Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (4-10 октября 2010 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе были связаны с палестино-израильским переговорным процессом. Комитет ЛАГ по арабской мирной инициативе 8 октября на заседании в Сирте (Ливия) согла-сился предоставить США еще один месяц на поиск решений, которые бы по-зволили продолжить прямые переговоры между Израилем и Палестинской национальной администрацией.

9 октября в ливийском г. Сирт состоялось совещание лидеров арабских стран, на котором обсуждались вопросы палестино-израильского мирного процесса, реформирования Лиги арабских государств, программа установле-ния добрососедских отношений со странами, граничащими с арабским миром, ситуация в Судане, Йемене и Сомали, ряд других вопросов. Из-за со-храняющихся разногласий участникам саммита не удалось договориться по реформированию ЛАГ и программе «арабского добрососедства». Принятие решений по этим вопросам отложено до следующей встречи в верхах. В ито-говом заявлении форума ничего не говорится о палестино-израильских пере-говоров. Эта проблема обсуждалась в закрытом режиме. В Сирте была выра-жена поддержка независимости, суверенитету и «территориальному единст-ву» Судана. Арабские лидеры заявили о намерении совместно работать с ООН и Африканским союзом в деле подготовки и проведения референдума по самоопределению суданского юга. Участники встречи осудили действия террористов в Йемене и заявили о поддержке йеменского правительства в его борьбе с терроризмом. Противоборствующим сомалийским группировкам было предложено начать диалог о примирении. Также по линии Сомали ежемесячно будет получать помощь в размере 10 млн долларов.

10 октября в Сирте прошел арабо-африканский саммит, одобривший арабо-африканскую стратегию партнерства и план совместных действий на 2011-2016 гг.

На минувшей неделе президент России Д. Медведев посетил с визитами Алжир и Кипр. Д. Медведев и президент Алжира А. Бутефликой «дого-ворились придать регулярный характер взаимным визитам глав государств с целью координации в двусторонних, региональных и международных делах». Россия и Алжир подтвердили готовность координировать свою деятельность в энергетической сфере (нефть, газ), развивать военно-технические связи и сотрудничество в борьбе с терроризмом. По итогам визитам российского президента стороны подписали шесть соглашений и меморандумов о взаимопонимании, в т. ч. в сфере энергетики и морского транспорта.

Визит Д. Медведева в Республику Кипр стал первым посещением этой страны главой российского государства. Россия подтвердила свою неизмен-ную поддержку позиции Кипра по кипрскому урегулированию. По итогам визита Д. Медведева были подписаны Совместная программа действий на 2010-2013 гг. между Российской Федерацией и Республикой Кипр, совмест-ное заявление президентов по случаю празднования 65-й годовщины победы над фашизмом, 15 соглашений и меморандумов о взаимопонимании по со-трудничеству в различных сферах.

Комитет ЛАГ по арабской мирной инициативе 8 октября на заседании на уровне министров иностранных дел отметил, что палестино-израильские переговоры не приносят никаких результатов. При этом позиция Израиля в отношении продолжения строительства в еврейских поселениях на Западном берегу реки Иордан (ЗБРИ) была названа «крайне негативной». Также была поддержана позиция палестинцев о прекращении прямых переговоров с Из-раилем, если строительные работы на ЗБРИ не будут заморожены. Тем не менее, большинством голосов (кроме Ливии и Сирии) министры решили предоставить США еще один, «последний» месяц для поиска решений, кото-рые бы способствовали бы продолжению переговорного процесса. Арабская сторона выразила надежду на то, что «США продолжат давление на Израиль, и вынудят его прекратить строительство в поселениях». Глава ПНА М. Аббас в своем выступлении на саммите ЛАГ 9 октября заявил, что в случае, если переговоры с Израилем не выйдут из тупика, то он будет искать альтерна-тивные варианты.

