К вопросу о внутриполитической обстановке в Турции: отношения между ПСР и военными

Непростые отношения между военной верхушкой и нынешним политическим руководством в последнее время занимают центральное место во внутриполитической жизни Турции. Принимая во внимание особенности политической культуры страны, следует сказать, что эти отношения все больше усугубляют и без того напряженную обстановку в турецком государстве. В данной статье рассмотрены анализы экспертов ведущих мировых и турецких СМИ и сделана попытка оценить происходящие в Турции сложные процессы.

Информационный канал ВВС отношения между правящей в Турции Партией справедливости и развития (ПСР) и военными охарактеризовал как «плохие». По мнению аналитиков BBC, сложившаяся в последнее время напряженная обстановка в Турции стала результатом раскола внутри общества и этот раскол в дальнейшем будет только углубляться. Эксперт по Ближнему Востоку ВВС Роджер Гарди в своей статье задается вопросом о возможности сотрудничества светской армии с происламской партией власти. По мнению Р. Гарди, атмосфера недоверия между властными структурами внутри страны вызывает опасения у западных союзников Турции относительно ее дальнейшего внешнеполитического курса.

С приходом к власти ПСР в целях соответствия требованиям ЕС сумела провести в стране целый ряд реформ, что позитивно оценивалось как внутри страны, так и за ее пределами. Часть этих реформ была направлена на создание механизмов, способных воспрепятствовать вмешательству военных в политические процессы внутри страны. По мнению западных аналитиков, если бы процесс перехода центральной роли от армии к гражданской власти осуществлялся в более спокойной обстановке, то военные бы быстрее смирились со своим новым местом в политической жизни государства.

Западные СМИ стали все чаще выражать опасения по поводу того, что премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган оказывает все больше давления на оппозицию, что является, по их мнению, проявлением «авторитарного правления». Генералы сегодня находятся в тупиковом положении. Открытая враждебность к ПСР, дважды одержавшей победу на всеобщих парламентских выборах, может привести к очередной ее победе.

«New York Times» (NYT) пишет, что открытые дискуссии по делу «Эргенекон» разделили общество. Автор аналитической статьи, опубликованной в NYT, Щебнем Арсу считает, что в турецком обществе получило широкое распространение мнение о необходимости наказать тех, кто пытается нарушить стабильность в правительстве. Расследования, проводимые по делу «Эргенекон», используются сторонниками правящей партии в качестве средства оказания политического давления на оппозицию. «Однако самой ПСР этот факт не признается», — отмечается в издании.

В интернет-сайте информационного телеканала «Euronews» утверждается, что борьба в Турции, по сути, не между сторонниками светского режима и исламистами, а между политической элитой и «хранителями» демократической республики. Эксперты «Euronews» подчеркивают, что в рамках требований ЕС турецкая армия постепенно лишается своих привилегий. Этот процесс увеличивает возможности правительства контролировать действия военных.

«Financial Times» отметил, что аресты военных породили в Турции «эффект шоковой терапии». Эксперт Дельфин Стросс пишет, что аресты уважаемых генералов в стране, где когда-то военные перевороты рассматривались в качестве составной части политической жизни и влияние военной верхушки на министров не вызывало сомнений, ухудшают и без того натянутые отношения между ПСР и кемалистами. Издание предупреждает, что продолжать реформы в такой напряженной и поляризованной обстановке будет крайне сложно.

Специалист вашингтонского Центра Карнеги Генри Барки в своей статье напоминает о том, что летом сего года истекает срок полномочий действующего начальника Генштаба Турции Илькера Башбуга. И это, по его словам, «приведет к поистине трудным временам для турецкого государства». Г. Барки считает, что Турция находится сегодня в точке преломления. Перед ней только два выбора: либо оставить все как есть и идти к политической нестабильности, либо изменить конституцию. Другого выбора у нее нет.

По мнению обозревателя турецкой газеты «Заман» Сулеймана Сейфи Огюна, суть проблемы не в том, что военные оказывают влияние на политические процессы в стране, а в мышлении самих политиков. Еще Тургут Озал в свое время жаловался на то, что некоторые вещи военным объяснить гораздо легче, чем гражданским. С.С. Огюн обращает внимание на то, что политическая история Турция полна примерами прямого вмешательства военной бюрократии в политическую жизнь страны. Следует добавить, что кроме военных на политические процессы в стране оказывают влияние и другие бюрократические структуры, особенно представители судебной власти.

