К вопросу о введении санкций, ограничивающих возможности ИРИ по импорту бензина

Как сообщают англоязычные СМИ, в политических кругах США и Евросоюза активно обсуждаются возможности введения новых санкций по отношению к ИРИ. В частности, западниками предлагается сократить закупки иранской нефти и значительно ограничить возможности Тегерана по импорту бензина. Считается, что подобные действия могут сделать иранское руководство более сговорчивым при обсуждении «ядерного» вопроса.(1)

ИРИ, будучи одним из крупнейших экспортеров нефти, не в состоянии полностью удовлетворить свои внутренние потребности в топливе. На данный момент в Иране силами 9 нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ) производится 43,7 – 45 млн литров бензина в сутки при ежедневно необходимых 63 – 66 млн литров. Недостающие 21,3 – 22 млн литров страна традиционно импортирует. Основными поставщиками бензина в ИРИ в течение долгого времени выступали ОАЭ, Индия, Турция, Туркменистан, Алжир, Тайвань, Голландия (де-факто, англо-голландская «Роял Датч Шелл»), Франция, Хорватия и Азербайджан. Однако с 2009 г. усилиями США из этого списка «выпало» большинство государств. В качестве основных экспортеров сохранили свои позиции лишь ОАЭ, Голландия и Франция (при том, что «Тоталь» и «Роял Датч Шелл» испытывают серьезное давление своих правительств). Опасаясь дальнейшего ухудшения ситуации, а также возможного введения Соединенными Штатами новых санкций, ограничивающих иранские возможности по импорту бензина, руководство ИРИ объявило своей приоритетной задачей в энергетике обеспечение устойчивого доступа внутренних потребителей ко всем видам топлива в нужном объеме и нужного качества.(2)

На внешнеполитическом треке официальный Тегеран осуществляет попытку переориентации на более устойчивых к американскому давлению, чем европейцы, поставщиков бензина. Сообщается, что уже налажен импорт данного вида горючего из Румынии, Китая, Катара, Малайзии. Якобы недавно вновь были возобновлены поставки из Индии (компания «Релайанс»). В 2009 г. был подписан договор на импорт 20 тыс. баррелей указанного горючего из Венесуэлы, а также ведется поиск партнеров в странах Центральной Азии. В то же время, официально заявленные «успехи» иранцев вызывают у экспертов определенные сомнения: в списке ведущих экспортеров топлива в ИРИ в 2009 г. по прежнему первые места занимали «ненадежные» европейцы «Ройал Датч Шелл», «Тутса» (дочерняя компания «Тоталь»), «Витойл», «Гленкор Интернешнл» и российская «Литаско» (дочерняя компания «ЛУКойл»). В ответ на это в Тегеране активно подчеркивают, что к 2010 г. важное место среди импортеров заняла китайская «Жухай Женранг». По их данным, сегодня не менее трети импортируемого в ИРИ бензина завозится компаниями из КНР, становящимися-де главными поставщиками бензина.

Однако, по мнению аналитиков, подобные заявления являются не более чем пропагандистским шагом иранцев: китайцы и ранее были включены в процесс импорта бензина, но выступали в нем лишь посредниками, покупающими топливо в Сингапуре и перепродающими его через Дубай. В иранской таможенной статистике приобретенный таким образом бензин проходил как импорт из ОАЭ. В целом же, по существующим оценкам, КНР сама сталкивается с проблемой удовлетворения внутреннего спроса на горючее и не может выступать его надежным поставщиком в ИРИ. Кроме того, весной 2010 г. в американской прессе появилась информация о том, что китайцы, якобы недовольные несговорчивостью Тегерана по ядерному досье, выразили готовность поддержать бензиновые санкции. Для компенсации возможного прекращения поставок нефти из Ирана представители КНР, по данным западных СМИ, уже провели успешные переговоры с арабскими монархиями Персидского залива на предмет наращивания объемов продажи «черного золота» в Китай.(3)

В текущий момент официальному Тегерану явно не удалось найти альтернативы европейским экспортерам и «странам, подверженным влиянию США», таким как ОАЭ и Индия. Подтверждением этому служат и периодически звучащие заявления иранских чиновников относительно того, что в случае прекращения какой-либо страной поставок бензина, Иран, в свою очередь, перестанет продавать ей свою нефть. Данные угрозы, с точки зрения экспертов, заранее нереализуемы и являются последним аргументом Тегерана против санкций.

Немногим лучше обстоит ситуация с мерами предпринимаемыми иранским руководством по противодействию «бензиновым» санкциям внутри страны. Предполагается, что важными элементами плана по выходу из возможной кризисной ситуации будут: развитие производственных мощностей иранских НПЗ и создание нефтеперерабатывающих заводов в соседних странах (Сирии, Малайзии, Китае, Сингапуре); наращивание запасов бензина; перевод автотранспорта на газ и альтернативные виды топлива; ужесточение лимитирования потребления бензина; монетизация льгот и отмена большей части топливных субсидий; развитие общественного транспорта.

