Публикации wiki leaks и проблемы ирано-арабского добрососедства

В последние недели мировое информационное пространство в немалой части отдано разоблачениям интернет-сайта Wiki Leaks. Многие опубликованные документы посвящены и региону Ближнего Востока, в том числе – его политическим проблемам. Мы остановимся на публикациях, затрагивающих в той или иной мере отношения Ирана со своими арабскими соседями. Из этих документов, представляющих в большинстве своем дипломатическую переписку, выясняются факты, что лидеры многих арабских стран, обладающие достаточным весом в современном мире, предупреждают об опасности, которую несет миру Исламская Республика Иран. Разумеется, такие предупреждения касаются реализации иранской атомной программы, в которой многие арабские руководители видят присутствие военного компонента. Так, сообщает Wiki Leaks, саудовский король Абдалла на встрече с высокопоставленными американскими чиновниками не раз заявлял, что необходимо любым путем остановить продвижение Ирана к овладению ядерным оружием, даже если для этого придется прибегнуть к бомбардировке. Саудовский посол в Вашингтоне также указывает на Тегеран как источник непреходящей опасности. Из этих же документов следует, что эмир Катара готов предоставить военную базу на своей территории для нанесения превентивного удара по иранским военным объектам. Беспокойство по поводу интенсивной милитаризации Ирана сквозит и в высказываниях эмира Бахрейна. Из других документов видно, что глава египетской разведки обещает в случае, если иранцы не прекратят антиегипетские провокации, прибегнуть к серьезным действиям. Документы, опубликованные различными СМИ со ссылкой на WikiLeaks, ажиотажно увеличивают внимание к проблеме отношений между ИРИ и арабскими странами. Впрочем, зам. министра иностранных дел Ирана Али Фатхуллахи заявил в последние дни, что материалы WikiLeaks не в состоянии повлиять на отношения Ирана с соседними арабскими странами. Как заявил А.Фатхуллахи, «Иран не позволит, чтобы они подорвались из-за какого материала WikiLeaks, авторитет и компетентность которого сама находится под вопросом».

Информация, подобная той, что опубликована WikiLeaks, неоднократно озвучивалась как ранее, так и после скандальных публикаций, причем не только в прессе, но и в публичных высказываниях на самом различном уровне. Один из последних примеров – высказывание министра иностранных дел Бахрейна Халида бин Ахмеда аль-Халифа на совместной пресс-конференции с госсекретарем США Хиллари Клинтон. Глава МИДа Бахрейна сказал 3 декабря, что Ближний Восток никогда не сможет жить с Ираном, владеющим ядерным оружием. Вместе с тем, он отметил, что развитие в Иране ядерной энергетики для мирных целей не вызывает у мирового сообщества каких-либо опасений, при том что перевод подобных технологий в русло создания ядерного оружия недопустим и неприемлем.

Вспомним в этой связи, что лидер исламской революции в Иране аятолла Рухолла Хомейни начинал свою политическую карьеру под лозунгом единства исламского мира, и придя к власти в Иране представил эту идею в качестве своей программы. Однако если вчитаться в различные документы, опубликованные в последние недели интернет-сайтом WikiLeaks, становится ясным, что идеологические преемники покойного аятоллы напрочь забыли его идеи и главным направлением своей деятельности сделали раздувание вражды и отчужденности в исламском мире. За годы послереволюционного развития Ирана его отношения с соседними странами не только не упрочились, как того хотел Хомейни, но последовательно ухудшались, достигнув сегодняшнего уровня, когда у многих соседей Ирана, причем не только арабов, имя этой страны ассоциируется с недоверием, подозрительностью, неприязнью, а нередко и с ненавистью. Это началось не сегодня. Известный советский востоковед И.П.Петрушевский в своей классической работе «Ислам в Иране в VII-XV веках» отмечал, что для Ирана в средние века главным врагом была османская Турция, а на некоторые европейские страны там смотрели как на верных союзников.

За истекшие после исламской революции в Иране годы руководство страны не только не сумело укрепить свои связи со странами исламского мира, но весьма преуспело в разжигании конфронтации со своими единоверцами, внутри исламского мира. В последние годы противостояние между суннитами и шиитами дошло до кровавой фазы. Это можно видеть на примере Пакистана, Ирака, Бахрейна, Ливана, других стран, где отнюдь не редки случаи суннито-шиитской конфронтации, нередко подогреваемые Ираном. Ирано-арабское противостояние – вещь также отнюдь не новая, однако с приходом к власти в Иране исламистов заметно обострившаяся. В арабских странах это давно признают, а лидеры ряда стран региона не раз говорили об этом в полный голос. Так, нынешний иорданский монарх Абдалла Второй был едва ли не первым, кто сказал о том, что в мире ислама ощущается противостояние между суннитами и шиитами, при этом он обвинил шиитский Иран в том, что тот стремится подчинить мир ислама своему господству. О беспрецедентной жесткости в отношениях между Ираном и лидером суннитского мира Саудовской Аравией говорит такой факт: когда не так давно отправленный 13 декабря в отставку глава иранского МИДа Манучехр Моттаки прибыл в Эр-Рияд и запросил аудиенции у саудовского монарха, чтобы передать тому личное послание президента М.Ахмадинежада, содержащее приглашение посетить с официальным визитом Тегеран, король Абдалла наотрез отказался принять его.