Решение ЛАГ о предоставлении дополнительного времени для преодо-ления препятствий на мирных переговорах было с удовлетворением встрече-но в Израиле, США и Франции. Ранее глава израильского правительства Б. Нетаньяху сообщил о «деликатном» дипломатическом диалоге с США с це-лью поиска решений, которые бы позволили не прерывать диалог с пале-стинцами. Одновременно Б. Нетаньяху отметил: «Наш интерес состоит в том, чтобы сохранить и строительство, и переговоры». Посол США в Израиле 8 октября официально подтвердил существование письма президента Б. Обамы, адресованного Б. Нетаньяху, в котором Израилю предлагается ряд льгот и поощрительных мер в обмен на продление на 60-90 дней моратория на строительство на ЗБРИ. Тем временем сообщается, что после прекращения срока моратория в еврейских поселениях ведется активное строительство 350 единиц нового жилья. Данные последнего опроса показали, что 54 проц из-раильтян выступают против замораживания строительных работ, а 39 проц – поддерживают возобновление моратория на их проведение.

7 октября Израиль и США подписали соглашение о поставках изра-ильским ВВС в 2015-2017 гг. 20 истребителей 5-го поколения F-35. Документ предусматривает возможность приобретения Израилем дополнительно еще 55 самолетов этого типа.

Правительство Израиля 10 октября утвердило поправки к Закону о гражданстве. Так, не евреи, желающие получить израильское гражданство, должны присягать на верность «еврейскому демократическому государству».

Президент Сирии Б. Асад заявил 7 октября, что усилия США и Фран-ции по возобновлению мирных переговоров между САР и Израилем сосредо-точены на поиске общих точек соприкосновения, но пока «ничего не выкри-сталлизовалось», поэтому шансы на успех неизвестны. По словам Б. Асада, западные дипломаты пытаются совместить требование Сирии вернуть ей Го-ланские высоты с требованием Израиля обеспечить его безопасность. На прошедшей неделе в Дамаске побывал высокопоставленный чиновник госде-партамента США Ф. Хофф, обсудивший с сирийскими представителями пер-спективы возобновления сирийско-израильского мирного процесса. Глава МИД САР В. Муаллим, приветствуя участившиеся визиты в Дамаск амери-канских дипломатов, подчеркнул, что в сирийской столице ждут от Вашинг-тона «конкретных конструктивных шагов, а не общих рассуждений».

Судебные власти Сирии выдали 4 октября ордера на арест 33 человек по обвинению «в преднамеренной фальсификации расследования убийства» в 2005 г. бывшего премьер-министра Ливана Р. Харири. В их числе чиновники из разных стран и ливанские официальные лица.

Решение сирийского суда о выдаче ордеров на арест ливанских чи-новников, включая лиц из ближайшего окружения премьер-министра страны С. Харири, расценено в правящих кругах Бейрута как «грубое вмешательст-во» и «политический шантаж». Тем не менее, С. Харири заявил 5 октября о стремлении Ливана «к установлению наилучших и добрососедских отноше-ний с Сирией». Одновременно С. Харири подтвердил заинтересованность в продолжении работы Специального трибунала ООН по делу об убийстве его отца Р. Харири. О поддержке работы международного трибунала заявили Египет, Саудовская Аравия и генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун. В то же время радикальное шиитское движение «Хизбалла», которое могут обви-нить в причастности к преступлению, продолжает кампанию против трибу-нала. Одновременно исламисты готовятся торжественно встретить президента Ирана М. Ахмадинежада, который совершит 13-14 октября визит в Ливан. Госдепартамент США 5 октября предупредил ливанское правительство о «рисках», связанных с визитом в страну иранского президента.

В Пакистане боевики местного движения «Талибан» совершили серию крупных нападений на автоколонны с грузами для войск натовской коалиции в Афганистане. Всего с начала октября осуществлено шесть нападений, в ре-зультате которых сожжено или выведено из строя свыше 150 автомобилей, главным образом автоцистерн с горючим.

10 октября власти Пакистана возобновили транзит грузов для войск НАТО в Афганистане через пропускной пункт Торхам на северо-западе стра-ны, приостановленный 30 сентября из-за удара авиации НАТО по пакистан-ским военнослужащим.

