Новая битва за иракские ресурсы

Сегодняшний Ирак нуждается в развитии газовой отрасли как самостоятельной сферы топливно-энергетического комплекса. Учитывая слабое развитие газовой промышленности страны (суточная добыча «голубого топлива» составляет около 46,4 млн куб. м.), российский бизнес мог бы там развернуть свою деятельность. В этой связи можно ожидать, что в самое ближайшее время он серьезно будет пытаться выйти на иракский рынок, заняв там со временем ключевые позиции.

20 октября 2010 года в Багдаде открылся тендер на разработку 3 газовых месторождений: Аккас (западная провинция Анбар), Мансурия (восточная часть Ирака) и Сиба (юг страны). Однако не исключено, что мероприятие может быть отодвинуто на более поздний срок.

Следует напомнить, что официальными представителями иракского министерства нефти сообщалось, что торги пройдут сначала 1 сентября, затем 1 октября с.г. Перенос сроков был обусловлен тем, что некоторые компаний попросили дополнительное время для более детального изучения измененных условий тендерных документов, подготовленных иракской властью.

К сожалению, некоторые аналитики и СМИ были не достаточны осведомлены о всех нюансах подготовки проведения багдадских газовых торгов и тем самым дезинформировали общественность. Так, 1 сентября РБК-ТВ показало видео-сюжет, в котором утверждалось следующее. Цитируем: «Власти Ирака сегодня проведут международный тендер на разработку трех газовых месторождений. В ходе прошлых торгов нашелся желающий лишь на одно из восьми выставленных на аукцион месторождений. Похоже, что в сегодняшнем тендере в Багдаде из россиян будет лишь “Газпром нефть”».

Кроме того, в сюжете прозвучали комментарии руководителя Фонда национальной энергетической безопасности Константина Симонова и старшего эксперта Института энергетики и финансов Сергея Кондратьева, которые не опровергли данную некорректную информацию, а напротив, еще более запутали ситуацию. К примеру, по словам К. Симонова, «если ”Лукойл” предпочитает Западной или Восточной Сибири проекты в Ираке, то это означает, что правительство внутри не сумело создать нормальных условий для своих собственных компаний».

Далее постараемся исправить оплошность коллег и внести необходимую ясность в непростую «кухню» предстоящего газового аукциона.

Первоначально руководство Ирака одобрило участие в торгах более 40 международных компаний включая «Газпром» (а не «Газпром нефть» — дочернюю нефтяную(!) компанию), британские Royal Dutch Shell, BP, американские Exxon Mobil, Chevron, ConocoPhillips, Occidental Petroleum, французскую Total, итальянскую Eni, японскую Japan Petroleum Exploration Co Ltd. и другие фирмы.

В итоге общее число подавших заявки компаний-претендентов составило 13 участников, включая российско-британскую компанию ТНК-BP, итальянскую Edison, норвежскую Statoil, южнокорейскую KOGAS. Однако де-факто участие в аукционе примут далеко не все заявленные игроки.

Суммарные запасы выставленных на международный тендер газовых участков составляют около 317 млрд куб. м. Наиболее крупным является месторождение Аккас, в недрах которого залегают порядка 158,5 млрд куб. м. Далее следуют Мансурия с оцененными запасами в 127,4 млрд куб. м и Сиба, содержащее почти 31,1 млрд. куб. м газа.

Справедливости ради заметим, что в различных источниках сведения относительно запасов данных участков разнятся. Связано это с тем, что на сегодняшний день существует определенный информационный вакуум в отношении статистики по иракской экономике, которой, во-первых, не хватает, а, во-вторых, она часто не соответствует действительности. Достаточно сказать, что данные, предоставляемые ООН, поступают минимум с двухгодичным опозданием. Более того, они нередко опровергаются самим статистическим ведомством Ирака.

Как ожидается, добытый иностранными компаниями газ будет, прежде всего, использоваться для поставок на электростанции и на другие внутренние нужды, а уж потом частично экспортироваться. Багдад готов предложить компаниям 20-летние контракты, условия которых будут похожи на те, которые предоставлены победителям аукционов на разработку нефтяных участков в прошлом году.