В последние годы это вышло на уровень серьезной конфронтации, причем обе стороны готовы применить силу. Впрочем, вражде арабов и иранцев, суннитов и шиитов почти столько же, сколько существует ислам, и приход в Иран ХХ века политического ислама лишь добавил масла в огонь. В последние десятилетия здесь все явственнее ощущается политический подтекст, который вытекает из борьбы за региональное лидерство. Косвенным проявлением этого с недавнего времени выступает спор за название Залива, которое издавна укоренилось в определении Персидский, но в последние годы нередко обозначается в ненавистной иранцам форме «Арабский», не учитывающей, по их мнению, историко-цивилизационные реалии. Так предпочитают называть Залив не только арабские страны. В ноябре 2010 г. на официальном сайте американских Военно-морских сил появилась директива, предписывающая использование термина «Арабский залив» вместо прежнего названия. После того, как командование ВМФ США разослало соответствующие инструкции для своих подразделений об использовании нового термина, за которыми последовали выступления двух заместителей госсекретаря США на своих пресс-конференциях по поводу применения этого названия, ИРИ предприняла соответствующие дипломатические шаги. В иранский МИД был вызван посол Швейцарии, представляющий интересы США в Иране. Как сообщила иранская пресса, Генеральный директор правового и международного департамента иранского МИДа выразил на встрече резкий протест и недовольство Исламской Республики Иран этим «непродуманным» шагом правительства США. По его словам, исторические неоспоримые факты свидетельствуют о том, что именно название Персидский залив используется как определения водного пространства, находящегося между Исламской Республикой Иран и Аравийским полуостровом, что подтверждается «компетентными и авторитетными источниками разных стран мира на протяжении разных исторических эпох, включая и несколько последних столетий, карты, документы и книги». Отметим, что иранцы очень чувствительны к попыткам переименовать Персидский залив. Еще в 2008 г. они начали широкую кампанию по рассылке через Интернет петиций по всему миру, обвиняя своих арабских соседей в «международном заговоре» с целью намеренного искажения исторического названия залива. Кстати, уже несколько лет это новое название использует популярная в интернете поисковая система Google, против чего уже не раз протестовали как официальные власти ИРИ, так и иранские студенты, не раз устраивавшие демонстрации и акции протеста перед зданиями посольств в Тегеране тех стран Залива, которые согласились с переименованием.

Ряд арабских стран, включая ОАЭ, вместо Персидского залива уже используют термин Арабский залив. Это привело к массовым протестам в Иране, который обвиняет арабских шейхов в попытке дать Заливу новое название вопреки историческому. Иранцы совершенно справедливо полагают, что смена названия Залива всерьез дискриминирует их страну – авторитетную региональную державу, население которой не сегодня-завтра достигнет 80 миллионов человек, богатую всевозможными ресурсами, обладающую уникальным интеллектуальным потенциалом, уверенно завоевывающей все новые рубежи в хайтеке. При этом Иран не проявляет готовности пойти на шаги, способные вызвать потепление в отношениях с арабскими соседями. В первую очередь для государств Залива это касается территориального спора между ИРИ и ОАЭ. Арабское сообщество едино в требовании возвращения Объединенным Арабским Эмиратам трех островов — Абу Мусы, Большого и Малого Томба, аннексированных еще в шахское время, в 1971 г. На всех саммитах арабских стран, особенно — Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, обсуждение этого вопроса стоит приоритетным в повестке дня. В итоговой декларации последнего — 31 саммита Совета – было подчеркнуто, что данные острова принадлежат ОАЭ. Однако 8 декабря пресс-секретарь МИД Ирана Рамин Мехманпараст в очередной раз заявил, что необоснованные притязания со стороны ОАЭ на острова никак не повлияют на их принадлежность Ирану. Одновременно с этим, председатель комиссии по национальной безопасности и внешней политике иранского парламента Алаэддин Боруджерди назвал вопрос о принадлежности Ирану этих островов не подлежащим обсуждению. Такая позиция лишь консервирует противостояние, противодействуя минимизации ирано-арабских противоречий.

52.71MB | MySQL:104 | 0,490sec