По информации СМИ, власти Афганистана вступили в тайные мирные переговоры с движением «Талибан». В частности, речь идет о группировке «Кветта Шура», которая де-факто является правительством афганских тали-бов. В то же время представители талибов опровергают эти сообщения.

7 октября президент Афганистана Х. Карзай открыл в Кабуле первое заседание Верховного совета мира, призванного наладить контакты с воору-женной оппозицией. 10 октября главой Совета избран экс-президент страны Б. Раббани. Вместе с тем, эксперты полагают, что работа этого органа вряд ли приведет к каким-либо значительным положительным результатам.

Независимая избирательная комиссия (НИК) Афганистана 6 октября объявила о переносе даты объявления предварительных итогов парламент-ских выборов (состоялись 18 сентября) с 8 на 17 октября. Это сделано из-за многочисленных жалоб (свыше 3800), полученных Комиссией по жалобам и претензиям НИК. К настоящему времени уже аннулированы результаты го-лосования на 227 избирательных участках, а на 339 участках производится пересчет голосов.

Тем временем обстановка в стране остается очень сложной 5 октября в Кандагаре совершено несколько взрывов. Все более нестабильной становится ситуация на севере страны. 8 октября в результате теракта убит губернатор северной провинции Кундуз М. Омар.

8 октября по итогам визита в Турцию премьера Госсовета КНР Вэнь Цзябяо достигнута договоренность о начале установления отношений страте-гического партнерства между двумя странами, что, в частности, предполагает расширение торговли, сотрудничества в сфере энергетики, в т. ч. атомной. По итогам визита китайского премьера подписаны соглашения о сотрудничестве в экономике, торговле, культуре и транспорте.

В период с 20 сентября по 4 октября на турецкой территории в районе авиабазы Конья в центре страны впервые прошли совместные учения ВВС Турции и Китая. В Анкаре заявили, что мероприятие проходило «с макси-мальной осторожностью», чтобы защитить военные секреты США и НАТО.

Министр иностранных дел Ирана М. Моттаки сообщил 9 октября о го-товности Тегерана возобновить в конце октября – начале ноября переговоры по иранской ядерной программе с «шестеркой» международных посредников (Великобритания, Германия, КНР, РФ, США, Франция).

Глава МИД Египта А. А. Гейт заявил 7 октября, что стремление Ирана обладать ядерным оружием не повлияет на отношения между Каиром и Те-гераном, т. к. «иранское ядерное оружие не угрожает Египту, но вызывает беспокойство». Министр также отметил, что Иран является «влиятельной ис-ламской силой», а проблемы Египта или арабского мира с Ираном заключа-ются в том, что через «элементы влияния» Тегеран пытается использовать арабов в своих интересах. По словам А. А Гейта, именно этот вопрос являет-ся камнем преткновения.

На минувшей неделе Судан посетила делегация Совета Безопасности ООН. Дипломаты ознакомились с ситуацией в стране, уделив главное внима-ние вопросам подготовки к запланированному на январь 2011 г. референдуму по самоопределению Южного Судана. На встрече с делегацией президент южносуданского региона С. Киир обратился к Совбезу ООН с просьбой на-править миротворцев для размещения на границе между Севером и Югом, что, по его мнению, обеспечит безопасность во время проведения референ-дума. В суданском МИДе ооновскую делегацию заверили, что референдум по Югу будет проведен в намеченный срок, но при этом заявили: «Мы не хотим никакого вмешательства» в этом деле. Представители Совета Безопасности также посетили западный регион Дарфур, где ситуация по-прежнему остается напряженной.

Приложение

 

 

Об основных направлениях внешней политики Объединенных Арабских Эмиратов

 

 

После получения независимости в 1971 г. руководство ОАЭ провозгла-сило систему внешнеполитических приоритетов, опирающихся на принципы ООН, международного права и одновременно подчеркивающие арабскую и исламскую принадлежность страны. Наряду с этим была поставлена задача формирования пояса добрососедства по периметру границ, поиска совпа-дающих интересов со странами ближайшего окружения и создания на этой основе системы партнерских отношений, устранения очагов напряженности и конфликтов в зоне Персидского залива.

