К некоторым итогам конференции «Трансформирующаяся Турция», Cтамбул 4.11.10 г.

4 ноября с.г. в Стамбуле в камерной обстановке гостиницы – музея «C?ragan Saraiyi Kempinski» под эгидой журнала «Экономист»1 состоялась Конференция «Трансформирующаяся Турция. 18-й Деловой круглый стол с правительством Турции»2. Конференцию предварял четырнадцатистраничный специальный отчет по Турции, опубликованный этим авторитетным изданием 23 октября с.г. под красноречивым заголовком «Поворачиваясь спиной к Западу?»3. Этот вопрос, вынесенный на обложку издания, является на настоящий момент, пожалуй, одним из основных, которыми задаются западные аналитики в отношении Турции. Отчет, несмотря на свою относительную компактность, охватил широкий круг вопросов (экономическая ситуация в стране, внешнеполитический курс, тема вступления в ЕС, кипрский вопрос, курдский вопрос, судьба кемализма в стране и т.д.) и послужил лейтмотивом конференции. Кроме того, участникам мероприятия, в комплекте раздаточных материалов, была также передана подборка последних статей Экономиста, посвященных столь же широкому кругу вопросов, связанных с Турцией.

Интерес, проявленный Экономистом к Турции, и выбор момента неудивительны и не нуждаются в развернутых пояснениях. Бурный экономический рост страны, динамичная внутриполитическая ситуация и обретающая новые очертания гиперактивная внешняя политика привели к тому, что турецкая тема прочно вошла в рейтинг самых обсуждаемых вопросов международной повестки дня. Тем более, после состоявшегося недавно (12 сентября) референдума по вопросу внесения пакета поправок в действующую Конституцию страны, инициированного правящей Партией справедливости и развития. Стоит напомнить, что поправки, важность и далеко идущие последствия которых не подвергаются сомнению аналитиками, были поддержаны 58% голосов населения, принявшего участие в голосовании.

Какие же темы были вынесены Экономистом на обсуждение делегатов Конференции? Названия секций говорят сами за себя:

• Трансформации в Турции: что дальше?

• Турецкий инновационный потенциал, взгляд предпринимателя.

• Будущее Турции как бизнес-центра.

• Развивая креативный потенциал Турции.

• Турция и мир: что стратегическое переосмысление означает для бизнеса?

• Долгая и извилистая дорога: Турция и ЕС.

Открывал Конференцию вице премьер-министр и министр экономики Турецкой Республики Али Бабаджан; заключительное выступление сделал министр финансов Мехмет Шимшек. Докладчиками на секциях стали видные представители бизнес-сообщества, среди которых можно упомянуть:

• Руководителей крупных турецких и зарубежных компаний и холдингов, таких как Turkish Airlines, Sabanci, Dogan Holding, Mercedes-Benz Finansman Turk A.S., TAV Group, Dow Chemical и т.д.

• Менеджмент консалтинговых фирм, в т.ч.: Merrill Lynch Turkiye, Brightwell Holding, PGlobal Advisory Services и т.д.

• Глав двусторонних организаций: Турецко-американской бизнес-ассоциации и Турецко-германской торговой палаты.

Не обошли своим вниманием конференцию и дипломаты. Свои выступления сделали турецкий генеральный секретарь по делам ЕС (имеющий дипломатический ранг посла) Волкан Бозкир, глава делегации ЕС в Турции Марк Пиерини, поверенный в делах Посольства США в Турции Дуглас Силлиман.

Что же до «зрительного зала», то несмотря на камерность мероприятия (всего было зарегистрировано лишь около 100 участников) организаторам удалось собрать турецких и зарубежных гостей, представляющих широкий спектр отраслей экономики, и, разумеется, наблюдателей от дипломатических ведомств (в т.ч. России, Великобритании, Италии, Нидерландов, Польши, Пакистана).

