Судан после выборов: чем озабочен Египет?

Первыми иностранными визитерами, которые нагрянули в Судан после всеобщих выборов, стали египтяне. Причем, с учетом неважного здоровья лидера АРЕ Х.Мубарака, состав делегации был максимально представительным: министр иностранных дел Абуль Гейт и начальник спецслужб О.Сулейман. 9 мая с.г. они встретились с вновь выбранным президентом Судана О.аль-Баширом, с которым обсудили вопросы подготовки и проведения референдума о независимости Южного Судана.

«Египет выступает за единство Судана как части Африки и члена Африканского союза. Мы сделаем все возможное, что от нас зависит для того, чтобы сохранить единство Судана», — заявил по итогам переговоров Абуль Гейт. Он пояснил, что в центре переговоров стоял вопрос соблюдения графика выполнения Всеобъемлющего мирного соглашения (ВМС). Было подтверждено стремление Каира и далее активизировать свои усилия по инвестициям и экономическим проектам в Южном Судане с целью убедить Джубу склониться к мысли о сохранении единства страны. В этой связи египтяне вновь выступили с инициативой проведения в ближайшее время под своей эгидой раунда консультаций по вопросу будущего Судана между основными подписантами ВМС – Партии Национального Конгресса (ПНК) и Суданского народно-освободительного движения (СНОД). При этом Абуль Гейт естественно повторил тезис об «уважении выбора суданского народа».

Озабоченность Каира вполне можно понять, сбываются его самые мрачные прогнозы. Минувший месяц ознаменовался фактически дипломатическим поражением Египта по вопросу нового соглашения о бассейне Нила. Последняя тема является для египтян ключевой. Бесконтрольное строительство ирригационных сооружений в истоках этой самой мощной африканской водной артерии грозит пошатнуть стабильность самих устоев египетского сообщества. По самым оптимистичным прогнозам, уже в 2017 году даже при нынешнем потреблении вод Нила Египет столкнется с самой глобальной продовольственной проблемой за все время новейшей истории. Это если нынешний объем потребляемой воды сохранится на прежнем уровне. Напомним, что по действующему сейчас соглашению 1959 года между Суданом и АРЕ, египтяне получают 55, 5 млрд кубометров воды в год, а суданцы – 18,5 млрд кубометров воды. В совокупности это составляет 87% всей потребляемой воды. Остальным странам бассейна остается всего 13%, что и послужило поводом для инициирования ими заключения нового рамочного соглашения на более «справедливых условиях». Такое рамочное соглашение, судя по всему, будет подписано Эфиопией, Угандой, Танзанией, Кенией и ДРК 14 мая с.г. без участия Судана и АРЕ. При этом примечательно, что финансовое и политическое прикрытие этой акции осуществляет Всемирный банк развития.

В этой связи основные опасения Каира на настоящий момент связаны именно с этой проблемой. Судя по всему, египтяне не питают иллюзий по поводу позиции «независимой» Джубы в отношении пересмотра старых договоренностей о бассейне Нила. Спешный визит в Хартум двух основных действующих фигур египетской политики был связан исключительно с этим. Необходимо было добиться от О.аль-Башира четкой поддержки идеи о невозможности пересмотра старых договоренностей. И, похоже, это Каиру удалось добиться, правда с небольшими, но существенными оговорками. «Судан и Египет придерживаются абсолютно идентичных точек зрения по вопросу распределения вод Нила. Мы готовы продолжить консультации с другими заинтересованными странами, и достигнуть итоговой договоренности по этому вопросу, которое удовлетворит все договаривающие стороны», — заявил министр иностранных дел Египта после встречи с О.аль-Баширом. При этом суданцы в свою очередь также прокомментировали сложившуюся ситуацию устами своего представителя А.аль-Муфти, который заявил, что «суданская позиция по этому вопросу в настоящее время заключается в том, чтобы не подписывать нового соглашения, пока все заинтересованные страны не достигнут консенсуса». Он также добавил, что подписание рамочного соглашения не будет автоматически означать введение «новых правил игры». Также была исключена возможность возникновения военного конфликта между Суданом и АРЕ с одной стороны, и другими странами – с другой, в случае если заинтересованные стороны не договорятся.

Несколько другой позиции придерживаются в Каире, где всячески подчеркивают «историческое право Египта на воды Нила, и возможность защищать это право всеми имеющимися средствами». Министр ирригации АРЕ Аллам заявил прямо о том, что если «14 мая с.г. рамочное соглашение будет подписано, то это будет означать широко объявленную смерть этой новой инициативы».

На самом деле это будет означать лишь изменение правил игры, которые были установлены в прошлом веке. Присутствие в проекте Всемирного банка при негласной поддержке всей этой затеи со стороны ЮАР говорит о серьезности намерений. Совершенно очевидно, что возникновение нового независимого государства на суданском Юге только усугубит проблему. Ключ ее решения лежит в очень прозаичной финансовой плоскости. Каиру придется серьезно «раскошелиться». Африканским странам вся эта история необходима для получения для своих стран иностранных инвестиций. Сможет ли Египет в его нынешнем состоянии «перебить» фонды Всемирного банка или катарских инвесторов? Очень сомнительно. Единственно, что он в состоянии сделать, это откупиться от Хартума путем поставок своего газа по сниженным ценам и «вброса» крупных финансовых средств в экономику Юга. Причем в последнем случае это, скорее всего, будет являться просто формой взятки южносуданским лидерам. Понятно, что такие подачки вопроса о распределении вод Нила в принципе не решают и решить его кардинально таким путем не получится. Также совершенно очевидно в Хартуме дали понять, что предоставлять египтянам свою территорию для проведения каких-либо войсковых операций они не намерены. А без этого любой какой-либо военный или силовой прессинг невозможен.

Все эти озабоченности Каира усиливаются тем фактом, что южносуданское руководство призывает Хартум форсировать начало двухсторонних консультаций по техническим вопросам разъединения после 2011 года. Причем Джуба предлагает запустить переговорный процесс, не дожидаясь подведения итогов состоявшихся выборов и формирования нового правительства. Об этом совершенно отчетливо заявил «второй человек» в иерархии южан Р.Машар. Он также обвинил своего «северного партнера» по переговорам, второго вице-президента А.О.Таху в затягивании вопроса формирования совместной рабочей группы под предлогом «технических вопросов». Проблемы, которые этой рабочей группе предстоит разрешить в рекордно короткие сроки, воистину глобальны и в основном концентрируются вокруг спорных территорий (в том числе нефтеносных) и проведения референдума в Абъее. Затягивание переговоров по этому вопросу со стороны северян не случайно. Это делается в рамках срыва графика проведения референдума, а если быть совсем точным – введение своего южносуданского партнера в состояние цейтнота, когда он под угрозой срыва самого процесса референдума будет вынужден согласиться на значительные уступки.

К этому необходимо добавить и еще один очень неприятный для Египта момент. Несмотря на декларируемое единство позиций по Нилу, Судан оговорил для себя возможность присоединиться к рамочному соглашению спустя год. Это является дополнительной «дубинкой» для северного соседа на всякий случай.

Кроме того, есть определенные моменты в самой нынешней инициативе. За ней стоят определенные силы в Вашингтоне, которые планируют через этот универсальный инструмент шантажа управлять ситуацией в Египте, несмотря на все его внутриполитические пертурбации. Действительно, эта тема одинаково чувствительна и для сторонников Насера, и для «братьев-мусульман». Недаром главным инициатором нынешней инициативы по пересмотру договора стала Эфиопия, руководство которой очень чутко прислушивается к сигналам из США.

43.7MB | MySQL:87 | 0,887sec