В последующие годы ускоренное развитие и модернизация Эмиратов, происходивший процесс внутреннего укрепления федеративного государства, продуманная, взвешенная и одновременно динамичная внешняя политика способствовали расширению международных связей страны, упрочению по-ложения и повышению авторитета ОАЭ на Ближнем и Среднем Востоке и на международной арене.

Характерной чертой внешней политики ОАЭ является гибкая реакция на изменения обстановки в регионе и мире, При этом руководство страны демонстрирует хорошую геостратегическую интуицию. Зачастую правитель-ство Эмиратов не афиширует свою позицию по той или иной международной проблеме. Решения перед их принятием тщательно, всесторонне взвешива-ются. Поспешность и импульсивность отвергаются.

Внешнюю политику ОАЭ следует рассматривать в контексте сложного и неоднозначного геополитического окружения страны, расположенной в ре-гионе, насыщенном противоречиями, кризисами и периодическими войнами. В этих условиях руководство Эмиратов уделяет постоянное внимание вопро-сам обеспечения безопасности государства. Ввиду отсутствия полноценных собственных возможностей для надежного обеспечения внешней безопасно-сти и обороны ОАЭ сделало упор на развитие военно-политического парт-нерства, фактически союзнических отношений с ведущими странами Запада – США, Великобританией и Францией, с которыми подписаны соглашения о военном сотрудничестве. Одновременно большое внимание уделяется креп-лению военно-политического взаимодействия в рамках ССАГПЗ.

Значимость для Эмиратов отношений с Западом обусловлена и встро-енностью ОАЭ в глобальную экономику в качестве одного из ведущих по-ставщиков нефти и важного международного финансово-экономического центра. При этом Запад является одновременно основным потребителем эмиратской нефти и главным источником получения страной современных технологий и техники, в т. ч. военной. Причем в силу своей зависимости от поставок углеводородного сырья из зоны Персидского залива западные госу-дарства все более прочно втягиваются в обеспечение стабильности в регионе, а значит и стабильности ОАЭ. Так, в Абу-Даби считают, что пока регион За-лива остается в зоне интересов США, объектом долгосрочных политических, экономических и военных интересов Вашингтона, это будет гарантировать безопасность ОАЭ. Вместе с тем, опора на всестороннее сотрудничество с Западом вовсе не означает отказа Эмиратов от проведения независимого внешнеполитического курса.

Сложный характер имеют отношения ОАЭ с Ираном. Камнем преткно-вения здесь является спор о принадлежности трех островов — Абу-Муса, Большой и Малый Томб, расположенных восточной части Залива и оккупи-рованных Ираном в 1971 г. Этот спор имеет давнюю историю, причем каждая из сторон считает свое право на владение островами «не подлежащим сомнению». Попытки дипломатического разрешения проблемы успеха не имели. В целом спор об островах не имеет перспективы быстрого решения, и еще в течение длительного времени будет негативно сказываться на двусто-ронних отношениях. Серьезное опасение в ОАЭ вызывает наращивание во-енной мощи Ирана, что расценивается как серьезная угроза безопасности и стабильности в зоне Залива. Эмираты выступают против создания Ираном ядерного оружия, с «озабоченностью воспринимают проблему нетранспа-рентности иранской ядерной программы», выступают за выполнение Тегера-ном требований соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН и полного сотрудничества ИРИ с МАГАТЭ. Вместе с тем, ОАЭ, как и другие аравийские монархии, опасаются возможного военного конфликта между ИРИ и США из-за иранской ядерной программы, считая, что это может на-нести значительный экономический урон и дестабилизировать внутреннее положение в стране. Вместе с тем, наличие территориальной проблемы, сложности военно-политического характера не мешали развитию торгово-экономических отношений между ОАЭ и ИРИ. Однако после введения Сов-безом ООН в июне 2010 г. дополнительных санкций в отношении Ирана в Эмиратах были введены ограничения на финансовые и торговые связи с ИРИ.

