Пакистан на пути к политическому кризису

Внешне размеренная жизнь Исламабада в последнее время резко контрастирует с теми эмоциями, которые разгораются в политических кругах страны. В октябре премьер-министр Юсуф Раза Гилани по центральному телевидению и радио обратился к нации с заявлением, что «нет никакой угрозы для существующих государственных структур, работающих в рамках своих конституционных полномочий… Правительство и парламент делают шаги в направлении смягчения последствий природных катастроф, избегают противостояния между ветвями власти и “патриотическими элементами страны”». Выступление главы исполнительной власти было поддержано провинциальными правительствами и направлено, по их утверждению, на опровержение слухов о возможном государственном перевороте.

В то же время, по заявлению главы кабинета министров, «отдельные деструктивные элементы» стараются создать искусственный политический кризис, стремятся посягнуть на конституционный порядок в стране, распространяя слухи о вероятных государственных мятежах, мешающих процессам «нормализации и героическим усилиям пакистанского правительства по облегчению ситуации в стране». Ю.Р. Гилани призвал местные СМИ вместе с правительством противостоять «мерзким слухам и структурам», которые принимают участие в «грязных политических интригах».

Но скандал не только не утих, но и разгорался Постепенно он перешел в стены Национальной ассамблеи, нижней палаты парламента, получив, таким образом, государственное звучание. Премьер-министр назвал два «мятежных вопроса»: проведение местных выборов и введение военного положения. При этом он категорично заявил, что исключает их, подчеркнув, что «подобные разговоры направлены на расчленение страны».

Вопрос о введении военного положения в Пакистане — тема отдельного серьезного разговора, и обсуждение следует отложить до самостоятельного исследования.

Что же касается политического кризиса, т.е. в данном случае неспособности правящего кабинета министров решать насущные социальные проблемы, то налицо резкое ухудшение экономического положения основной массы населения, снижение темпов роста экономики, рост безработицы, рост числа уличных преступлений, повышение уровня бедности, война против террора в районах, пограничных с Афганистаном и Индией, и недавний удар по стране — наводнение и беспрецедентные человеческие потери среди местного населения, а также масштабные разрушения сельскохозяйственных угодий, инфраструктурных объектов и т.д.

В прежние годы проведение местных выборов проходило практически незаметно для правящей администрации — отработанная десятилетиями процедура, выборы не в парламент, а в местные органы власти, и на сегодняшний день даже победа оппозиции легитимно не представляет угрозу для правящего альянса. Встает вопрос — почему столь резки заявления премьер-министра?

Коалиционное правительство страны включает представителей нескольких политических партий при доминирующем большинстве членов правящей Пакистанской народной партии, и действующий президент Исламской Республики Пакистан Асиф Али Зардари является сопредседателем ПНП. Партия у власти более двух лет, и все это время она находится под перекрестным огнем санкций и критики со стороны оппозиции, судебной власти, местных органов и т.д. В последнее время критика усилилась в силу ряда объективных и субъективных обстоятельств.

Политическая оппозиция правящей в Пакистане партии исключительно разнообразна: например, от такой правоисламистской партии, как Джамаат-и ислами, до ведущего в Синде Объединенного народного движения и недавно зарегистрированной (в Лондоне) Всепакистанской мусульманской лиги экс-президента Первеза Мушаррафа. Следует подчеркнуть, что многие из тех, кто в 2008 г. были сторонниками ПНП, сегодня перешли в стан ее оппозиционеров, в первую очередь Объединенного народного движения, в родной для ПНП провинции Синд.

Каждая политическая партия, опираясь на свой электорат и политический сегмент, ставит цели и вырабатывает методы их реализации на каждом историческом отрезке времени.

Традиционным политическим оппонентом Бхутто-Зардари, начиная с конца 80-х годов, выступает Пакистанская мусульманская лига Наваза Шарифа/ПМЛ-Н. В начале осени ее лидер Наваз Шариф в очередной раз заявил, что «демократия в Пакистане находится в опасности», и крайне важно, чтобы она укреплялась с помощью мероприятий, которые пользуются поддержкой населения. Он предложил подписать «Всепакистанскую политическую хартию», которая, по его мнению, включает все аспекты национальной жизни: внешнюю политику, решение проблемы Кашмира, экономические реформы, Конституцию, права человека, независимую судебную систему и другие вопросы, направленные на укрепление общегосударственного согласия. Иными словами, предпринята попытка объединения политических сил, оппозиционных нынешней власти под эгидой ПМЛ-Н. Позиция была выслушана, но идея очередной хартии из Пенджаба не нашла широкой поддержки у местного населения.

