К подписанию Договора о строительстве газопровода Туркменистан – Афганистан — Пакистан – Индия

11 декабря 2010 г. Асиф Али Зардари, президент Пакистана, президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов, президент Афганистана Хамид Карзай и министр нефти Индия Мурли Деора подписали долгожданное Межправительственное соглашение о строительстве газопровода Туркменистан – Афганистан — Пакистан – Индия/ТАПИ. Премьер-министр Индии Манмохан Сингх не смог присутствовать на саммите, как он был в отъезде, в Брюсселе, на саммите Индия-Евросоюз.

 

Рамочное соглашение о газопроводе было подписано министрами нефти соответствующих стран. От имени ИРП его подписал министр нефти и природных ресурсов Саед Навид Камар.

Церемония подписания и сам факт наличия Договора вызвал много феерических сравнений – Шелковый путь XXI века, новая эра процветания, мирный трубопровод региона и т.д.

Стоимость проекта оценивается в 7,6 млрд. долларов, протяженность 1640 километров, проектная эксплуатационная мощность – 33 млрд куб м в год. Забор газа будет производиться с туркменского месторождения Даулетабад, расположенный на юго-востоке Туркменистана, и далее 735 километров по всей территории Афганистана, затем 800 километров по внутренним районам Пакистана на распределительный узел в городе Мултан, провинция Панджаб, и потом в индийский город Фазилка. Панируется, что проект будет завершен к 2014 году. Построить нитку газопровода обещают через четыре-пять лет, а срок эксплуатации – традиционный – три десятилетия. Инвестором согласился выступить Азиатский банк.

Туркменистан занимает четвертое место в мире по разведанным запасам природного газа, которые оцениваются в 24,6 трлн куб м, и собирается утроить добычу газа до 230 млрд куб м в течение следующих 20 лет.

По мере реализации проекта ТАПИ и для обеспечения регулярных экспортных поставок власти страны планируют в дальнейшем включить в систему газопровода и месторождение Южный Иолотань — Осман, которое в настоящее время находится в стадии разработки. Природные подземные резервуары второго месторождения оцениваются примерно в 18 трлн куб м природного газа.

Первоначально проект был задуман в 1995 году и был предназначен для обеспечения туркменским газом восточных соседей – Афганистана и Пакистана.

Потребовалось 15 лет кропотливой работы всех сторон, которые переживали разные периоды — дипломатического молчаливого противостояния, изворотливости, обвинений и т.д., но общая насущная потребность в энергоресурсах для региона возобладала. Проект ТАПИ направлен не только укреплению региональной безопасности, но также будет играть жизненно важную роль в экономической и социальной жизни азиатского региона. Только изыскательские работы, строительство, ввод в эксплуатацию, поддержание в рабочем режиме системы газопровода дадут множество рабочих мест для прямых участников проекта и подрядных компаний в регионе.

Туркменистан традиционно продает природный газ на север, в Россию, но становится все более важным поставщиком для Китая, Ирана и стран Европы, а с настоящего времени и для Афганистана, Пакистана и Индии.

Пакистан был в числе первых государств, признавших Туркменистан после провозглашения независимости в декабре 1991 года. Страны имеют официальные дипломатические отношения с мая 1992 года. На встрече в Ашхабаде 11 декабря 2010 г. президент ИРП А.А.Зардари заявил, что «Пакистан стремится развивать свои двусторонние отношения с Туркменистаном в экономической и торговой областях». Совместная министерская комиссия выявила ряд областей сотрудничества, которые включают строительство автомобильных и железнодорожных дорог, установление прямого воздушного сообщения, сотрудничество в области сельского хозяйства, текстильной, строительной индустрии, науки и технике, развитие транспотных коридоров с Центральной Азией.

Для выхода Ашхабада к Аравийскому морю и экспорта ее товаров Исламабад заявил о рассмотрении вопроса о предоставлении доступа к морским терминалам порта Гвадар для последующего экспорта туркменских товаров на мировые рынки.

В феврале 2007 г. порт Гвадар, имевший в то время только девять причалов, был торжественно открыт. Спустя два года, в мае 2009 г. Гвадар был объявлен зоной свободной торговли, что, по мнению пакистанцев, должно было способствовать экономическому развитию региона и страны в целом, повышению занятости, развитию торговых связей как с ближайшими соседями — Ираном, Афганистаном, Китаем, так и со странами Ближнего Востока и республиками Центральной Азии и т.д. Экономический кризис оказал негативное влияние на строительство промышленной зоны порта, но Пакистан связывает его развитие с продвижением проекта транспортного коридора Север – Юг, фактически параллельного ТАПИ проекта.