Круг обсужденных вопросов, как это видно из перечисленных выше названий секций, был достаточно широк. Более того, как это водится, по целому ряду из них звучали противоречивые мнения, где-то ожидаемых ответов не прозвучало вовсе. Тем не менее, из всего достаточно значительного массива сделанных докладов и последовавших за ними дискуссий, попробуем всё же выделить и зафиксировать некоторые основные тезисы и посылки:

1. В качестве одного из залогов турецких успехов, наблюдаемых сегодня, отмечен восьмилетний период внутриполитической стабильности, начавшийся с приходом к власти Партии справедливости и развития (ПСР). До этого, на протяжении ряда лет, средний «срок жизни» правительств в Турции составлял около шестнадцати месяцев. Сегодня в Турции сильное правительство, «гармонирующее» с парламентом (меджлисом). Приход к власти ПСР ознаменовал начало периода трансформаций в стране4.

2. Турецкая экономика – здоровая и демонстрирующая высокие ежегодные темпы роста (около 10%). Её основа – доверие5, которое зиждется на правильно сформулированной и последовательно реализуемой экономической политике, подразумевающей здоровый госбюджет, свободное движение капитала, свободный курс турецкой лиры и проч. Турецкие страновые риски отмечены в качестве одних из самых низких не только в еврозоне, но и среди стран G-8. Сегодня Турция занимает шестнадцатую строчку в рейтинге мировых экономик6.

3. Стратегической задачей Турции является вхождение к столетнему юбилею Республики, т.е. к 2023 году, в десятку наиболее развитых стран мира7. Тем не менее, по мнению министра финансов более реалистичный срок реализации поставленной задачи – лишь 2050 год8. Аналитиками выражено мнение, что процесс, происходящий с Турцией – не столько трансформация, сколько нормализация. По некоторым оценкам в ближайшие годы рост будет составлять не 10% как наблюдается, а около 4-6%%9.

4. Согласно прогнозу TIM (Меджлис турецких экспортеров) экспорт к 2023 году должен составить около 500 млрд. долл., т.е. продемонстрировать приблизительно пятикратный (!) рост по сравнению с текущей величиной. Однако, поскольку Турция имеет устойчиво отрицательное сальдо внешней торговли, возникает вопрос, сколько при этом будет составлять величина импорта10. Турция выделила те сектора, по которым наблюдается отрицательное сальдо внешней торговли и будет прилагать особые усилия для того, чтобы исправлять ситуацию по ним11.

5. Турция открывает для себя новые страны и рынки. Лишь в текущем году планируется открыть восемнадцать новых дипломатических миссий в Африке. Турция проявляет большую активность в Северной Африке, на Кавказе, Средней Азии, на Балканах12. Турция осознала, что она окружена партнерами с четырех сторон. Турция культурно близка со странами региона и это одно из её конкурентных преимуществ (трансфер культуры в отличие от капитала, ресурсов и проч. невозможен). Не только Турция, но и весь мир идет на Восток. Первая десятка крупнейших аэропортов в обозримом будущем будет восточнее Стамбула13.

6. В настоящее время турецкая экономика основана на эффективности («efficiency-driven economy»), надо стремиться к тому, чтобы переводить её на инновационные рельсы («innovation-driven economy»)14. Турция не может быть Индией, Китаем или Бангладеш, поскольку пытается перестроить свою систему под требования и стандарты ЕС. Турция должна искать свою нишу15.

7. В качестве возможных ниш (см. выше п.6) названо формирование в Стамбуле делового и финансового центра по образу и подобию Лондона и Сингапура. Турция уже реализует целый ряд крупных инфраструктурных проектов. Среди них, к примеру, линия железнодорожного сообщения Лондон – Стамбул – Шанхай, строительство которой продолжается. Заявлено о необходимости более активного использования «инновационных» схем, таких как РРР16. По протяженности автодорог Турция – на одном уровне с Францией, по железнодорожному – в пять раз меньше17. Оживилось воздушное сообщение через Турцию – за пять лет число проданных авиабилетов удвоилось (стандартом считается удвоение за пятнадцать лет). Турецкие компании участвуют в строительстве и эксплуатации аэропортов за рубежом, в частности, в Иране, Грузии, Македонии, Тунисе, Катаре18.

8. Турция стремясь к тому, чтобы стать региональным энергетическим хабом, играет важную роль в обеспечении безопасности поставок энергоресурсов, в т.ч. по трубопроводам через свою территорию19.