Кампания по проведению выборов в местные органы власти набирает силу, и большинство политических партий, оппонентов нынешней правящей элите, уже высказалось в поддержку их проведения. Именно эта инициатива, которая грозит перерасти в мощный политический проект по «смятению» ПНП, и вызвала такое негодование премьер-министра Ю.Р. Гилани. По его заявлению, выборы могут быть проведены только, если он, как премьер-министр, распустит Национальную ассамблею или армия введет военное положение. «Я не буду распускать Ассамблею, и войска не будут вводить военное положение. Мы полны решимости защищать Конституцию и парламент, готовы к нормализации отношений с оппозицией», — заявил премьер. Он подчеркнул, что «в Конституции отсутствует понятие промежуточных выборов, и оппоненты обязаны информировать правительство о механизме проведения этих выборов». Действительно, в основном законе страны отсутствует определение «местные выборы», или, как их называют сегодня, «промежуточные выборы», но в то же время сказано, что «местные выборы регулируются текущим законодательством», и с этой точки зрения их проведение легитимно.

Встает вопрос: почему ПНП так опасается грядущих событий? В отличие от предвыборной кампании осени 2007 г. – первых месяцев 2008 г., когда результат парламентских выборов заранее был продиктован масштабной общепакистанской кампанией в поддержку ПНП после убийства ее лидера, экс-премьера Беназир Бхутто 27 декабря 2007 г., разворачивающаяся сегодня предвыборная кампания носит традиционные для Пакистана черты — демонстрации, митинги, образование новых политических партий, отделение фракций и т.д., но главное, что несмотря на разнообразную политическую палитру, в целом она направлена на смещение ПНП с политического олимпа.

Октябрь 2010 г., как писала газета «Нью-Йорк таймс», «был омрачен новым взрывом политической нестабильности в Пакистане: правительство президента Асифа Али Зардари заблокировано противостоянием с Верховным судом, выдвинувшим обвинение в увольнении министров по обвинению в коррупции».

Не последнюю роль в оживлении оппозиции сыграло заявление экс-президента П. Мушаррафа о возвращении в «высокую политику», регистрации им своей политической партии «Всепакистанская мусульманская лига» и потенциальном возвращении в страну.

Оппозиция, не дожидаясь официального уведомления о проведении местных выборов, начала подготовку к ним, и, как показывает история Пакистана, налицо создание всевозможных политических альянсов с целью расширения социальной базы. Так, в начале ноября было официально объявлено о формировании Движения альянса мусульманских лиг, в состав которого вошли ПМЛ (действующая), ПМЛ (группа единомышленников), ПМЛ (группа Зии) и ПМЛ (Народная) под руководством Пира Пагара.

На сегодняшний день в стороне остается оппозиционная ПМЛ-Н; она предприняла попытки налаживания сотрудничества с третьей силой в парламенте — Пакистанской мусульманской лигой Каид-и Азама/ПМЛ-К Последняя, в частности, выдвигает требования скорейшего решения таких вопросов, как обуздание роста цен на товары первой необходимости, в частности, сахар, решение энергетического кризиса и т.д. Ранее, в октябре, состоялась встреча между Т. Азимом и СM Зафаром, руководителями ПМЛ-К, и главным министром провинции Пенджаб Шахбазом Шарифом и другими ключевыми руководителями ПМЛ-Н с целью обсуждения возможного альянса.

Фактически политические партии уже стартовали в предвыборной гонке, и премьер-министру Ю.Р. Гилани ничего не оставалось, как на заседании Национальной ассамблеи положительно ответить на запрос Х. Аббаси от альянса партий ПМЛ-Н-МНА и объявить, что «выборы в местные органы власти будут проведены в ближайшем будущем, и все политические партии должны начать подготовку к ним». При этом он подчеркнул, что экономика находится на пути к восстановлению, несмотря на войну с террором, но последствия разрушительного наводнения «смыли те достижения, которые были достигнуты после последних выборов». Он призвал все политические партии «сконцентрироваться на оказании помощи простому человеку, который в последнее время страдает из-за повышения цен».

ПНП, отбиваясь от резких нападок со стоны ПМЛ-Н и Объединенного народного движения в провинциях Синд и Пенджаб, срочно бросилась, во-первых, искать новых партнеров по коалиции, обратившись за поддержкой все к той же ПМЛ-К и сделало предложение ее руководству о вхождении в состав федерального правительства; во-вторых, президент Асиф Али Зардари дал указание министрам — членам ПНП в Синде начать подготовку к проведению выборов в местные органы и организацию встреч с народными массами. Выборы ориентировочно должны пройти в апреле 2011 г.

Правящая администрация Исламабада не справляется с вызовами современности и опасается расширения оппозиционных сил, и первой проверкой поддержки правящего блока в современных условиях будут выборы в местные органы власти, которые и отразят настроения широких масс.

52.4MB | MySQL:103 | 0,535sec