Нынешние торги стали уже третьим раундом лицензирования иракских недр со времени свержения прежнего режима. В ходе предыдущих раундов, которые, надо сказать, привлекли куда большее количество международных участников, Ирак выставил на торги 10 нефтяных месторождений, которые в данный момент обслуживаются зарубежными энергетическими компаниями. Газовые участки Аккас и Мансурия были также включены в тендер в прошлом июне. Консорциум под руководством Eni претендовал на первое из них, однако так и не смог договориться с правительством Ирака. На месторождение Мансурия в тот момент не претендовал никто.

Первый раунд лицензирования иракских недр прошел в июне 2009 года. Тогда на конкурс были выставлены 8 участков, в том числе первая очередь месторождения Западная Курна, на которую претендовал «Лукойл Оверсиз» — оператор всех международных проектов «Лукойла», связанных с геологической разведкой, разработкой и добычей углеводородного сырья. Однако по итогам тендера лишь одно месторождение получило оператора: консорциум британской BP и китайской CNPC согласился разрабатывать месторождение Румейла.

Второй раунд лицензирования недр в Ираке состоялся в декабре 2009 года. На международный тендер были выставлены 10 нефтяных месторождений, включая вторую очередь месторождения Западная Курна, на которую вновь претендовал «Лукойл Оверсиз», в итоге добившийся победы: консорциум во главе с российской компанией, доля которой составляет 56,25% (18,75% – у норвежской Statoil ASA, 25% принадлежат Ираку), получил-таки долгожданный иракский контракт.

Вероятно, лукойловцам удалось оправдать ожидания иракской стороны и, как рекомендовали российские эксперты, наладить контакт с местным руководством.

Всего в конкурсной борьбе участвовало более 40 компаний из 23 стран, в том числе российские «Газпром нефть», «Лукойл Оверсиз», «Роснефть» («Татнефть» сначала намеревалась, но затем отказалась от участия в аукционе).

Говоря об осуществлении «Лукойлом» upstream-проектов (по разведке и добыче углеводородов) на территории Ирака, следует сказать, что данное событие весьма положительное, так как, реализуя зарубежные проекты, компания приобретает необычайно ценный международный опыт состязательности и работы в жесткой конкурентной борьбе.

Помимо этого, во многом активное участие компании в энергетическом проекте за пределами России обусловлено ее статусом. Как ошибочно полагает коллега К. Симонов, «Лукойл» — это вовсе не «своя собственная» для российского правительства компания, а, напротив, фирма, созданная с участием иностранных инвесторов (например, ConocoPhillips) и без участия государства.

Как и «Лукойл Оверсиз», по итогам вторых торгов нефтяная «дочка» российского газового монополиста «Газпром нефть» подписала с Багдадом соответствующий контракт на оказание сервисных услуг при разработке иракского месторождения Бадра в качестве оператора консорциума, состоящего, помимо «Газпром нефти» (30%), из государственных фирм: корейской Kogas (22,5%), малазийской Petronas (15%) и турецкой TPAO (7,5%).

Как представляется, на этот раз «камнем преткновения» на пути многих участников третьего раунда торгов станут крайне невыгодные для них условия аукциона. Иракская власть вряд ли отступится от своей «сервисной» политики, заключающейся в том, что иностранный капитал привлекается только как сервисный, при этом правительством устанавливаются для каждого месторождения минимальные уровни добычи.

Причем, если производство будет ограничиваться лишь этими минимальными объемами, то западный партнер не получит никаких выплат. Плата предусмотрена только за сырье, добытое сверх данной квоты, причем, правительство Ирака установило для каждого месторождения и размеры выплат за добываемое топливо.

Здесь, как и прежде, вполне может проявиться безмерная жадность Багдада, выразившаяся в заявленной им крайне низкой стоимости выкупа нефти в ходе предыдущих торгов.