Рассматривая роль армии в политической жизни Турции нельзя не обратить внимания на заявление начальника Генерального штаба Турции Илькера Башбуга, сделанное им 14 апреля 2009 г. Основные тезисы этого громкого заявления заключались в следующем:

1. Нельзя развивать демократию, постоянно критикуя действия армии.

2. Нельзя выносить все темы на всеобщую дискуссию. Это может привести к поляризации, расколу и конфликтной обстановке в стране.

3. Турецкие вооруженные силы являются и будут являться сторонниками сохранения национального и унитарного государства в том виде, в котором завещал Ататюрк. И пусть в этом никто не сомневается!

4. Начальник Генштаба использует свои полномочия после того, как проведет встречи и заседания с соответствующими органами. В случае необходимости Турецкие вооруженные силы (ТВС) будут делиться своими взглядами с общественным мнением.

5. Начальник Генштаба уполномочен и несет ответственность за развитие отношений между гражданской властью и военными. И нельзя расценивать эти полномочия в качестве политических действий. ТВС уважают и соблюдают демократический режим в стране.

6. Открытые гражданские организации, в отличие от закрытых религиозных сект, представляют собой сообщества, основанные на добровольных началах. Членство в религиозных объединениях также серьезно отличается. Поэтому говорить, что религиозные организации являются частью гражданского общества, нельзя. Некоторые такие организации рассматривают ТВС в качестве главного препятствия на пути к достижению своих целей и всячески пытаются навредить военным. Если они полагают, что ТВС и далее будут сохранять спокойствие и ничего не предпримут в рамках «правового государства», то глубоко ошибаются.

7. ТВС не будут оказывать давление на парламент или на определенную политическую партию. Исключение составят лишь партии, связанные с Рабочей партией Курдистана (РПК).

Сделав заявление по тем вопросам, которые, в принципе, не входят в компетенцию военных, И. Башбуг тем самым дал понять, что ТВС и впредь будут следить за действиями политической власти, а при необходимости и вмешиваться в политические процессы страны. Однако делать они будут это не так как прежде, а посредством более «утонченных» и «профессиональных» методов.

Бывший начальник Генштаба Турции генерал армии Хильми Озкок в своем интервью газете «Миллиет» заявил, что полностью поддерживает позицию нынешнего начальника Генштаба и напомнил о том, что по закону вмешательство военных в политику является преступлением. Тем не менее, сторонники ПСР отметили, что «в западных демократиях такие высказывания со стороны военной верхушки не допустимы и служат поводом для отправления в отставку». Они предложили военным пересмотреть свою роль в политике и заняться «самокритикой». Только таким образом, по их мнению, можно достичь настоящей демократии. А известный турецкий историк профессор Ильбер Ортайлы в своем выступлении перед студентами Школы политики и управления при Партии националистического движения (ПНД) отметил, что в сложившихся условиях, «когда политическая власть не в состоянии развиваться, армии необходимо вмешаться в политику». Он подчеркнул, что в такой ситуации военный переворот лишь подтвердит «историческую реальность» Турции.

Завершая, хотелось бы обратить внимание на результаты опроса, недавно проведенного турецким Центром стратегических и социальных исследований «Metropoll» в 29 университетах Турции с участием 2603 студентов. Согласно результатам исследования, 45% студентов за сохранение военной службы в нынешнем виде; 40,4% за переход к профессиональной службе; 48,1% молодежи позитивно отозвался об альтернативной службе; а 41,3% негативно отнеслись к возможным «новым структурным поправкам». Кроме того, результаты опроса показали, что молодежь почти единогласно выступила за невмешательство военных в политическую жизнь страны.

Итак, в результате раскола общества в Турции сложилась очень непростая обстановка. Кемалисты выступают за сохранение в стране статуса-кво, а сторонники «происламской с либеральным оттенком» правящей партии – за новые структурные перемены практически во всех основных сферах жизни общества. В последнее время в стране проводятся широкие дебаты относительно конституционных поправок, предлагается перейти к президентской форме правления, обсуждается проблема перехода к федеративному устройству государства, рассматривается вопрос о введении альтернативной военной службы, проводятся кардинальные реформы в судебных органах и в структурах исполнительной власти. Очевидно, что армия, роль которой во внутриполитических процессах страны стремительно снижается, не довольна действиями ПСР и, по всей вероятности, в скором времени предпримет ответные шаги. Осталось только, на наш взгляд, дождаться ухода в отставку действующего начальника Генштаба.

43.93MB | MySQL:87 | 0,724sec