Линия «Аль-Каиды» в Пакистане

В Пакистане «Аль-Каида» постепенно перемещает свой центр активности из «зоны племен» в более безопасные городские центры провинций Пенджаб и Синд. При этом «Аль-Каида» первостепенное значение придает наращиванию своего присутствия в Пенджабе. Этот регион является по сути ключевым. В этом самом населенной провинции Пакистана (72 млн чел) расположены наиболее крупные промышленные центры страны Равалпинди, Лахор, Мултан, Гуджранвала. Именно сюда отмечается значительный приток внутренних мигрантов из других регионов страны. Дестабилизация обстановки окажет серьезный негативный эффект для всего Пакистана.

Салафиты с целью упрочения своих позиций среди широких слоев населения здесь предпочитают действовать через местные группировки. Для проведения своего курса «Аль-Каида» делает ставку здесь на организации, образующие «Пенджабский талибан», и в первую очередь, «Лашкаре джангви», «Джейше Мухаммад», «Сипахе Сахаба Пакистан». Эти группировки объединяет ориентированность на непримиримую борьбу за независимость Кашмира. Одновременно руководство этих организаций занимает антиправительственную позицию в связи с нанесением ударов Исламабада по «Техрике талибане Пакистан» на северо-западе страны, его сотрудничеством с Вашингтоном на контртеррористическом направлении и фактическим отказом от боевых действия против индийский армейских подразделений. Эти в недавнем прошлом разрозненные группировки в настоящее время ориентированы на проведение совместных диверсионных акций в отношении властей Пакистана. «Пенджабский талибан» располагает широкоразветвленной сетью ячеек и военно-тренировочных лагерей по всему региону. После усиления сотрудничества с «Аль-Каидой» наметилась тенденция по диверсификации выбираемых для атак целей: Отель Мариотт в Исламабаде, нападение на команду по крикету из Шри-Ланки, многочисленные атаки на объекты спецслужб страны, а также повышение качественного уровня проводимых диверсий.

При этом «Аль-Каида» в ближайшей перспективе будет, судя по заявлениям ее лидеров, разжигать межрелигиозные, этнические, политическое противоречия в пакистанском обществе, а так же усиливать напряженность между богатыми и бедным, подталкивая неимущих к вооруженному конфликту. Одновременно идеологи намерены вести активную пропагандистскую работу по внедрению норм «чистого ислама», подразумевающих четкое следование нормам шариата и неприятие «импортированных» западных (неисламских) систем правления, «ведущих общество к коррупции и разложению».

Эти амбициозные цели казались малодостижимыми еще два года назад. Однако теперь они вполне реализуемы. В частности, согласно опросам общественного мнения, в Пакистане среди молодежи отмечается значительный рост (около 84 %) недовольства внутриполитическим курсом правительства страны. Наряду с этим порядка 60 % молодежи отвергают демократические ценности, причем треть из них выступает за создание в Пакистане шариатского государства.

В ситуации неспособности правительства улучшить социально-экономические условия жизни населения, «Аль-Каида» будет стремиться дестабилизировать обстановку в стране, отвлекая значительные ресурсы спецслужб с антитеррористического направления борьбы на решение других проблем.

Идея «Аль-Каиды» по преобразования Пакистана в шариатское государство не нова. Пытаясь дискредитировать политическую структуру Пакистана, заместитель Осамы бен Ладена, доктор Айман аз-Завахири, неоднократно выступал с заявлениями, включая монографию на 130 страниц под названием «Утро и Лампа: Трактат об исламском характере пакистанской конституции». В этом документе А.аз-Завахири, анализируя законодательство Пакистана, утверждает, что все государственные институты страны находятся в конфликте с исламом и что фактически невозможно провозгласить шариат в стране с по сути демократической формой правления.

С активизацией контртеррористических усилий Исламабада против радикальных исламистских группировок «Аль-Каида» стала предпринимать активные шаги по реализации своей программной линии в стране. В частности, руководитель «Аль-Каиды» в Афганистане и Пакистане Абу Мустафа аль-Язид до своей гибели в мае этого года в результате атаки БПЛА в Южном Вазиристане учредил «Пакистанское бюро» для координации действий и создания союзов с местными исламистскими организациями как «Лашкаре джангви», «Харакат джихад аль-Ислами», «313-ой кашмирской бригады». Учитывая национальные особенности, наличием пуштунского национализма и невозможность самостоятельного курса в местном обществе, салафиты вынуждены идти на сотрудничество с региональными джихадистскими группировками.