9. Дальнейшее развитие Турции должно строиться на скрытом потенциале страны (доступных производственных мощностях и человеческом ресурсе). В числе самых больших вызовов – образование20. В качестве ответа на подспудно звучавший на конференции фундаментальный вопрос «Что дальше?» говорилось о необходимости разработки: великого турецкого экономического плана21, национальной предпринимательской стратегии22, инновационной бизнес-стратегии, индустриальной политики и т.д. Другим важным аспектом является потребность в новом «инновационном» предпринимателе, впитавшем в себя соответствующую культуру, для эффективного соединения идей с их практической реализацией23. В частности, в этом направлении работает турецкий Союз палат и бирж, через созданную им Ассоциацию молодых предпринимателей24.

10. В настоящее время значительная доля экспорта Турции — продукция с «невысокой» добавленной стоимостью. Нужно наращивать экспорт высокотехнологичной продукции, с этой целью активнее инвестировать в НИОКР, информационные технологии и брендинг. Турция должна стремиться к созданию глобальных брендов. В конце года около 1% бюджета было направлено дополнительно на развитие инфраструктуры и НИОКР. Ожидается, что бюджетный дефицит при этом в 2010 году составит около 4%25.

11. С точки зрения модели для построения экономики, основанной на знаниях, был обсужден опыт США в области разработки и внедрения инноваций. Отмечена необходимость широкого исследования и учета их опыта, поскольку, по заявлению докладчика, в настоящее время технопарки и технологические свободные зоны, созданные в Турции (в частности, в Гебзе26), воспринимаются большинством компаний скорее как средство (к примеру, для получения налоговых послаблений), а не как цель. В качестве примера «для подражания» упомянуто подписание соглашения между правительством Египта и IBM о создании нанотехнологического центра27 28. В числе перспективных направлений, к которым Турция могла бы присоединиться, названы исследования в области создания электромобиля, что может быть актуально с точки зрения развитости в Турции автомобильной промышленности, а также технологий в области энергетики29. Отмечена возможность развития в Турции аэрокосмической отрасли30.

12. Отмечены позитивные изменения в части поддержки бизнеса государством, в частности, через дипломатические представительства Турции в зарубежных странах31.

13. Подчеркнут недостаточный уровень участия женщин в экономической жизни страны (в Турции около 25%, в Европе – приблизительно 45%) и необходимость более полного использования их потенциала.

14. Бюджетный дефицит Турции в ближайшие годы ожидается на уровне около 5-5,5%%. Его основной причиной является импорт энергоносителей. Турция прикладывает значительные усилия с тем, чтобы диверсифицировать энергетику. В частности, активнее использовать гидроэнергетический потенциал страны, построить первую атомную электростанцию. С этой целью, в частности, было подписано межправительственное соглашение между Турцией и Россией32.

15. В отношении вступления Турции в ЕС дискуссия, вероятно, была одной из самых жарких на Конференции. Было отмечено, что процесс идет по принципу взаимной выгоды. От него выигрывают все, даже если в итоге вступление не состоится33. Прозвучали и более критические замечания, суть которых свелась к тому, что:

а) В ЕС столько проблем, что лучше не торопиться со вступлением34. ЕС провалили политику мультикультурализма35.

б) Переговорный процесс – настолько тернистый, что поддержка турецким населением вступления в ЕС стремительно падает. Если очередного саммита Турция – ЕС не состоится, то этого в Турции «даже никто не заметит»36.

в) Турция стремится войти в ЕС не из-за денег, а из-за стандартов. Деньги больше не в ЕС. Турция больше не является потенциальным бременем для ЕС. Если ЕС хочет быть суперсилой, то они нуждаются в том, что может предложить Турция, включая молодое трудоспособное население. Турция отдает себе отчет, что в современном мире отношения строятся на основе взаимных интересов и со своей стороны видит почву для таких интересов37.

г) Турция горда своими успехами. Пятьдесят лет назад Турция нуждалась в ЕС. Однако, сейчас ситуация в Турции сильно отличается от таковой в прошлом и это без прямой помощи со стороны ЕС. В Турции много работы и много возможностей38.

