессу неоднократно предлагали Хекматьяру пост заместителя одного из министров. Участие лидера ХИ в работе правительства обеспечило бы Х.Карзаю утрачиваемую поддержку среди пуштунов, а также позволило ослабить позиции талибов в ряде провинций.

Позиции «Хезбе ислами» наиболее сильны в северном и северо-восточном Афганистане, а также в пакистанских Северном и Южном Вазиристане, Баджауре, Моманде.

Недавно Г.Хекматьяр направил делегацию президенту Х.Карзаю с предложением о заключении мира, предполагающим выполнение афганскими властями 15 условий. Главными пунктами значатся: вывод коалиционных войск из ИРА в течение 6 месяцев; обеспечение безопасности должно быт передано местным республиканской армии и полиции; после этого следует провести президентские, парламентские и региональные выборы. По мнению Г.Хекматьяра на пост главы государства могут претендовать только кандидаты, не участвующие в деятельности нынешнего правительства и следовательно не замешанные в коррупции, военных преступлениях. Соглашение также предполагает амнистию политзаключенных; запрет третьим странам создавать на территории Афганистана тюрьмы, а также арестовывать местных граждан.

Несмотря на то, что лидер ХИ в своих выступлениях благодарит У.бен Ладена за его вклад в войне против советских войск, а также продолжающееся сотрудничество с «Аль-Каидой», Г.Хекматьяр в своем обращении заявляет, что после вывода коалиционных войск, иностранные моджахеды, отвергающие традиции и обычаи местного общества, должны покинуть страну.

 

Другим проводником интересов «Аль-Каиды» в «зоне племен» является пакистанская радикальная исламистская группировка «Лашкаре е-тойба» (ЛТ). Она была создана 80-х гг. прошлого столетия для участия в военной кампании против воинского контингента СССР в Афганистане.

Начиная с момента своего образования, ЛТ тесно взаимодействовала с «Аль-Каидой». В частности, одним из ее основателей был А.Азам — «духовный отец» У. бен Ладена и многих «арабских афганцев», инициатор создания «Бюро по обслуживанию моджахедов» (Мактаб аль-Хидмат), по сути, ставшего прообразом известной «Аль-Каиды». После вывода советских войск из Афганистана главным врагом для ЛТ стала Индия. В начале 90-х гг. отдельные отряды организации отправились воевать в Таджикистан, Боснию, Чечню.

С 2006 г. ЛТ стала проводить операции в Афганистане против коалиционных войск. Наряду с этим ЛТ ведет масштабную работу по привлечению финансовых средств в странах Персидского залива. За почти 20-летний период своего существования организацией здесь была основана сеть благотворительных фондов.

Во многом опираясь на кашмирскую диаспору в государствах региона ЛТ ведет вербовочную работу. Группировка делает ставку на индийских мусульман-мигрантов, мотивируя это притеснением их единоверцев «безбожным Дели». Затем добровольцы переправляются в Пакистан, Афганистан для прохождения военной подготовки и последующего образования ими сети «спящих» ячеек ЛТ в Индии и государствах Персидского залива. Лидер организации в Омане Али Абдул Азиз аль-Хути, длительный период времени, находясь в столице этого государства Маскате, руководил сбором финансовых средств и переправкой боевиков на базы ЛТ в Пакистане.

ЛТ начала создавать ячейки в Индии в начале 90-х гг., а также вербовать местных мусульман. Постепенно группировка расширила свое влияние на Бангладеш, Непал, Ближний Восток, Европу и США. Одной из наиболее известных акций ЛТ стал теракт в Мумбаи, в результате которого погибло 166 человек, включая 26 иностранцев. Тем самым экстремисты стремились нанести удар не только по внутренним индийским, но и западным интересам. Помимо Мумбаи организацией планировались еще шесть крупных терактов, которые были предотвращены индийскими спецслужбами.

ЛТ активно действует в странах Запада. Американец пакистанского происхождения Д.Колеман и канадец Т.Рана, планировали провести теракт против американских и израильских граждан. Они прошли подготовку на военно-тренировочных базах «Лашкар е-тойба» в Пакистане.

Сотрудничество с ЛТ обеспечивает «Аль-Каиде» возможность опираясь на ее ячейки действовать в европейских и мусульманских странах. В условиях традиционного общества, с сильным влиянием местных обычаев, которому чужды идеалы «чистого ислама» салафитам практически невозможно действовать, не заручившись поддержкой локальных исламистских организаций.

Ориентируясь на проведение военных операций в Афганистане, «Аль-Каида» предпочитает действовать через местные группировки. Причем на современном этапе она проводит свою политику, оставаясь в тени, т.е. непосредственно участвуя в деятельности местных группировок талибов, не стремится возглавить проведение диверсионных операций в стране.

Сформированные в 80-е гг. прошлого столетия при непосредственной поддержке «Аль-Каиды», «Лашкар е-тойба», группа «Хаккани» имеют длительный период взаимодействия с салафитами. «Аль-Каиде» удалось решить сложную задачу — сместить идеологические акценты локальных группировок в сторону борьбы с более глобальными целями. Созданная местными организациями инфраструктура в странах Ближнего Востока и Европы, может оказать серьезную поддержку «Аль-Каиде» при проведении террористических акций.

Несмотря на сотрудничество этих организаций у них отсутствует единое командование. Они атакуют международные силы и афганскую армию, провоцируя их на удар по гражданским объектам и тем самым формируя протестные настроения среди местных жителей и ослабляя таким образом позиции правительства как неспособного обеспечить безопасность своих граждан. Параллельно этими группировками в каждой провинции создано «теневые» органы власти, которые, по сути, и осуществляют управление.

Среди пуштунских племен, прежде всего, господствует национализм и клановость. Своеобразие взаимодействия ислама и национализма обусловлено их функциональным сходством при сущностном различии. Исламская солидарность повсеместно уступает силе этнических и клановых связей, которые противоречат центростремительным силам религиозно-общинного единства, которые выдвигает «Аль-Каида».

42.37MB | MySQL:87 | 0,697sec