Особенности ирано-таджикистанского сотрудничества

В течение последних почти двух десятилетий Иран планомерно наращивает свое присутствие в центральноазиатском регионе. В его диалоге с единственной нетюркской страной региона – Таджикистаном — заметна культурная доминанта, базой которой является тот факт, что большинство населения Таджикистана говорит на близком фарси таджикском языке и ощущает себя частью ираноязычного мира. Идеологической основой особой доверительности в отношениях между двумя странами служит внедренное и устоявшееся в Таджикистане признание того факта, что нынешние Исламская Республика Иран и Республика Таджикистан являются наследниками некогда единой арийской цивилизации. Иранская помощь Таджикистану, долгое время пребывавшему в состоянии гражданской войны, базируется на признании Таджикистана в качестве своего главного политического партнера в центральноазиатском регионе. В Иране декларируют эту страну как неотъемлемую часть «Великого Ирана», включающего в себя все страны с доминирующим ираноязычным населением. В самом Таджикистане достаточно заметно иранское культурное влияние. В то же время довольно активно развивается таджико-иранское сотрудничество в торгово-экономической сфере, превратившейся в приоритетную область двустороннего взаимодействия. Оно опирается на солидную правовую базу, которая включает в себя как базовые документы типа Декларации о развитии взаимоотношений и сотрудничестве между двумя странами, различного рода меморандумы о взаимопонимании в различных сферах, так и договора об обязательствах в реализации в Таджикистане крупных народнохозяйственных объектов.

Ирано-таджикистанское сотрудничество отличается редкой для региона диверсифицированностью. В отличие от других стран Центральной Азии, в структуре двустороннего сотрудничества имеются такие компоненты как договоренность об открытии совместного университета, учреждение нового телевизионного канала, задачей которого будет пропаганда культуры народов фарсиязычных стран, предоставление квот таджикским студентам для обучения в ведущих вузах Ирана. ИРИ предложил Таджикистану совместное производство тракторов на базе созданного в 1970 гг. в Иране при советской помощи Табризского тракторного завода. В таджикской столице намечено наладить и производство популярных иранских автомобилей марки «Саманд». Как видно, культурная доминанта в данном случае является мощным стимулятором сотрудничества в торгово-экономической сфере.

Однако возможности сотрудничества используются не полным образом, поэтому объемы торгово-экономического сотрудничества остаются весьма низкими. Это демонстрируют статистические данные взаимного товарооборота в течение последнего десятилетия: 1999 г. – 23,9 миллионов долларов, 2000 г. – 20,1 миллиона долларов, 2001 г. – 39,9 миллионов долларов, 2002 г. – 44 миллиона долларов, 2003 г. – 75,1 миллиона долларов, 2004 г. – 55,9 миллионов долларов. Затем наблюдался резкий рост, и к 2007 г. этот показатель превысил 100 миллионов долларов. По данным Государственного комитета по статистике РТ товарооборот между Таджикистаном и Ираном в 2008 г. составил примерно 220 миллионов долларов, показав рост почти на 60% в сравнении с показателями 2007 г.35 . Что касается приоритетных сфер сотрудничества, то это, с точки зрения иранского президента — энергетика, транспорт, водоснабжение, дорожное строительство, промышленность, торговля и культура. Президент Таджикистана Э.Рахмон также дает высокую оценку уровню экономического, культурного и политического сотрудничества. Касаясь приоритетов сотрудничества, он называет наиболее перспективными сферы строительства гидротехнических сооружений, железных дорог, взаимодействие в научно-образовательной, культурной и социальной сфере.

