Банковская система Ирана в центре внутриполитического противоборства

Следует признать неустойчивость развития иранской банковской системы на современном этапе, что объясняется переплетением целого ряда противоречивых процессов. С одной стороны, на протяжении последних лет удалось совершить поистине исторический рывок после исламской революции 1979 г. в деле модернизации и приватизации иранской банковской системы, ее адаптации к международным стандартам. С другой – банковский сектор больше других сфер экономики оказался под прямым ударом западных санкций, в результате чего роль Центробанка Ирана заметно политизировалась, а сам этот орган превратился в своего рода «яблоко раздора» во взаимоотношениях между различными политическими силами правящего класса.

Анализ двух вышеназванных факторов, каждый из которых по-своему, безусловно, продолжит оказывать долгоиграющее воздействие на развитие иранской банковской системы, указывает на следующие выводы. Очевидно, что процесс дальнейшей либерализации иранской банковской системы является необратимым, несмотря на предпринимаемые в срочном порядке защитные меры по возвращению активов из-за рубежа либо их перераспределения из стран Запада в более лояльные и надежные банковские фонды и системы. В этой связи показателен тот факт, что крайне осторожного в этом отношении президента С.М.Хатами, решившегося на поэтапную либерализацию банковской системы переплюнул нынешний глава исполнительной власти ИРИ М.Ахмадинежад. Если первый из них после долгих раздумий и прессинга со стороны оппонентов-консерваторов допустил создание в стране ограниченного перечня национальных банков с частным капиталом (на первом этапе их было создано шесть), то второй пошел гораздо дальше, особенно под конец первого срока его президентского правления. В этот период была существенно обновлена законодательная база, приняты новые подзаконные акты, в частности, регламентирующие деятельность зарубежных банков в Иране и регулирующие электронное банковское обслуживание. Так, в апреле 2009 г. Центробанк ИРИ выпустил директивные указания по созданию, деятельности и контролю над филиалами иностранных банков. Согласно положениям этого документа любой иностранный банк имеет право обратиться к иранским властям с запросом об открытии своего филиала в этой стране, и если он подходит под требования Центробанка ИРИ, то получает такое право. Одно из главных условий – капитал филиала должен составлять не менее 5 млн евро, а стаж деятельности самого банка не менее 5 лет. При этом условия деятельности филиала иностранного банка в Иране регулируются в соответствии с утвержденным в 2002 г. Соглашении о поощрении и защите иностранных инвестиций.

Другим важнейшим решением иранских властей стал подзаконный акт, принятый в марте 2008 г., который дает зеленый свет на создание в Иране первой электронной банковской системы. В практическом плане это решение узаконивает и упорядочивает систему электронных платежей, обязывает все иранские банки предоставить клиентам возможность осуществления банковских услуг в режиме он-лайн. Важным элементом нового закона является поэтапный план выпуска пластиковых электронных карт, которыми планируется обеспечить 20% населения к марту 2011 г.

Настоящий «прорыв» в либерализации национальной банковской системы произошел с принятием в феврале 2010 г. нового закона о банках в свободных экономических зонах (СЭЗ) Ирана. Сразу после принятия этого закона иранские власти получили заявки об открытии трех зарубежных банков в СЭЗ на острове Кешм – от таджикского банка «Таджик банк», банка Кувейта и «Арья Банк», основанного иранской диаспорой за рубежом. Потенциальный интерес к открытию своих банков в СЭЗ «Кешм» проявляют ОАЭ.

Еще одним существенным показателем либерализации иранской банковской системы в период президентства М.Ахмадинежада стало открытие новых филиалов иранских банков за рубежом, а также многократное увеличение иранских капиталов в иностранных банках. И, наконец, количество частных банков в стране увеличилось в несколько раз. В частности, с целью обхода экономических санкций Запада в Иране в 2008 г. были созданы первые т.н. «инвестиционные банки» — «Амин», «Новин» и «Пасаргад». Их задача – содействовать ускорению процессов приватизации в различных секторах экономики страны, выступая в роли посредников между приватизационной компанией и биржей.

***

Наработанный за последние годы позитив в развитии иранской банковской системы может с лихвой перекрыть нынешняя крайне нестабильная и отчасти взрывоопасная ситуация вокруг ядерной программы и угроза дальнейшего ужесточения санкций, в том числе в банковском секторе. С момента введения первых санкций против иранских банков в 2006 г. Запад продолжает «закручивать гайки» и ужесточать меры против иранского банковского капитала за рубежом. За последние месяцы тенденция складывается не очень хорошая: новые санкции Совета Безопасности ООН против Тегерана, а также принятие вслед за ними односторонних мер рядом стран, включая США, Канаду, Японию, Австралию, весьма болезненно ударили по иранской банковской системе. Речь идет об аресте иранских счетов и активов за рубежом, запретах на открытие филиалов иранских банков в западных странах и пр. Параллельно начался массированный отток капитала из страны.

***

 

Нестабильная ситуация в банковской системе создает крайне напряженную атмосферу и накаляет политическую обстановку, превращая Центральный банк Ирана в центр столкновения различных политических интересов. Отсюда постоянно возникающие кадровые передряги и перестановки в правлении Центробанка, частая смена его руководства – за период правления М.Ахмадинежада сменилось уже два председателя правления банка.

Своего пика политический кризис вокруг Центробанка ИРИ достиг осенью с.г., когда нынешний председатель правления М.Бахмани пригрозил отставкой по результатам ратификации в иранском парламенте (меджлисе) нового законопроекта об изменении состава правления Центробанка. В частности, «под соусом» придания Центробанку большей автономности и независимости оппонирующие президенту М.Ахмадинежаду парламентарии-консерваторы провели решение о его выводе из состава руководства банка. М.Бахмани как человек президентской команды с этим подходом категорически не согласен, полагая, что кадровые решения проблему не снимают – Центробанк и так был автономным органом, базирующимся на собственной экспертизе, но никак ни политических пристрастиях тех или иных органов и структур. При этом независимость Центробанка, по мнению его главы, измеряется не наличием либо отсутствием в составе правления президента М.Ахмадинежада, а реальными возможностями проводить независимую кредитно-валютную политику, в частности, определять курс иностранных валют. Последнее, подчеркнул М.Бахмани, Центробанк не в состоянии решать сам, и полностью зависит в этом вопросе от государства.

В новом составе правления в соответствии с ратифицированным парламентом законом предусмотрено участие следующих должностных лиц: министра по экономическим и финансовым вопросам, вице-президента по стратегическому планированию, генерального прокурора, председателя торговой палаты, а также семи экономистов со стажем работы не менее 15 лет. В реальности же реконфигурация руководства Центробанка и вывод из него президента является очередным витком внутриполитического противостояния между правительством и президентской администрацией. Нескрываемое стремление «старой гвардии» консерваторов поставить иранский Центробанк под свой полный контроль преследуют цель ослабления позиций президента и его администрации в управлении иранской экономикой. Особенно на фоне ужесточения санкций, когда желательно «ручное» управление в наиболее чувствительных сферах. Эпизод с Центробанком является лишь верхушкой накопленного за последние годы айсберга противоречий между этими политическими силами в отношении дальнейшей стратегии социально-экономического развития страны. Эта борьба уже де-факто превращается в главную интригу внутриполитической жизни в Иране, постепенно сводя на нет традиционное деление политических сил на реформаторов и консерваторов, которое после окончательного подавления либеральной оппозиции становится условностью.

52.35MB | MySQL:103 | 0,523sec