Арабский вектор внешней политики ОАЭ – это, прежде всего, деятель-ность в рамках созданной в 1981 г. региональной организации аравийских монархий – Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (Бахрейн, Катар, Кувейт, ОАЭ, Оман, Саудовская Аравия). К настоящему времени ОАЭ урегулировали имевшиеся территориальные споры с Оманом и КСА. Абу-Даби поддерживает многие интеграционные проекты в рамках ССАГПЗ — экономические, политические, военные. В то же время Эмираты не желают саудовской гегемонии в Совет сотрудничества. Во многом именно поэтому ОАЭ не вошли в 2010 г. в Валютный союз ССАГПЗ и не поддержали создание единой аравийской валюты.

Эмираты стремятся поддерживать ровные, бесконфликтные отношения со всеми арабскими странами, активно участвует в работе различных меж-арабских организаций по линии ЛАГ. Абу-Даби выступает за скорейшую стабилизацию обстановки в Ираке, Йемене, Ливане и Судане. ОАЭ считают арабскую мирную инициативу 2002/2007 гг., основой урегулирования арабо-израильского конфликта, поддерживают формулу «мир в обмен на земли» и право палестинцев на создание собственного независимого государства со столицей в Иерусалиме. Эмираты признают право палестинцев на сопротив-ление израильской оккупации, но не имеют тесных связей радикальными па-лестинскими группировками. ОАЭ оказывают палестинцам материальную и финансовую помощь, используют в интересах палестинского дела свои воз-можности в ООН и в отношениях со странами Запада.

Важной частью внешней политики ОАЭ является ее исламская состав-ляющая. В то же время практическая деятельность Эмиратов в этом плане на региональном и международном уровнях свидетельствует о желании Абу-Даби не абсолютизировать исламский фактор, а использовать исламскую со-лидарность и взаимную поддержку для преодоления отсталости, бедности и других негативных проявлений в мусульманских странах. ОАЭ оказывают серьезное содействие программам развития арабо-мусульманского мира. Страна входит в число крупнейших мировых доноров на душу населения. Несомненно, что эта деятельность требует соответствующего дипломатиче-ского сопровождения.

В условиях быстрого экономического развития страна стала испытывать растущий дефицит рабочей силы, что обусловило прибытие в ОАЭ все большего числа трудовых иммигрантов, главным образом из Пакистана, Ин-дии, стран Юго-Восточной Азии. Начиная с середины 1980-х гг. это потребо-вало более высокого и активного уровня внешних связей с этими странами. В последние годы динамично развиваются отношения ОАЭ с Китаем.

С начала 1990-х гг. все большее развитие получают разносторонние связи Эмиратов с Россией, другими государствами бывшего СССР, странами Восточной Европы. В настоящее время между Россией и ОАЭ поддерживает-ся активный политический диалог, развиваются связи в торгово-экономической и военно-технической сферах. Важный импульс для даль-нейшего укрепления и развития двусторонних отношений имел визит в ОАЭ в 2007 г. тогдашнего президента России В. Путина.

Как крупный экспортер углеводородного сырья Эмираты активно дей-ствуют в плане энергетической и нефтяной дипломатии, призванной создавать благоприятную конъюнктуру и климат для отстаивания интересов страны на мировом рынке этого сырья и его продуктов.

После терактов в США в сентябре 2001 г. ОАЭ стали более тесно со-трудничать с мировым сообществом в противодействии терроризму. В част-ности, руководство страны принимает меры по борьбе с отмыванием денег, отслеживает подозрительные банковские операции.

Таким образом, благодаря гибкому и сбалансированному внешнеполи-тическому курсу, настрою на компромисс, стремлению избегать конфронта-ции Объединенные Арабские Эмираты сумели обеспечить свою внешнюю безопасность и занять прочные позиции в системе региональных и междуна-родных отношений.

43.94MB | MySQL:92 | 0,959sec