Посол ИРИ в Душанбе Насер Сармади-Парса в начале 2005 г. выразил идею сотрудничества Ирана с Таджикистаном следующим образом: «Вся деятельность Ирана направлена на наращивание нашего экономического присутствия в стране в целом — в сельском хозяйстве, секторе малой промышленности, в энергетике, в том числе строительстве малых ГЭС, а также в разработке полезных ископаемых и др. В данный момент наши деловые группы уже участвуют в производстве пищевых продуктов в РТ, моющих средств, сантехники, участвуют в строительстве, создают новые заводы и объекты. В последние годы мы добились увеличения торгово-экономического обмена, наши компании приняли участие в строительстве объектов инфраструктуры в Таджикистане, в том числе, в строительстве ГЭС, автодорог, тоннеля под перевалом Анзоб». Такие реляции дополняются реальным содержанием. Самым важным объектом двустороннего сотрудничества является ГЭС Сангтудэ-2. Она расположена на р. Вахш в 120 км на юго-восток от столицы. Проектная мощность — 930 млн КВт/час в год. Официальная церемония начала строительства ГЭС состоялась в феврале 2006 года. В течение года были завершены проектные и подготовительные работы. Само сооружение ГЭС началось в 2007 году и считается приоритетным объектом. Ее пуск позволит существенно поднять уровень энергетической безопасности Таджикистана и гарантированно экспортировать энергетические мощности в соседние страны. В конце 2010 г. на объекте строительства трудились 1200 рабочих и технических специалистов, в том числе – 350 из Ирана. Финансирование распределено между двумя странами следующим образом — Иран выделил 180 миллионов долларов, Таджикистан — 40 миллионов долларов. По условиям межправительственного соглашения, доходы от эксплуатации ГЭС в течение первых 12,5 лет будут принадлежать Ирану, а затем станция перейдет в собственность Таджикистана. 1 октября 2010 г. во время встречи в Душанбе президента Таджикистана Эмомали Рахмона с министром энергетики Ирана Маджидом Намджу было заявлено о запуске первого агрегата Сангтудэ-2 уже в течение ближайшей зимы. Однако более реальным представляется ввод в эксплуатацию ГЭС Сангтудэ -2 к 20-й годовщине Дня независимости этой республики, то есть 9 сентября 2011 г. Создав ГЭС Сангтудэ -2, Таджикистан намеревается продолжить свое сотрудничество с Ираном в области энергетики и создании крупных и малых ГЭС. Кроме того, еще в феврале 2008 г., во время пребывания в Тегеране президента Таджикистана, Иран, учитывая энергетические проблемы Таджикистана и с целью использования его богатых гидроэнергетических ресурсов, предложил построить Шурабскую ГЭС проектной мощностью 1000 мегаватт на р. Вахш. Было также заявлено о готовности Ирана соорудить высоковольтную линию электропередачи «Таджикистан – Афганистан – Иран». В начале 2010 г. между двумя странами достигнута договоренность о разработке технико-экономического обоснования строительства новой ГЭС — Айнинской . Это будет совместный проект со специалистами иранской компании «Фараб». Она разработает ТЭО проекта, профинансирует и реализует его. Мощность новой ГЭС составит 150 мегаватт. Ее строительство явится продолжением создания ГЭС Сангтудэ-2, потому что освободившаяся техника будет задействована в реализации проекта новой ГЭС.

Большие перспективы имеет транспортное сотрудничество между Ираном и Таджикистаном. Его значение объясняется тем, что на сегодня одной из основных проблем, препятствующих развитию двухстороннего ирано-таджикистанского сотрудничества, является трудность транспортировки товаров и оборудования из Ирана в Афганистан. Самый значительный проект в этой области — создание транспортной магистрали, идущей от Нижнего Пянджа в Таджикистане через афганские города Ширхан, Кундуз, Мазари-Шериф и Герат и замыкающейся на иранские транспортные коммуникации. Ее пуск в эксплуатацию способен стабилизировать автомобильное сообщение между Ираном и Таджикистаном. . Сложность реализации этого проекта в том, что он проходит через Афганистан, и это создает массу сложностей в плане безопасности строительства и финансирования. В перспективных планах ирано-таджикистанского сотрудничества — строительство железнодорожной линии между Таджикистаном и Ираном. Об этом не раз говорилось в материалах встреч между президентами двух стран, однако реализация сдерживается отсутствием финансирования.

