Пакистан – Туркменистан: возобновление газовых переговоров

В конце августа с.г. премьер-министр, министр иностранных дел Туркменистана Р. Мередов посетил Исламабад. Цель его официального визита — возобновление переговоров о строительстве пакистанского участка газопровода Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия /TAPI.

Президент Пакистана Асиф Али Зардари заявил, что «скорейшее завершение региональных газовых проектов и пуск их в эксплуатацию является одним из ключевых приоритетов экономического роста страны. Промышленное и инфраструктурное развитие Пакистана напрямую зависит от дальнейшей модернизации энергетического сектора, а растущие потребности региона в энергии в целом могут быть удовлетворены только, если имеющиеся природные ресурсы использовать в полном объеме для максимальной взаимной выгоды всех заинтересованных сторон». Ключевой проблемой для Пакистана в сложившихся условиях после разрушительного наводнения, когда пятая часть территории страны оказалась затопленной, включая электростанции средней и малой мощности, сотни километров проводов были оборваны и т.д., строительство газопровода, помимо основной цели, необходимо для создания рабочих мест. Потребности Пакистана в энергии растут в геометрической прогрессии, и не только экономический рост, но и политическая стабильность напрямую связаны с наличием энергетических ресурсов. В 2009 г. Азиатский банк развития провел исследование запасов природного газа Пакистана и сделал заключение, что «к 2011 г. уровень добычи начнет снижаться, а к 2030 г. более 70% объема, необходимого для внутреннего рынка, будет импортироваться. В то же время Банк дал рекомендации о необходимости возобновления переговоров по двум проектам — IPI и TAPI, а также по закупке сжиженного газа.

В целом, Исламабад признает, что одновременно с энергетическим проектом будут развиваться и торговые связи как с Туркменистаном, важным экспортером природного газа, так и с республиками Центральной Азии, которые также заинтересованы в повышении своей доли на международных рынках. В качестве одного из первых шагов по пути дальнейшего содействия взаимным обменам президент Асиф Али Зардари назвал упрощение визового режима «Строгий визовый режим сдерживает создание жизнеспособных связей и торговли», — заявил он. Во время переговоров обе стороны пересмотрели статус подписанного Предварительного соглашения и обсудили проект Договора о продаже и покупке газа между Пакистаном и Туркменистаном. Саед Навид Камар, министр нефти и природных ресурсов федерального правительства Пакистана, подчеркнул необходимость в кратчайшие сроки «ввести в действие эффективный институциональный механизм для проведения двусторонних и многосторонних переговоров по этому вопросу».

«Срочность» инициирования пакистано-туркменских газовых переговоров на современном этапе имеет ряд субъективных и объективных причин; и чтобы оценить весь их комплекс, необходимо обратиться к недавним событиям. 13 июня с.г. Пакистан и Иран подписали Экспортное соглашение о прокачке природного газа с иранского месторождения «Южный Парс» через пакистанскую провинцию Белуджистан, начиная с 2015 г. Расчетные объемы транспортируемого газа будут составлять 1 млн куб. м в день в течение 25 лет. Подписание газового соглашения Исламабада с Тегераном вызвало крайне негативную реакцию со стороны Вашингтона. Заявляя о суверенности и независимости Пакистана, США в то же время в июле с.г. ввели жесткие санкции в отношении компаний, которые в той или иной мере будут вовлечены в реализацию данного проекта.

Белый дом не мог допустить, чтобы его «стратегический союзник в борьбе против международного терроризма» (Исламабад. — Н.З.) поддерживал какие-либо отношения с Тегераном, не говоря уже о таком мощном энергетическом проекте, как «Мирный газопровод». США заявляли, что «строительство газовой нитки даст толчок притоку инвестиций в данный проект и опосредованно будет способствовать развитию иранской ядерной программы», что с их точки зрения принципиально недопустимо. Самуэль Бодман, министр энергетики в администрации Дж. Буша, еще раньше высказывал озабоченность своего правительства по этому вопросу: «Если IPI имеет право быть сформированным, то, на наш взгляд, это будет способствовать развитию ядерного оружия в Иране. Мы должны остановить это». Пропагандируя формулу полной политической и экономической изоляции Тегерана, Вашингтон оказывал давление на Исламабад в последние годы, а, начиная с июля с.г. это давление стало беспрецедентным, и, видимо, добился определенных результатов в инициировании альтернативного туркменского проекта.