Европейский визави «парировал», что:

а) Турция может нарушить доминирование Франции и Германии в Европарламенте, будучи слишком «большой» для ЕС39.

б) Европа демонстрирует переход от левых настроений к правым40.

Тем не менее в итоге стороны сошлись на том, что несмотря ни на что переговорный процесс должен быть продолжен.

16. Хотя турецко-американским отношениям отдельной секции отведено не было, тем не менее, дискуссия на эту тему неизбежно возникла. В частности, представителем Посольства США была озвучена позиция президента США Б.Обамы о необходимости развития двусторонних отношений, поскольку «США никогда не имели экономических связей с Турцией, которые они хотели бы иметь». При этом сотрудничество может и должно осуществляться не только в США (потенциально крупный рынок для турецких товаров) и Турции (интересная площадка для американских инвестиций), но и в третьих странах41. Турецкая сторона отметила приход новых американских игроков на турецкий рынок. Более того, нашло понимание желание американской стороны сотрудничать в третьих странах. В качестве одного из плацдармов такого сотрудничества в регионе упоминалась, в частности, Центральная Азия, где «Турция – хороша». Положительную оценку получило подписание 20 октября с.г. американо-турецкого Соглашения о сотрудничестве в науке и технологиях42. Не удалось избежать и критических замечаний со стороны слушателей. В частности, была выражена обеспокоенность в отношении облегчения Соединенными Штатами таможенного режима для египетских товаров, в результате чего ряд турецких предпринимателей перенес свою деятельность в Египет. Проблемой двусторонних отношений остается весьма низкая популярность США среди турецкого населения.

17. Турецкая экономика сдала экзамен в ходе мирового финансового кризиса. В частности, сказались положительные результаты реформы банковского сектора, начатые в 2004 году. В результате, в кризисный период государство не направляло средств на поддержку банковской системы43. Более того, по сравнению с США и странами ЕС, где в период с 2007-2010 гг. росла безработица, ситуация в Турции отличалась кардинально – было создано около трех миллионов новых рабочих мест44.

18. Тема состоявшегося 12 сентября с.г. референдума не была в фокусе конференции. Тем не менее, были отмечены социальные и политические трансформации, отказ от табуированности дискуссий на самые разные темы, а также формирование в Турции гражданского государства45. Более того, подчеркнуто, что пакет поправок был нужен для шага вперед в направлении более фундаментальных реформ в Турции. Однако, не стоит ждать немедленных результатов, следующий год – год выборов. В Турции есть ещё много работы, которую предстоит сделать46.

 

В целом, подводя итоги Конференции, думается, что организаторам и участникам конференции удалось дать представление о некоторых основных «контурах» облика современной Турции: экономической ситуации, достижениях и проблемах, планах на будущее с учётом имеющегося в стране потенциала и т.д. При этом если не на все вопросы прозвучали ответы, то, во всяком случае, была открыта дискуссия на тему дальнейшей траектории развития страны, которая, как показало мероприятие, будет, демонстрируя новое, непривычное для «старой» Турции независимое от штампов глобальное мышление, продолжать расширять своё жизненное пространство и стремиться к переходу на инновационные «рельсы». Ответом на возможные критические замечания в том ключе, что успехи нынешней Турции в инновациях – достаточно скромные, конкурентные сектора пока чётко не «размечены», а, следовательно и потенциал перехода к экономике, основанной на знаниях – под вопросом, может явиться десятилетняя «история успеха» ещё «вчера» сельскохозяйственной страны, стремительно наращивающей свое присутствие на мировых рынках, нынешние темпы роста которой уступают лишь китайским. Хотя, разумеется, в ближайшие месяцы «революций» ждать не приходится, поскольку Турция вступает в предвыборную пору (всеобщие выборы в Меджлис состоятся в следующем году) со всеми вытекающими из этого обстоятельства последствиями. По-видимому, этим можно объяснить, что ключевыми словами на Конференции были «доверие» и «стабильность». С другой стороны руководство Турции посылает чёткий сигнал, что если статус-кво сохранится, то страну ждут более кардинальные изменения, по сравнению даже с теми, которые наблюдались в последние годы.