Таджикистан – единственная страна центральноазиатского региона и всего СНГ, имеющая военные связи с Ираном. Этот вид сотрудничества проходит на планомерной основе, включающей регулярный обмен делегациями, взаимное консультирование по проблемам безопасности. В Душанбе работает единственный в СНГ военный атташат при иранском посольстве. Сотрудничество в оборонной сфере началось в 1997 г. после визита в Тегеран министра обороны Таджикистана и последовавшего подписания первых документов взаимодействия. В них констатировалось, что двусторонние связи в этой области не представляет никакой угрозы какой-либо третьей стороне. Во время визита президента Таджикистана в Иран в декабре 1998 г. проблемы военного сотрудничества стали одной из важных тем переговоров двух президентов. Затем, 18 января 1999 г. прошла встреча прибывшей в Душанбе иранской военной делегации во главе с генералом Касемом Солеймани с министром обороны Таджикистана генералом Шерали Хайруллаевым. Шла речь о выполнении Меморандума о взаимопонимании в сфере безопасности и формировании совместной межправительственной комиссии по обороне. В 2005 г. в последние месяцы президентства С.М.Хатами состоялся новый визит в Тегеран министра обороны Таджикистана. Тогда же состоялись первые контакты таджикского военного ведомства с руководством Корпуса стражей исламской революции (КСИР) – самого исламизированного и фанатичного компонента иранских вооруженных сил, приобретающего в Иране все большее влияние не только в военной сфере, но и в политике, экономике, финансовой области. Таджикскому министру обороны было заявлено, что КСИР готов к сотрудничеству с Таджикистаном в области среднего, высшего и поствузовского военного, инженерно-технического и военно-медицинского образования, связи и электроники на базе двух военных университетов. С приходом к власти в том же году президента Махмуда Ахмадинежада военные контакты приобрели еще большую динамику, в них с иранской стороны можно видеть глубокую заинтересованность. Так, в 2007 г. Таджикистан с официальным визитом посетил министр обороны ИРИ Мустафа Мохаммад Наджар. Его принял президент Эмомали Рахмон. Побеседовав по вопросам сотрудничества между двумя странами в оборонной сфере, М.Наджар встретился также с министром иностранных дел Хамрохоном Зарифи и руководителями силовых ведомств. В мае 2010 г. состоялся визит в Таджикистан нового министра обороны ИРИ генерала Ахмада Вахиди. К этому визиту было приковано особое внимание в силу того, что на фоне заметного ухудшение отношений с Россией и Узбекистаном Душанбе, как никогда прежде, нуждается в опоре и поддержке сильного военного союзника. Итогом визита стало подписание меморандума о взаимопонимании в сфере военного и военно-технического сотрудничества, взаимодействии в подготовке кадров. Э.Рахмон на встрече с иранским министром выразил заинтересованность своей страны в продолжении и развитии контактов с ИРИ в этой сфере. А.Вахиди в беседе с прессой заявил, что Иран выступает за военное сотрудничество трех персоязычных стран – Афганистана, Таджикистана и Ирана – для обеспечения безопасности в регионе. По его словам, такое сотрудничество может быть эффективным в борьбе с наркотиками и международным терроризмом. По мнению ряда экспертов, Иран стремится создать в Таджикистане плацдарм для того, чтобы блокировать в значительной мере действия международных сил в Афганистане. Что касается практической части сотрудничества, то оно касается выделения иранской стороной кредита на материальные нужды таджикской армии: приобретение военного обмундирования, средств связи, боеприпасов для стрелкового оружия, создания в Таджикистане совместных предприятий по пошиву военной формы. Иран готов также оказать помощи в организации медицинского обслуживания таджикских военнослужащих, направить в Таджикистан военных советников для подготовки личного состава горно-стрелковых подразделений, организации подготовки порядка 400-500 таджикских военнослужащих по танковым и пехотным специальностям. При этом Тегеран согласен взять на себя расходы по их обучению. Иранские специалисты готовы помочь в реконструкции военного аэродрома в Айни близ Душанбе. В Таджикистане, однако, подходят достаточно осторожно к подобным инициативам Ирана. Причина этого достаточно прозрачна: официальный Душанбе не хотел бы быть обвиненным в чрезмерном сближении со страной, подвергающейся санкциям международного сообщества именно из-за исходящих от нее военных угроз.

Особенности ирано-таджикистанского диалога в сравнении с другими странами центральноазиатского региона заключаются и в том, что сотрудничество с Таджикистаном более диверсифицировано и по источникам реализации. Так, кроме государственных фирм и компаний, в нем с самого начала широко задействован частный сектор, активно участвующий в жилом строительстве, возведении торговых центров, небольших промышленных предприятий, особенно – в перерабатывающей промышленности, ряде сельскохозяйственных отраслей – птицеводстве, молочном производстве. В течение нескольких лет реализовывался проект иранского частного бизнеса по созданию швейных цехов в различных регионах Таджикистана. В страну ввезли большие партии швейных машин, уже установленные в 20 районах страны. Суть этого проекта в том, что власти Таджикистана предоставляют в распоряжение иранских предпринимателей помещения, которые оснащаются оборудованием, швейными и вышивальными машинами, и начинается подготовка местных женщин швейному делу. Таким образом в стране создаются новые рабочие места. В 2004 г. создано несколько десятков таких малых предприятий в Душанбе, Гиссаре, Пяндже, Кумсангире, Кабадияне, Шахритузе и других населенных пунктах. Иранские предприниматели провели там необходимые инвестиции.

