Пакистан и Лиссабонский саммит НАТО

Повестка дня и стратегические решения Лиссабонской встречи стран — членов НАТО не стали для Пакистана открытием. Задолго до ноября Исламабад обращался к Международным силам содействия безопасности (МССБ) и администрации США, лидеру в антитеррористической кампании в Афганистане, с двумя основными просьбами. Первая: отложить начало вывода войск из соседней страны до момента укрепления внутренних сил безопасности в Афганистане с тем, чтобы они обладали потенциалом защиты демократически избранного правительства. Вторая: предпринять меры для дальнейшего социально-экономического развития, в частности, региона проживания пуштунских племен по обе стороны афгано-пакистанской границы. Но США и НАТО остались верны своим планам.

Двухдневный саммит НАТО, который прошел 19–20 ноября в Лиссабоне, вошел в историю благодаря трем основным директивам: новой Стратегической концепции Альянса, рассчитанной на ближайшие десять лет; Соглашению о долгосрочном партнерстве в сфере безопасности, подписанному генсеком НАТО Расмуссеном и президентом Афганистана Х. Карзаем, и новой Системе противоракетной обороны, которая, собственно, и дала «старт во взаимоотношениях с Россией с целью создания подлинного стратегического партнерства».

Первую часть саммита с полным правом можно назвать лиссабоно-кабульской, так как 19 ноября с.г. было подписано Соглашение о долгосрочном партнерстве в сфере безопасности, а также обсуждался вопрос о передаче контроля над сферой безопасности в Афганистане местным силам. В целом, создается впечатление, что Стратегическая концепция ориентируется на текущие конфликты, в первую очередь афганский сюжет, только… без завершающей фразы.

Альянс, численность войск которого в Афганистане на сегодня составляет 130 тысяч военнослужащих, согласно «Дорожной карте» планирует вывести войска, входящие в состав Международных сил содействия безопасности, к концу 2014 г. Непосредственно процесс передачи контроля над безопасностью в Афганистане начнется уже с июля 2011 г. С этой целью к намеченной дате 300 тысяч афганских военнослужащих должны пройти соответствующую подготовку под руководством военных специалистов НАТО.

Иными словами, Лиссабонский саммит взял курс на сворачивание своей военной миссии в Афганистане, ни разу не произнеся слова «победа», что в целом подтверждает стратегическую несостоятельность Альянса в борьбе, в частности, с международным терроризмом военными средствами.

Жесткость позиции США и НАТО, с одной стороны, по строгому соблюдению намеченного графика вывода войск из Афганистана, а, с другой стороны, в том, чтобы «добить террористов в их же логове» заставила Исламабад пересмотреть свои взаимоотношения с МССБ, США, и в настоящее время он уже предпринимает определенные шаги в этом направлении.

Пакистан не согласен с тремя основными пунктами в подходе США и НАТО к афганскому вопросу:

— усиление роли Индии в урегулировании регионального конфликта, что настойчиво поддерживается президентом Афганистана Х. Карзаем;

— дальнейшее расширение военной кампании на территории Пакистана, в частности в агентстве Северный Вазиристан, на чем настойчиво настаивают США уже в течение практически года;

— и наконец, вопрос о продолжающихся авиаударах американских БПЛА по территориям пушунских племен на территории Пакистана.

Более того, последующие за саммитом события свидетельствуют об углублении противоречий между Исламабадом и США/ НАТО в вопросе «дальнейшего наступления на боевиков» на Территориях племен федерального административного управления.

Пакистан всегда отстаивал и отстаивает право на суверенитет и независимость страны и Азиатского региона. Вывод иностранных войск с территорий соседней страны приветствуется, но только в перспективе и только при выполнении ряда обязательств, данных самими США и НАТО.

Исламабад ставит под сомнение «готовность афганских сил безопасности принять контроль от МССБ», так как «до сих пор США и НАТО не удалось достичь желаемых целей установления мира и стабильности в стране». Усилий «только афганской национальной армии (АНА), подготовленной НАТО и США, не будет достаточно для обеспечения и гарантии прочного мира и стабильности в Афганистане».