Пакистан относится к энергодефицитным странам и, соответственно, Исламабад также заинтересован в импорте электроэнергии из Туркменистана.

Нью-Дели, в целом одобряя проект газопровода (Индия несколько раз заявляла о выходе из проекта – Н.З.), выразила озабоченность по поводу безопасности поставки газа по трубопроводу, основной маршрут которого планируется провести по «мятежным» афганским провинциям Гильменд и Кандагар, а затем трубопровод будет проходить через провинцию Белуджистан, Территории племен федерального административного управления, районах провинции Хайбер-Пахтунхва и далее в город Мултан, провинция Панджаб. Пакистан и Афганистан обязались предоставить государственные гарантии для безопасности трубопровода.

«Осталось много нерешенных пунктов Договора: цена на газ, безопасность трубопровода, уверенность в поставках газа, плата за транзит и создание консорциума.Находясь на «хвосте» проекта, положение Индии наиболее уязвимо, так как именно она будет нести максимальные риски, связанные с безопасностью поставок. Обеспокоенность ее вызвана не только прокладкой трубопровода, вводом его в эксплуатацию, но и непрерывностью и бесперебойностью потока туркменского природного газа в ближайшие десятилетия», — заяви министр нефти Индии Мурли Деора.

Опасения Нью-Дели оправданы, так как именно в настоящее время стоит вопрос о перевооружении всего энергетического сектора индийской экономики – переходить ли потребителям на природный газ или оставаться на альтернативном – угле.

Соединенные Штаты в целом выразили свою поддержку проекту, которую можно прочесть следующим образом. Вашингтон сумел «продавить» Пакистан, и заставить его обойти «обходным путем» Иран. 24 мая 2009 г. в Тегеране президенты трех пограничных государств: Афганистана, Ирана и Пакистана подписали договор о строительстве «мирного газопровода» — Межгосударственной газовой системы, согласно которому иранский газ должен экспортироваться в соседние Афганистан и Пакистан. Вслед за этим Белый дом летом 2009 г. ввел ряд жестких ограничений для стран, которые планируют покупать иранский газ. Но вопрос остается открытым, так как Пакистан планирует забирать часть иранского газа посредством замещения на туркменский.

Афганский участок газопровода является важным и одним из проблемных во всей структуре трубопровода для всех участников проекта, а для Кабула – втройне, так как при положительном результате он будет получать не только дешевое сырье, но и «сотни миллионов долларов каждый год от транзитных сборов», — заявил Вахидулла Шахрани, министр шахт и промышленности Афганистана.

Несмотря на заверения Афганистана и Пакистана о гарантиях безопасности в районах прокладки газопровода, именно ситуация с безопасностью остается крайне напряженной. Кабул, например, со своей стороны обещает «направить до 7 000 военнослужащих для охраны основной магистрали транснационального газопровода».

Афганская национальная полиция, которая, по мнению руководства Международных сил содействию безопасности в Афганистане, имеет одно из решающих значений для успеха в борьбе с терроризмом, в настоящее время … переживает кризис. Британская пресса пишет: «Полиция страны теряет одного из пяти военнослужащих каждый год, и за последние двенадцать месяцев 20 000 офицером Афганской национальной полиции покинули службу». Кризис афганской полиции угрожает отложить вывод британского и американского военных контингентов из Афганистана. Иными словами ограниченные контингенты США и Великобритания планируют остаться в Афганистане и еще долгие годы охранять свои национальные интересы.

Новая углеводородная страница в истории региона вероятно заставит талибов как в Афганистане, так и в Пакистане скорректировать свои планы, активизировать свою деятельность в направлении «контроля» за поставками газа. Не стоит сбрасывать со счетом и усиление сепаратистских тенденций в пакистанской провинции Белуджистан, администрация которой настаивает на «справедливом распределении с центром доходов от местных ресурсов» и т.д. В свою очередь подобная ситуация вызовет и усиление контроля со стороны Исламабада.

В целом активно заработали центральноазиатский и российский векторы внешней политики Исламабада и Кабула.

Параллельно газовому проекту в регионе планируется реализовать электроэнергетический проект CASA-1000/ Central Asia South Asia /Центральная Азия Южная Азия, т.е. создать системы передачи электроэнергии из Киргизии и Таджикистана в Афганистан и Пакистан.

По существу, газопровод «проложил путь» новой геополитике в регионе Центральной и Западной Азии благодаря своим природным ресурсам, притягивая внимание не только «глобальной борьбой против терроризма», но и мощными инфраструктурными и углеводородными проектами XXI века, что в свою очередь повлечет бизнес-споры и, соответственно, защиту национальных интересов всех вовлеченных сторон.

52.7MB | MySQL:104 | 0,934sec