Специфика ирано-таджикистанского сотрудничества и в том, что большая помощь оказывается Таджикистану и от иранского благотворительного комитета «Эмдад» ( «Содействие»), носящего имя лидера исламской революции аятоллы Рухоллы Хомейни. Выступая на пресс-конференции в Душанбе 13 декабря 2007 г., председатель его правления Хоссейн Анвари заявил о готовности «Эмдад» к постоянному оказанию помощи благотворительному фонду Таджикистана для реализации социальных программ. По словам Анвари, такая помощь оказывается с 1994 г., и для развития таджикского благотворительного фонда важно чтобы состоятельные граждане республики были более активно вовлечены в благотворительный процесс, как это делается в Иране. Следует отметить, что деятельность таджикского благотворительного фонда во многом перенимает сферы работы «Эмдад», в частности, в организации массовых свадеб для молодых пар из неимущих семей в различных регионах Таджикистана. Так, в конце 2007 г. была реализована совместная акция — свадебная церемонии для 100 пар молодоженов в г.Кулябе на юге Таджикистана. В июле 2010 г. церемония бракосочетания 40 пар состоялось в одном из наиболее депрессивных регионов Таджикистана — Горно-Бадахшанской автономной области. Молодоженам были вручены ценные подарки – холодильники. ковры , стиральные машины и др. За 2008 -2010 гг. в этом регионе со стороны «Эмдад» оказана помощь 250 малоимущим семьям. За время своей деятельности в Таджикистане, при содействии «Эмдад» организованы 10 учебных заведений по обучению народным ремеслам, а также оказывается материальная поддержка детским интернатам, инвалидам и престарелым. «Эмдад» не раз оказывал неотложную помощь, пострадавшим от стихийных бедствий жителям Таджикистана. Так, в январе 2010 г. Иран доставил гуманитарную помощь общей стоимостью около 120 тысяч долларов пострадавшим в результате землетрясения жителям Ванджского района Таджикистана.. Новой сферой взаимодействия между фондами благотворительности двух стран решено сделать сотрудничество в поддержке малого и среднего бизнеса, создании совместных предприятий по переработке сырья, производству и переработке сельхозпродукции.

В сотрудничестве с Ираном Таджикистан внедряются и новые формы взаимодействия. Так, крупнейшее и наиболее зкономически стабильное промышленное предприятие страны — Таджикская алюминиевая компания (Talco) — еще в мае 2007 г. заявила о намерении инвестировать свои средства в переоснащение иранских портов для транспортировки алюминиевого сырья и готовой продукции на экспорт. Таким образом, компания будет иметь свои производственные мощности, приближенные к рынкам своей продукции. Это сотрудничество реализуется в кооперации с иранским партнером – местной алюминиевой компанией «аль-Махди». Начата реализация соглашения о поставках этой компанией сырья на таджикское предприятие. Со своей стороны, Talco намеревается обеспечить другими видами сырья иранские компании «аль-Махди» и «Ирал».

В последние годы наметился процесс децентрализации двустороннего сотрудничества. Начали апробироваться прямые контакты с иранскими останами – провинциями. Так, совсем недавно рассмотрены вопросы культурного и научного сотрудничества между иранской провинцией Альборз и Республикой Таджикистан. На встречу в центр провинции — Карадж, где обсуждались вопросы регионального сотрудничества, был приглашен Посол Таджикистана в Иране Рамазан Мирзаев. В качестве первого этапа, для взаимного ознакомления сторон, предполагается уже в самое ближайшее время провести в Таджикистане выставку экономического, научного и технического потенциала этой иранской провинции. Свободный исламский университете провинции Альборз с 30 тысячами студентов занимает четвертое место в стране по объему научных исследований. Здесь имеется большой потенциал научного взаимодействия. Но не только этим предполагается ограничить сотрудничество. Сейчас готовятся к подписанию соглашения о сотрудничестве в экономике, торговле, технической сфере. Намечено использовать и такую область сотрудничества как обмены студентами и преподавателями. Начато взаимодействие и с прикаспийской провинцией Мазандеран. Еще в августе 2008 г. в Душанбе подписано соглашение между торгово-промышленными палатами Таджикистана и этой провинции. Накануне в Душанбе открылась выставка продукции, производимой в Мазендеране. В ней участвовали около 40 крупных производственных и сервисных компаний провинции.

Вероятно включение в сферу сотрудничества дополнительной отрасли — атомной энергетики. В Таджикистане для этого имеются все предпосылки. Главная из них – богатые месторождения урана, способные привлечь инвесторов ввиду несомненной прибыльности. По разным данным, в Таджикистане сосредоточено 14 до 40 % от общего количества мировых запасов этого стратегического сырья. Ныне его разработка заморожена по финансовым причинам. Учитывая серьезные проблемы Ирана ввиду дефицита урана при планах дальнейшего развития атомной энергетики, эта сфера может в ближайшее время занять приоритетное положение. В этой связи необходимо отметить, что в отличие от других стран Центральной Азии, публично не озвучивающих свое отношение к иранской атомной программе, позиция Таджикистана была однозначно заявлена во время январского 2010 г. визита Э.Рахмона в Тегеран: «В качестве стратегического партнера мы поддерживаем иранскую мирную атомную программу на всех ее этапах». Таким образом, сотрудничество между Ираном и Таджикистаном максимально диверсифицировано и в значительной мере опирается на культурно-идеологическую доминанту, имея патерналистский характер.

48.57MB | MySQL:107 | 0,750sec