Несмотря на громкие заявления иракской стороны о том, что к настоящему моменту ею проведена детальная работа над ошибками, в результате которой прежние «драконовские» условия были смягчены, этого вряд ли стоит ожидать в действительности. Реальность такова, что даже заключение модернизированных договоров (которые, по всей видимости, мало чем будут отличаться от прошлогодних) никоим образом не избавляет зарубежные компании от правовых рисков, которые им грозят в Ираке.

Ввиду тог, что до сих пор не принят на федеральном уровне закон об углеводородах, основным препятствием является не сформированная в Ираке четкая правовая база, которая обеспечила бы иностранным инвесторам «железобетонные» юридические гарантии, предоставила налоговые и иные льготы и тем самым способствовала увеличению доверия к Багдаду со стороны зарубежного нефтегазового бизнеса.

Вот почему уже обладающий опытом работы в Ираке российский бизнес осторожничает и добыча иракского природного газа пока не находит должной поддержки со стороны отечественных инвесторов.

Достаточно сказать, что первоначально компания «Лукойл Оверсиз», подобно кораблю, широко распустила инвестиционные паруса в надежде достичь берегов иракского газового поля, но затем бросила якорь.

Справедливости ради стоит отметить, что российская компания имеет серьезные преимущества. Несмотря на перманентно сложную внутриполитическую ситуацию в Ираке, где до сих пор не сформировано правительство после парламентских выборов в марте с.г., «Лукойлу» все же удалось в последнее время оказать нефтяному ведомству страны серьезную поддержку, передав иракским нефтяникам специализированную технику, а также приняв на стажировку в России сотни специалистов и обучая иракцев в российских высших учебных заведениях.

После проведения ряда мероприятий при активной дипломатической поддержке государства, пытающегося на самом высшем уровне договориться с представителями нынешней иракской власти, у российского бизнеса появилось конкурсное преимущество перед другими участниками.

Так, в конце лета состоялись переговоры Владимира Путина и бывшего премьер-министра Ирака, члена парламента Айяда Алауи (возглавляемый им блок набрал наибольшее мест в парламенте по итогам выборов в марте с.г.), который на просьбу Путина учитывать интересы российских компаний иракским руководством и будущим правительством пообещал, что отечественные фирмы будут играть ведущую роль в восстановлении промышленности и экономики Ирака. Предстоящий аукцион – лучшее место для того чтобы воплотить это заявление в жизнь.

Это не исчерпывающий перечень «кирпичиков», вселяющих надежду в руководство российских инвесторов склонить чашу тендерных весов в свою пользу. Каким же образом добиться того, чтобы они, наоборот, не легли в основу стены между некогда эффективными партнерами?

Прежде всего российским компаниям следует побеждать конкурентов в «информационной войне». Ведь не секрет, что, по понятным причинам, сегодня в Ираке западные бестселлеры гораздо популярнее восточных сказок, а вот российские былины помнят лишь единицы. Это действительно серьезная проблема. К сожалению, современная иракская власть и деловое сообщество не совсем хорошо представляют себе потенциал и возможности, которыми обладают российские компании, активно пытающиеся работать в Ираке. В этой связи стоит активно продолжать вести разноформатные переговоры с иракскими чиновниками, причем как на федеральном, так и на местном уровнях.

В этом отношении весьма интересен Регион Курдистан, однако его газовые месторождения на ближайшие торги не выставлены. Тем не менее, по нашим прогнозам, иракская власть все же пойдет на это в перспективе, так как Ирак, несмотря на «битье кулаком в грудь» действующего премьер-министра Нури аль-Малики, утверждающего, что страна может дальше вполне справиться с освоением собственных месторождений без участия иностранных компаний, остро нуждается в современных, качественных технологических наработках, которыми располагают высоко профессиональные российские газовики.

Однако это будет уже четвертое сражение за иракские недра, а пока что нужно, не забегая вперед, сосредоточиться и одержать над соперниками верх в третьем.

52.71MB | MySQL:104 | 0,503sec