Оба газовых проекта — и IPI, и TAPI — были инициированы еще в 80-е — начале 90-х годов прошлого столетия. Предлагались различные варианты, разрабатывались технико-экономические обоснования как для строительства насосных станций, так и для прокладки трубопроводов и т.д., многое менялось, но с тех пор газ так и не пошел в Пакистан. Правда, в пакистанской провинции Белуджистан имеется маломощная газовая инфраструктура, с помощью которой в настоящее время природный газ в небольших объемах прокачивается из соседнего Ирана.

В газовом проекте Иран – Пакистан первоначально присутствовала еще одна страна — Индия, и он носил название газопровод Иран – Пакистан – Индия/IPI. Позднее Нью-Дели, поддавшись давлению со стороны Вашингтона, отказался участвовать в этом проекте.

Вариант транспортировки газа из Туркменистана через Афганистан в Пакистан привлекателен для Индии за исключением рисков, связанных с перекачкой углеводородного сырья по пакистанской территории. Но это отдельный разговор.

По сообщениям пакистанской прессы, в настоящее время «партнеры ведут переговоры о разработке долгосрочного механизма ценообразования на покупку природного сырья; обсуждают проект договора купли-продажи газа, вопросы оплаты транзитных сборов для Афганистана и Пакистана, а также налоговое законодательство стран-участниц. Планируется, что процедурные вопросы будут завершены к концу текущего года, а поставка голубого топлива должна начаться в 2015 г Продвигая туркменский вариант газопровода с Пакистаном, США фактически решают одновременно несколько задач: изолируют Иран (к слову сказать, Всемирный банк под давлением Вашингтона отказался финансировать его); имея весомый аргумент в виде механизма международного инвестирования, Белый дом фактически ставит под контроль Исламабад, который задыхается сегодня от нехватки природного газа, энергоресурсов и т.д.; и, наконец, как отмечают многие зарубежные аналитики, Вашингтон стремится «осторожно ослабить изоляцию Туркменистана, навязанную покойным президентом Сапармуратом Ниязовым», и расширить свое «углеводородное» присутствие в Центральной Азии. Забегая вперед, следует отметить, что проект TAPI уже получил одобрение относительно финансирования со стороны Азиатского банка развития (АБР).

TAPI — это 1680 километров трубопровода с диаметром трубы 56 дюймов; планируется, что прокачка газа будет осуществляться с месторождения Даулетабад в Туркменистане, в дальнейшем пойдет по территории афганских провинций Герат и Кандагар до пакистанского города Мултан и далее в Индию. Многие аналитики полагают, что он является частью грандиозного проекта США по созданию единой центральноазиатской энергосистемы. Производственная инфраструктура трубопровода предусматривает строительство двух перерабатывающих заводов и четырех теплоэлектростанций мощностью 1000 МВт для транспортировки газа на другие азиатские рынки. Правительство Пакистана уже заключило контракт с американской международной нефтяной компанией International Oil Company (IOC) (МНК) на прокладку газопровода проекта TAPI. Практически одновременно Туркменистан в конце августа с.г. подписал рамочное соглашение и с Афганистаном о строительстве газопровода Еще в 2002 г. страны «окончательно» договорились построить трубопровод для транзита туркменского газа в Афганистан, но проект был заморожен из-за конфликта с талибами. Возобновились переговоры в апреле 2008 г., когда в Исламабаде прошла встреча рабочей группы участников проекта, и было согласовано, что Туркменистан в ближайшее время представит весомые доказательства наличия соответствующих запасов природного газа для его транспортировки в течение тридцати лет. Вполне очевидно, что реализация проекта Туркменистан – Афганистан – Пакистан – (вероятно) Индия оставляет в стороне Россию, что не отвечает ее национальным интересам.

52.74MB | MySQL:104 | 0,468sec