Многие политические партии Пакистана (Пакистанская мусульманская лига (Каид-и Азама)/PML-Q, Джамаат-и ислами и другие) обратились к НАТО и США с просьбой пересмотреть решение о выводе войск из Афганистана. Они назвали его несвоевременным и неуместным решением, так как это отрицательно скажется на мирных усилиях Пакистана и вновь дестабилизирует обстановку в регионе. «Пока Афганская национальная армия и органы безопасности не будут усилены с тем, чтобы закрепить власть своего правительства, мечта о прочном мире в Афганистане вряд ли материализуется», — заявили они.

В то же время Исламабад подчеркивает, что ситуация в Афганистане будет иметь прямое влияние на внутриполитическую обстановку в Пакистане и ситуацию в регионе.

Вывод коалиционных сил лишь увеличит проблемы для Пакистана и Афганистана, так как «вооруженные террористические группировки, действующие в Афганистане, конечно, понимают, что выиграли войну против НАТО и США».

Позицию по отношению к плану вывода войск из Афганистана уже высказали и талибы, направившие по электронной почве сообщение в редакцию пакистанской газеты “Dawn”, в котором они заявили, что «план НАТО о начале вывода войск из страны со следующего года означает его поражение в Афганистане… Рейды их солдат, их новые стратегии, их новые генералы, их новые переговоры и их новые виды пропаганды безрезультатны».

Афганистан и Пакистан извлекли определенные уроки из событий 80-х годов, после вывода советских войск, имевших очень опасные последствия для всего региона.

Со своей стороны, Исламабад «предостерег от вывода войск без учета реалий на земле» в силу двух основных факторов. Во-первых, в силу экономической и социальной разрухи в стране, восстановление которой имеет «большое значение для установления прочного мира». Во-вторых, в силу «роста насилия в Афганистане после вывода войск, что повлечет за собой коллапс или хаос» и что в свою очередь является серьезной проблемой для Пакистана, который сам борется с растущей угрозой боевиков.

В Пакистане понимают, что основное внимание следует уделять социально-экономическому развитию и реконструкции Афганистана и зоны пуштунских племен Пакистана, так как терроризм в первую очередь «препятствует экономическому процветанию и созданию рабочих мест для молодежи и ее образованию, что положительно скажется на изменении ее образа мыслей».

«Пакистан имеет решающее значение для усилий международной коалиции во главе с США по стабилизации обстановки в разрушенном войной Афганистане, потому что в его пограничных районах расположены тренировочные лагеря и места укрытий для «Аль-Каиды» и талибов. Западные союзники оказывают давление на Пакистан с целью принятия жестких мер по уничтожению этих укрытий», — писала пакистанская газета “Dawn” 20.11.2010 г.

Практическим ответом Пакистана на решения саммита НАТО в Лиссабоне стали два стратегически важных решения. Первое: Исламабад (президент Асиф Али Зардари, премьер-министр Юсуф Раза Гилани и начальник штаба сухопутных войск генерал Ашфаг Первез Кияни) считает, что «открытие нового фронта (имеется в виду военная операция в агентстве Северный Вазиристан. – Н.З.) на этой стадии развития ситуации по обе стороны Линии Дюранда является контрпродуктивным…» Второе: Исламабад заявил о пересмотре соглашения с Вашингтоном об авиаударах в зоне пуштунских племен, которые, по его мнению «неэффективны в борьбе против боевиков, а, наоборот, приводят к многочисленным жертвам среди местного населения».

В день открытия Лиссабонского саммита американская газета “The Washington Post” опубликовала статью, в которой заявила, что «ЦРУ намерено расширить радиус действия беспилотных летательных аппаратов в глубь территории Пакистана…, в частности в районы, прилегающие к Кветте (столица провинции Белуджистан. – Н.З.), где, как полагают США, скрываются лидеры талибов…» А это уже принципиально иная стадия конфликта в регионе.

Фактически принятая Стратегическая концепция рассматривается Альянсом как индульгенция для расширения зоны военных действий против террористов в Западной Азии. Видные политики, генералы США и НАТО неоднократно называли районы пуштунских племен и северные районы провинции Белуджистан Пакистана «зоной терроризма, угрожающей национальным интересам США и НАТО».

Бесспорно, реакция Исламабада не заставила себя ждать. МИД заявил: «Что касается высказанного предложения США провести авиаатаку дронами за пределами зоны племен, позиция Пакистана очень ясна — мы никогда не позволим, чтобы это произошло».

Девятилетний военный проект борьбы против терроризма в Афганистане в реальности не только оказался неудачным, но и провоцирует дальнейший рост напряженности в регионе.

52.35MB | MySQL:103 | 0,564sec