В результате изменения тактики все больше этнических пуштунов стали занимать командные посты на среднем «арабском» уровне руководства «Аль-Каиды» в Пакистане. С целью обретения лояльности местных радикальных группировок, «Аль-Каида» стала брать на себя ответственность за проведение совместных террористических актов в Индии, к чему ранее заметного интереса не проявляла. Одновременно она оказывает военную поддержку пакистанским группировкам, ведущим борьбу в Кашмире. Таким образом, усиление взаимодействия местных исламистских фракций и сторонников «чистого ислама» происходит в рамках разработанной «Аль-Каидой» стратегии проникновения в местный исламистский ландшафт с целью накопления сил и восстановления своего военного потенциала после продолжительных столкновений с пакистанскими регулярными войсками в Северном и Южном Вазиристане, для последующего образования здесь «форпоста джихада» в регионе. В подтверждение этого тезиса можно привести выдержки выступления представителя «Аль-Каиды» пакистанца Устаза Ахмада Фарука. «Мы стараемся создать в Пакистане, государство «истинного ислама», безопасный центр для всех мусульман мира, независимо от их цвета кожи, расы, происхождения».

Недавние нападения на мечети ахмадийской общины Лахора и суфийскую святыню Дарбар указывают на увеличение предполагаемых для нападения целей, которые ранее ограничивались сотрудниками спецслужб и военными. Стремление расшатать очень хрупкий межконфессиональный баланс пакистанского общества для мобилизации сторонников салафитского ислама, а также демонстрация значительному числу сторонников салафизма своих возможностей по борьбе с «вероотступниками», явилось причиной серии убийств: известного ученого барелвитской секты Мауланы Сарфараза Ахмеда Наеми, а также лидеров шиитских и ахмадийских общин.

На протяжении нескольких лет салафиты активно сотрудничали с пакистанской радикальной исламистской группировкой «Техрике талибане Пакистан». В настоящее время «Аль-Каида» стремится расширить зону своего влияния за счет усиления сотрудничества с новыми группировками.

В отличие от «Техрике Талибане Пакистан», состоящем в основном из выходцев из местных пуштунских кланов, «Пенджабский талибан» представлен различными слоями сельского и городского общества, и располагает значительно большими возможностям для проведения диверсионных операций в провинции. Контролируемые «Аль-Каидой» его подразделения действуют независимо друг от друга. При этом каждая группировка специализируется на проведении терактов определенного рода. В частности, по сообщениям пакистанских спецслужб, «Лашкаре джангви», используя свою разветвленную сеть сторонников (в том числе и спецслужбах) сосредотачивает внимание на сборе разведывательной информации о потенциальных объектах для атак, оружие и взрывчатые вещества поставляются «Харакат джихад аль-Ислами», подготовка смертников осуществляется «Техрике Талибане Пакистан».

Одним из союзников «Аль-Каиды» в Пакистане с недавних пор стали «Бригады Абдул Рашида Гази» под руководством Нияза Рахима (Фидауллы), сформированной сразу после известных событий вокруг «Красной мечети», когда было убито более 100 религиозных студентов духовных учебных заведений при мечети «Джамия Хафса» и «Джамия Фаридийя», а также один из лидеров «Лал Масджид» Абдул Рашид Гази. В числе провозглашенных целей группировка, используя вооруженную борьбу, намерена способствовать введению шариата в Пакистане, а также вести непримиримую борьбу против тех, кто участвовал в штурме «Красной мечети» и напрямую причастен к гибели духовного наставника А.Гази.

Боевики «Бригад Абдул Рашида Гази» действуют в Исламабаде, Равалпинди, Лахоре, Свате, агентстве Оракзай. Группировка поддерживает тесные связи с «Техрике талибане Пакистан» и считается ее составной частью. В боях в Южном и Северном Вазиристане муджахеды «бригады» проводили совместные операции с ТТП а также оказывали помощь в переправке «техриковцев» во внутренние районы страны, где у группировки имеется значительное число сторонников. «Бригады», по замыслам «Аль-Каиды» должны стать одним из основных ударных звеньев в крупных мегаполисах Пакистана. В этой связи для проведения диверсионных операций она оказывает значительную помощь при подготовке смертников, а также террористов высокого уровня, активно подключая новобранцев к проводимым ей вооруженным акциям.

52.36MB | MySQL:103 | 0,492sec