В заключение нельзя не сказать буквально несколько слов о российско-турецких отношениях. Сегодня российско-турецкие отношения демонстрируют завидную динамику развития. Нельзя не признать, что Турция как важный торгово-экономический партнер России (прежде всего, в области энергетики), а также как страна, в которой проживает много бывших российских граждан, стала зоной российских интересов. Принимая во внимание тот факт, что Россия и Турция по целому ряду направлений движутся параллельными курсами, должны укрепляться двусторонние связи и обмен опытом, в т.ч. в области развития инновационных технологий. Россия должна изучать и учитывать опыт турецких достижений, а также ключевые, фундаментальные, опоры дальнейшего роста Турции, который, как думается, будет продолжен.

1 «The Economist».

2 Turkey in transformation. 18th Business Roundtable with the Government of Turkey. November 4th, 2010. C?ragan Palace Kempinski, Istanbul.

3 The Economist. October 23rd-29th 2010.

4 Али Бабаджан (вице премьер-министр и министр экономики).

5 Слова «доверие» и «стабильность», пожалуй, были одними из наиболее часто звучащих на Конференции, можно сказать, ключевыми.

6 Али Бабаджан (вице премьер-министр и министр экономики).

7 Хакан Акбаш (Sabanc?).

8 Мехмет Шимшек (министр финансов).

9 Элиф Бильги (Merrill Lynch).

10 Мерих Аланбай (Dow Chemical Company).

11 Мехмет Шимшек (министр финансов).

12 Али Бабаджан (вице премьер-министр и министр экономики).

13 Сани Сенер (TAV Group).

14 Небиль Ильсевен (Dogan Holding).

15 Мехмет Шимшек (министр финансов).

16 PPP – Public Private Partnership. Государственно-частное партнерство.

17 Мурат Юлек (PGlobal).

18 Сани Сенер (TAV Group).

19 Али Бабаджан (вице премьер-министр и министр экономики).

20 Небиль Ильсевен (Dogan Holding).

21 Элиф Бильги (Merrill Lynch).

22 Альфан Манас (эксперт в области инноваций; http://www.alphanmanas.com/ ).

23 Альфан Манас (эксперт в области инноваций; http://www.alphanmanas.com/ ).

24 TOBB Genc Girisimciler Kurulu.

25 Мехмет Шимшек (министр финансов).

26 Gebze Yuksek Teknoloji Enstitusu (Институт высоких технологий в Гебзе) http://www.gyte.edu.tr/

27 Egypt – IBM Nanotechnology Research Center; http://www.egnc-ibm.gov.eg/

28 Альфан Манас (эксперт в области инноваций; http://www.alphanmanas.com/ ).

29 Альфан Манас (эксперт в области инноваций; http://www.alphanmanas.com/ ).

30 Темель Котиль (Турецкие Авиалинии).

31 Сани Сенер (TAV Group).

32 Мехмет Шимшек (министр финансов).

33 Али Бабаджан (вице премьер-министр и министр экономики).

34 Хакан Акбаш (Sabanc?), в оригинале: «EU got so many problems, that I would rather be in a waiting room, than in a living room».

35 Франц Коллер (Mercedes-Benz Finansman Turk A.S.).

36 Волкан Бозкир, генеральный секретарь по делам ЕС (Турция).

37 Волкан Бозкир, генеральный секретарь по делам ЕС (Турция).

38 Волкан Бозкир, генеральный секретарь по делам ЕС (Турция).

39 Марк Пиерини, глава делегации ЕС в Турции.

40 Марк Пиерини, глава делегации ЕС в Турции.

41 Дуглас Силлиман, посольство США.

42 http://www.state.gov/r/pa/prs/ps/2010/10/149757.htm

43 Али Бабаджан (вице премьер-министр и министр экономики).

44 Мехмет Шимшек (министр финансов).

45 Али Бабаджан (вице премьер-министр и министр экономики).

46 Мехмет Шимшек (министр финансов).

52.41MB | MySQL:103 | 0,509sec