Продолжение размышлений о выступлении начальника израильской военной разведки А.Ядлина

Поразмышляем по второй теме высказываний уходящего в отставку начальника израильской военной разведки АМАН А.Ядлина касательно перспектив будущего военного противостояния между палестинцами и израильтянами. Генерал предсказал, что они «будут масштабными, с вовлечением в конфликт новых территорий и народов». Фактически еще одна региональная война. Теперь по существу. Как военный руководитель, который дает прогнозы не только с точки зрения чисто военной, но и политической (а идеальнее всего – в жесткой увязке этих двух моментов), А.Ядлин должен прежде всего анализировать ситуацию с точки зрения растущих вызовов и угроз. В этой связи, не совсем понятно, что он имеет ввиду. Если брать чисто военный потенциал тех же палестинцев, прежде всего ХАМАСа, то говорить о каких-то растущих угрозах смешно. Любая армия, лишенная качественной поддержки с воздуха и не имеющая тяжелой военной техники в принципе, никакой военной опасности с точки зрения классической войны представлять не может. Военный потенциал ЦАХАЛа, а что самое главное – система подготовки и тактическая схема действий – на много порядков выше палестинского, что наглядно показала операция «Литой свинец» (достаточно посмотреть на соотношение потерь). Самопальные ракеты ХАМАСа, которые палят в «белый свет, как в копеечку», на которые видимо «напирает» генерал, никакой ценности с точки зрения военной не представляют. Тоже самое относится в равной степени и к потенциальным возможностям армий Сирии, АРЕ или Иордании. Вообще пытаться представить «Хизбаллу» или ХАМАС, военная структура которых представляют собой классическую схему «иррегулярных вооруженных сил», как «растущую угрозу» по меньшей мере лукавство. Как и то, что «Хизбалла» в случае атаки на палестинцев выполнит свой союзнический долг и откроет «второй фронт». Этого не произошло ни со стороны палестинцев во время операции на юге Ливана, ни со стороны ливанских шиитов во время «Литого свинца» в секторе Газа.

Предполагаем, что генерал увлекся геополитическими выкладками и пересказывает общественности свои «страшные сны» о накоплении Ираном воинской мощи в Ливане, для того, чтобы потом с коварными сирийцами напасть на Израиль. Успокоим обывателя – этого не будет никогда, и ни при каких обстоятельствах. Если А.Ядлин имеет в виду угрозу ядерного Ирана, то это совсем другая тема, и при чем здесь будущее противостояние палестинцев и израильтян? Альянс между Ираном и палестинцами (а здесь в первую очередь, все-таки необходимо говорить об ООП в целом) по определению невозможен. Собственно и вся «игра» того же ХАМАСа с Ираном обусловлена в первую голову тем фактом, что арабские «гранды» (КСА, АРЕ) отказали ему в своем расположении, а значит и в морально-экономической поддержке. ХАМАС – это классическое националистическое суннитское движение, которое использует исламистскую идеологию в силу того, что она на сегодняшний день является единственной идейной альтернативой одряхлевшему панарабизму, способной сплотить народ. И, что самое главное, востребовано тем самым народом — ибо для него в этой идеологии самым главным является все та же старая добрая идея «социальной справедливости».

Конечно, было бы интереснее услышать от А.Ядлина, ведомство которого должно было еще и прогнозировать региональный политический расклад, что произойдет, если власть в том же Египте плавно (или не очень) перейдет к «братьям-мусульманам», которые в условиях политической неразберихи явно набирают силу. Опять же, наверное, здесь будет неоправданно говорить о том, что на следующий день египетская армия двинется походом на Тель-Авив. Вообще, необходимо отдавать себе отчет в том, что время прямых военных конфликтов уже прошло, что не исключает возникновение политического альянса между умеренными исламистами в АРЕ и секторе Газа. Именно так, поскольку основные противоречия сейчас между египетскими фундаменталистами и ХАМАСом проходят именно по «вине» сирийского крыла движения, которое строго ориентировано на Дамаск. Возможный приход к власти в Египте «братьев-мусульман» в союзе с оппозиционными политическими партиями (если это случится, то только в такой модели) является первым шагом к расколу ХАМАСа как единого движения, ибо руководство в секторе Газа даже по чисто экономическим причинам будет тяготеть к Египту. Отсюда обострение и так непростых отношений между Дамаском и Каиром. При таком раскладе сирийцы начинают выступать в роли чуть ли единственной альтернативы набирающему силу в регионе фундаментализму. Вот какие соображения необходимо просчитывать, а не угрозу палестинского вторжения.