Основной упор иранское руководство делает на то, что к 2011 г. будет реализовано 4 – 5 проектов, направленных на увеличение производства бензина в стране до 71 млн литров в сутки. Главными из них являются ввод в эксплуатацию НПЗ «Сетарейэ Халидж» и реконструкция НПЗ в Исфагане и Абадане. Между тем, выполнить эти планы в условиях финансового дефицита, как считают эксперты, будет делом весьма трудоемким. По имеющимся данным строительство НПЗ «Сетарейэ Халидж» уже серьезно выбилось из графика. Под давлением США активно уходят из Ирана иностранные инвесторы. В 2009 г. от участия в проектах отказались «Лукойл» и Государственная нефтяная компания Малайзии. Однако даже если руководство ИРИ удастся выполнить поставленную задачу в срок и действительно выйти на уровень производства бензина в 71 (по другим данным – 84) млн литров в день, остается нерешенной задача о том как Иран сможет продержаться еще год – полтора до пуска новых предприятий и улучшения старых в случае если санкции к нему будут применены уже сегодня.

Значительно сократить потребление горючего в Иране был бы в состоянии правительственный план по монетизации льгот и отмене топливных субсидий, предполагающий увеличение стоимости бензина до уровня близкого к мировым ценам (под этим в Тегеране понимают цену на условиях поставки FOB). Однако его реализация из-за возможного негативного социального эффекта пока что откладывается. Между тем, сдерживать объемы потребления горючего в стране иранскому руководству становится все сложнее. Только по официальным расчетам потребление данного вида топлива в стране к 2011 – 2012 гг. грозит достигнуть 100 млн литров в сутки. В то же время, по некоторым данным, перспективы могут оказаться куда мрачнее. Уже сейчас руководство ИРИ скрывает реальное положение дел. По словам замминистра экономики Р.Джомхури в официальной статистике за 2009 г. объемы импорта топлива были значительно занижены, равно как, по мнению экспертов, и показатель общего потребления. В частности, по данным Национальной иранской нефтеперерабатывающей компании, осенью 2009 г. среднесуточные объемы потребления бензина составляли 74 млн литров (на 10 млн литров больше среднегодовых), дизтоплива – 45 млн литров, керосина – 16,8 млн литров, газового масла – 87,1 млн литров, топливной нефти – 29,5 млн литров, сжиженного газа – 6,8 тыс тонн.(4)

Вместе с тем представители министерства нефти продолжают уверять, что в случае необходимости у них есть некий секретный план по обеспечению Ирана необходимыми объемами топлива в течение 48 часов с момента введения санкций. Схожие заявления звучали еще в 2008 г., когда администрация Дж.Буша впервые заговорила о возможных «бензиновых» ограничениях. Отказ руководства ИРИ вдаваться в подробности объяснялся тогда примитивностью самого плана или даже его фактическим отсутствием. В слабо афишируемом интервью тогдашнего заместителя министра нефти А.Туркана, раскрывшего стратегию поведения иранского руководства в случае полного прекращения импортных поставок бензина, говориться о том, что правительство намерено при необходимости с помощью карточек сократить потребление данного вида топлива до 45 млн литров в сутки, которыми способна обеспечить Иран отечественная промышленность. В подтверждение своих слов А.Туркан привел в пример события 2007 г., когда в первые месяцы использования карточек только благодаря психологическому эффекту от их введения потребление бензина упало до 53 млн литров в сутки. По его мнению, это доказывает возможность в течение 48 часов при использовании жестких ограничений безболезненно сократить потребление топлива в стране до необходимого уровня. Судя по всему, за полтора года планы иранского правительства не изменились.

В итоге, вокруг «бензиновых» санкций складывается весьма непростая ситуация. С одной стороны, к их введению Иран явно не готов и не сможет в кратчайшие сроки компенсировать нехватку импортного горючего. С другой стороны, ущерб, нанесенный иранской экономике окажется не столь непоправимым, как того хотели бы западники. Более того, вынужденные уйти из ИРИ европейские компании понесут значительные финансовые потери. Неясным остается и сам механизм реализации топливного эмбарго. Как отмечают американские эксперты, эффективно воплотить его можно только с помощью блокады ИРИ, что уже является актом военной агрессии.(5)

1) The New-York Times. August 2, 2009; The Christian Science Monitor. April 23, 2010.

2) Тутунчи-Малеки С., Хади-Мусавиник С. Эттебарат-э йаранеи ва асар-э таварроми-йэ ан. Техраню 1389.

3) The Christian Science Monitor. April 23, 2010.

4) www.shana.ir

5) The Christian Science Monitor. April 23, 2010.

41.43MB | MySQL:92 | 1,110sec