Политический кризис в Тунисе и Египте: возможен ли «эффект домино»?

Ситуация в Египте и ее развитие, по оценке ряда экспертов, должна оказать самое негативное воздействие на весь регион. Прежде всего, имеются ввиду приход к власти радикальных исламистов, соответствующее блокирование прогресса по линии БВУ и распространение «заразы» на весь мусульманский мир в целом. Если не принимать во внимание восторженные реплики уважаемого Г.Мирского «о восстании народа против тирании и его жажды демократических преобразований», то общие оценки крайне пессимистичны.

Попробуем возразить. Повторим, что речь идет о трансформации режимов с целью придания им большей открытости и толерантности по вопросам распределения общего экономического «пирога», а не об исламских революциях а-ля иранской. Цели восстаний, помимо психологического выпуска накопившейся усталости и раздражения, предельно персонофицированны. Это лично руководители государств и их родственники, которые потеряли «чувство меры» и забыли, что такое «давать жить другим». Как следствие, наблюдается стабилизация ситуации в Тунисе, и не потому, что народ устал бегать по улицам и грабить ларьки (от этого так быстро не устают), а потому, что различные группы в экономике вступили в конструктивный диалог, а армия «взяла под козырек» в соответствии с новыми реалиями. Речь там идет, кто конкретно и какой министерский пост займет. Именно такая схема обеспечивает на Востоке (и не только) оптимальное продвижение интересов своей группы и рода. То же самое нас ожидает и в Египте. Единственное различие – весьма вероятна возможность большей крови и продолжительности хаоса. Но эту кровь новым руководителям Египта на Западе простят, пусть не официально, но обязательно. Речь идет о стабильности ключевого игрока на Ближнем Востоке и в Африке, и здесь разговоры о нужности демократии уступают место естественному политическому расчету. И из Туниса, и из Египта сейчас активно «бегут» капиталы; иностранные производители «замораживают» производство; кардинально страдает туризм, который дает очень весомую часть национального дохода. Эта ситуация неприемлема ни для «старой элиты», ни для «молодой», и это является основным условием консенсуса и выхода из хаоса.

Сейчас египетские силовики допускают разбой и смуту совсем не потому, что они не могут жестко навести порядок. Они это не делают по ряду причин. Одна из них – это отношение египтян к своей армии, которое сродни израильскому отношению. В этой стране она действительно претендует на то, чтобы называться «частью народа». «Пачкать себя кровью» в этой ситуации мало кто из командиров желает. Поэтому жесткие меры начнут в первую голову применять к уголовникам и мародерам. И такие меры будут поддержаны основными слоями общества, которое уже само начинает уставать от вакханалии. Вторая причина – пытаясь удержать ситуацию в рамках «контролируемого хаоса» военные тем самым аккуратно подталкивают самого Х.Мубарака к отставке, либо к отказу баллотироваться в сентябре с.г. в очередной раз на пост президента. Такое официальное заявление на самом деле будет означать принятие египетским лидером новых правил игры, согласно которой последует усиление военных и новой элиты в экономике и политике. Вряд ли О.Сулейман настроен делиться властью с Гамалем Мубараком. Пройдут выборы в парламент и смена целой плеяды политических деятелей, расцвет карьеры которых пришелся на времена «Свободных офицеров» (есть еще и такие) или правление А.Садата. В исполнительную и законодательную власть придут новые лица. Усиление оппозиции и ее полнокровное структурирование в политическую модель – это еще одно последствие нынешнего кризиса. И в этой модели, безусловно, будут «Братья-мусульмане» в их нынешнем, «приемлемом» виде. И бояться этого не следует по одной причине. Исламистские радикалы уже давно откололись от «Братьев-мусульман», не согласившись с их парламентскими методами борьбы, и ушли воевать в горы Афганистана. Те же, кто остался в Египте на легальном положении находятся под очень плотным контролем национальных спецслужб, руководитель которых недавно стал вице-президентом.

Изменит ли новая политическая конфигурация внешнюю политику страны? Нет, или в очень малой степени. Во-первых, первые роли в ней будут играть фигуры, которые эту политику в последние лет десять и определяли. Во-вторых, живучесть режима будет зависеть, как и прежде, от США, а значит, и общий курс останется прежним. Во всех остальных случаях пришедшие к власти фигуры просто не смогут удержать страну от экономического коллапса.

Как повлиял нынешний кризис на дела ХАМАСа? Да фактически никак по ряду причин. У руководства ХАМАСа, которое открыто стало ориентироваться на Сирию, в последнее время не совсем ладились отношения с египетскими «Братьями-мусульманами». Каир через последних довольно открыто пытался влиять на позицию движения по вопросу переговоров с М.Аббасом, что сильно не нравилось в Дамаске. Это кстати еще раз иллюстрирует степень смычки силовиков и умеренных исламистов в Египте. Кризис принес оживление в торговле через систему тоннелей. Властям сейчас не до этого, чем тут же цинично воспользовались бедуинские племена. Кроме этого момента, говорить о каком-то влиянии не приходится, хотя бы потому, что в руководстве движения практически уверены в приходе к власти того же О.Сулеймана, позиция которого по БВУ широко известна. Гораздо больнее бы ударил по позициям ХАМАСа аналогичный кризис в Сирии, что выглядит на сегодняшний день маловероятным. Хафез Асад и его сын Башар в отличие от своих египетских коллег прекрасно отдавали себе отчет в том, к каким последствиям может привести нарушение системы распределения экономических преференций. Именно по этой причине алавитское меньшинство так долго и правит среди суннитского большинства. Дамаск фактически не мешает людям заниматься бизнесом и четко контролирует пропорции в этой сфере среди различных слоев населения. Особенно поощряется организация бизнеса за рубежом, что сразу же сказывается на лидирующей роли сирийцев среди представителей других арабских стран. Та же Москва и Россия тому дополнительный пример. Во властных и бизнес-структурах (и на очень высоком уровне) есть представители всех этнических и конфессиональных групп, начиная от черкесов и заканчивая друзами. Это совершенно не означает, что нет проблем и недовольства, например среди сирийских курдов, но оно не достигло критической массы. К тому же обратим внимание на то, как сирийский президент Б.Асад после смерти отца аккуратно отодвинул от властных рычагов в государстве его ближайших советников и омолодил госаппарат. Это, несомненно, сказалось и на бизнесе. Так что пока ожидать «революций» по всему Ближнему Востоку не стоит.

22.21MB | MySQL:63 | 0,387sec