Другой вопрос – это Дамаск, который уверенно «вывернулся» из очень непростой для него ситуации, связанной с обвинениями в убийстве бывшего ливанского премьер-министра Р.Харири, и потихоньку «подобравшего» своего соседа «к рукам». Необходимо отметить искусство сирийской дипломатии, которая, как опытный шахматист, уступила в количестве (фактически сдала выборы в Ливане в пользу С.Харири и его блока), но сильно выиграла в качестве (не только вернула влияние на ливанском политическом пространстве, но и приумножила его за счет своих некогда «записных» недругов, например лидера друзов В.Джумблата). Указанное единение позиций Ливана и Сирии является оборотной медалью прогресса в саудовско-сирийских отношениях. Это обстоятельство, плюс влияние на ХАМАС, плюс растущий и набирающий силу альянс с Турцией делает Дамаск определяющим фактором в глобальном процессе БВУ в целом. Ибо в том же АМАНе наверняка понимают, что надо, прежде всего, договариваться с собакой, а не с хвостом, которым эта собака размахивает. А договариваться по БВУ все равно придется. Именно договариваться, ибо воевать за него никто из арабских стран или тех же палестинцев просто не будет.

Такое планирование в стратегическом масштабе – это одна из основных задач военной разведки, и здесь хотелось бы четкости и элементарных навыков. Вместо этого нас пугают страшилками.

Если попытаться рассмотреть успехи израильского разведсообщества за прошедшие лет пять, то они неутешительны. Не будем останавливаться на явных провалах (разоблачение сети в Ливане, попытка похищения эмиссара ХАМАСа в ОАЭ, дезинформация о СКАДах в распоряжении «Хизбаллы», ситуация с «Флотилией мира» и т.п.). Поговорим о последствиях. Сразу же оговоримся, что в этих последствиях большую ответственность несет политическое руководство, но аппараты разведки должны, несмотря на всю субординацию и политическую коньюктуру, все-таки настаивать на своих точках зрения, дабы это руководство «дров не наломало». А оно «наломало». Совершенно не просчитанное с точки зрения последствий вторжение в Ливан, что в итоге привело к политическому усилению «Хизбаллы»; та же операция «Литой свинец», которая непонятно для чего затевалась и вызвала большие неприятности по линии международного правозащитного сообщества; и, наконец, «Флотилия мира», которая целиком лежит на совести ведомства А.Ядлина. «Прошлепали» в АМАН и изменение отношений с Турцией, в результате чего пошел прахом военно-стратегический союз с Анкарой, который для Израиля был важен не только с точки зрения ВПК, но и геополитических интересов. С учетом тесных многолетних контактов между израильскими и турецкими военными, АМАН в обязательном порядке должен был получать соответствующие «сигналы» с той стороны и предпринимать упреждающие действия, хотя бы в форме аналитических записок руководству. Если они были, но не учитывались, руководство разведки либо уходит в отставку, либо оповещает об этом общественность (опять же после отставки). А мы этого не видим, значит абсолютно вправе сделать вывод о том, что таких сигналов разведка не получала, выводов не делала и о них своему руководству не докладывала, а действовала по принципу «чего изволите». Причем действовала зачастую весьма неудачно.

52.74MB | MySQL:103 | 0,508sec